Учиться в России!
Регистрация »» // Логин:  пароль:

Федеральный правовой портал (v.3.2)
ПОИСК
+ подробный поиск
Подняться выше » Главная/Все статьи/

Источник: Электронный каталог отраслевого отдела по направлению «Юриспруденция»
(библиотеки юридического факультета) Научной библиотеки им. М. Горького СПбГУ


Яновский, М. В.
Юридическая сила резолюций Генеральной
Ассамблеи и Устав ООН /М. В. Яновский.
//Советское государство и право. -1965. - № 9
. - С. 120 - 124
  • Статья находится в издании «Советское государство и право :»

  • Материал(ы):
    • Юридическая сила резолюций Генеральной Ассамблеи и Устав ООН.
      Яновский, М. В.

      ЮРИДИЧЕСКАЯ СИЛА РЕЗОЛЮЦИИ ГЕНЕРАЛЬНОЙ АССАМБЛЕИ И УСТАВ ООН

      М. В. ЯНОВСКИЙ

      В современных международных отношениях все более значительную роль играют международные (межгосударственные) организации. Растет их число, умножается ко­личество их участников-государств, все разнообразнее они становятся по объектам деятельности, по объему полномочий, по кругу участников. Все это, а также их мно­гочисленные акты и тенденции к расширению компетенции, обусловленные разными причинами, вызывает появление различных теоретических и политических концепций о роли института международной организации, о юридическом, политическом и мораль­ном значении их актов. Эти акты, хотя и не равнозначные по своему юридическому, политическому и моральному весу, оказывают все большее влияние на развитие со­временного международного права, что особенно относится к резолюциям Генераль­ной Ассамблеи ООН.

      Советская теория международного права исходит из того, что юридическая сила резолюций Генеральной Ассамблеи определяется прежде всего Уставом ООН. Это — резолюции, которые регулируют вопросы внутриорганизационного (в отношении ООН) характера, и резолюции, касающиеся отношений государств с ООН или государств между собой. Обязательность первых прямо обусловлена Уставом; вторые являются в соответствии с Уставом, как правило, необязательными. Это деление основное, но не исчерпывающее всех оттенков различий между разного рода резолюциями. Резо­люции Генеральной Ассамблеи зачастую играют большую или меньшую роль в про­цессе нормообразования. Отдельные, очень немногие резолюции, которые направлены на истолкование принципов и норм Устава ООН и против которых не было подано в Ассамблее ни одного голоса, приобретают обязательную силу [1]. Такая точка зрения разделяется рядом авторов других социалистических государств [2].

      Иначе рассматривает проблему юридической силы резолюций Генеральной Ассам­блеи буржуазная доктрина. Ряд буржуазных авторов, в частности Л. Гудрич и Е. Хамбро, стремясь доказать необязательную силу рекомендаций органов ООН (в том числе и Совета Безопасности), исходят в своих рассуждениях только из филологического

      121

      значения слова «рекомендация» [3]. Но известно, например, что термин «рекомендация», использованный в ст. 4 Устава ООН в связи с полномочиями Совета Безопасности по вопросам приема новых членов в организацию, имеет в виду резолюцию, без ко­торой невозможен прием Генеральной Ассамблеей новых членов в ООН. Такая поло­жительная рекомендация является обязательным предварительным условием [4].

      Другие буржуазные юристы [5], говоря о том, что степень юридического значения различных резолюций не одинакова (это верно) и что государства — члены ООН при голосовании могут по своему желанию придать той или иной резолюции обязательный характер [6], завершают свои рассуждения попытками обосновать законность резолюций, подобных резолюции 377 (V) («Единство в пользу мира»). Как известно, она была на­правлена на незаконную передачу прав Совета Безопасности Генеральной Ассамблее, чтобы оправдать вооруженное вмешательство американских и других империалистов в дела Кореи под флагом ООН.

      Что же касается придания резолюции обязательного характера, то, как справед­ливо отмечает Г. И. Тункин, признание государствами рекомендации Генеральной Ас­самблеи обязательной — особая акция, не связанная с голосованием по рекомендации [7].

      Ряд буржуазных юристов полагают, что наднациональная международная орга­низация, о которой они мечтают, есть идеал настоящего правопорядка и что сувере­нитет является помехой для «законодательствования» такой организации [8]. Француз­ский юрист Ш. Каду объясняет даже юридическую силу тех или иных резолюций Ге­неральной Ассамблеи, обязательность которых вытекает из положений Устава ООН, каким-то «приматом» Устава и актов ООН над внутренним правом государств — чле­нов ООН [9], а не договорной природой самого Устава.

      Подобные теоретические концепции отражают идеи обоснования «мирового пра­ва» и «мирового государства». Они ничего общего не имеют с современным междуна­родным правом, с положениями Устава ООН.

      Чтобы определить, в каких пределах и по каким вопросам Генеральная Ассамблея может принимать резолюции и каково их юридическое значение, необходимо прежде всего обратиться к тщательному анализу Устава ООН.

      Уже в п. 2 ст. 4 Устава ООН говорится о том, что прием государств в члены ООН производится постановлением Генеральной Ассамблеи по рекомендации Совета Безо­пасности. Таким образом, рекомендация Совета Безопасности, во-первых, предшеству­ет постановлению Генеральной Ассамблеи, во-вторых, является необходимым условием для рассмотрения Ассамблеей вопроса о приеме того или иного государства в члены ООН. Вместе с тем рекомендация Совета Безопасности не предопределяет постанов­ления Генеральной Ассамблеи о принятии того или иного государства в члены ООН.

      Что касается исключения государства из ООН, если оно систематически нарушает принципы, содержащиеся в Уставе ООН (ст. 6), то здесь порядок тот же, что и при принятии в ООН.

      В соответствии со ст. 5 Устава, если против какого-либо члена ООН были пред­приняты Советом Безопасности действия превентивного или принудительного характе­ра, Генеральная Ассамблея имеет право по рекомендации Совета Безопасности при­останавливать осуществление прав и привилегий, принадлежащих ему как члену ООН.

      Таким образом, по Уставу ООН порядок принятия в организацию, исключения из нее и приостановления прав и привилегий члена ООН — одинаков. Этого рода решения Генеральной Ассамблеи носят обязательный характер для членов ООН. Обязатель­ный характер таких решений вытекает из положений Устава ООН как многосторонне­го договора. В п. 2 ст. 4 решение Генеральной Ассамблеи о принятии государства в члены ООН именуется «постановлением». Хотя акты Генеральной Ассамблеи о при­остановлении осуществления прав и привилегий члена ООН и об исключении из чле­нов ООН не имеют в соответствующих статьях Устава наименований (ст. 5, 6), их следует, очевидно, именовать постановлениями Генеральной Ассамблеи.

      122

      В соответствии со ст. 10 Устава ООН Генеральная Ассамблея уполномочивается обсуждать любые вопросы или дела в пределах Устава или относящиеся к полномочи­ям и функциям любого из органов, предусмотренных настоящим Уставом. Исключения указаны в ст. 12. Генеральная Ассамблея уполномочивается делать рекомендации чле­нам ООН или (и) Совету Безопасности по любым таким вопросам или делам. Гене­ральная Ассамблея уполномочивается также рассматривать общие принципы сотрудничества в деле поддержания международного мира и безопасности, в том числе принципы, определяющие разоружение и регулирование вооружений, и делать в от­ношении этих принципов рекомендации членам организации или Совету Безопасности или (и) членам ООН и Совету Безопасности (п. 1 ст. 11 Устава).

      Как говорит п. 2 ст. 11, Генеральная Ассамблея уполномочивается обсуждать лю­бые вопросы, относящиеся к поддержанию международного мира и безопасности, поставленные перед ней любым членом ООН или Советом Безопасности или государ­ством, которое не является членом ООН (но при условии соблюдения п. 2 ст. 35 и за исключением, предусмотренным ст. 12). Генеральная Ассамблея уполномочивается, с учетом ст. 12 и п. 2 ст. 35, делать в отношении любых таких вопросов рекомендации заинтересованному государству или государствам или (и) Совету Безопасности. Любой такой вопрос, по которому необходимо предпринять действие, передается Генераль­ной Ассамблеей Совету Безопасности до или после обсуждения его Ассамблеей (п. 2 ст. 11 Устава).

      Генеральная Ассамблея организует исследования и делает рекомендации в це­лях содействия международному сотрудничеству в политической области и поощре­ния прогрессивного развития международного права и его кодификации, а также в целях содействия международному сотрудничеству в области экономической, социаль­ной, культуры, образования, здравоохранения и содействия осуществлению прав чело­века и основных свобод для всех, без различия расы, пола, языка и религии (п. 1 стр. 13 Устава).

      Кроме того, в соответствии со ст. 14 Генеральная Ассамблея уполномочивается (с соблюдением условий ст. 12) рекомендовать меры мирного улаживания любой ситуации, независимо от ее происхождения, которая, по мнению Ассамблеи, могла бы нарушить общее благополучие или дружественные отношения между нациями, вклю­чая ситуации, возникающие в результате нарушения положений Устава, которые из­лагают цели и принципы Объединенных Наций.

      Генеральная Ассамблея выполняет в отношении международной системы опеки такие функции, которые возложены на нее гл. XII и XIII Устава ООН, включая утверждение соглашений об опеке для территорий, не отнесенных к числу стратегиче­ских (ст. 1 Устава).

      Генеральная Ассамблея рассматривает и утверждает бюджет ООН, финансовые и бюджетные соглашения со специализированными учреждениями, упомянутыми в ст. 57 Устава, а также проверяет административные бюджеты таких специализирован­ных учреждений с той целью, чтобы сделать рекомендации заинтересованным учреж­дениям (п. 1 и 3 ст. 17 Устава).

      Решения Генеральной Ассамблеи по важным вопросам принимаются большинст­вом в 2/3 присутствующих и участвующих в голосовании членов Ассамблеи (ст. 16). Эти вопросы включают: рекомендации в отношении поддержания международного ми­ра и безопасности, выборы непостоянных членов Совета Безопасности, выборы чле­нов ЭКОСОС, выборы членов Совета по опеке в соответствии с п. 1 «с» ст. 86, а так­же прием новых членов в ООН, приостановление прав и привилегий членов организа­ции, исключение из ООН ее членов, вопросы, относящиеся к функционированию сис­темы опеки, и бюджетные вопросы (п. 2 ст. 18 Устава). Решения же по другим вопро­сам, включая определение дополнительных категорий вопросов, которые подлежат решению большинством в 2/3 голосов, принимаются простым большинством присутствую­щих и участвующих в голосовании (п. 3 ст. 18).

      Генеральная Ассамблея устанавливает свои собственные правила процедуры (ст. 211). Она избирает своего председателя на каждую сессию. Генеральная Ассамблея уполномочивается учреждать вспомогательные органы (ст. 22). Генеральная Ассамб­лея избирает шесть непостоянных членов Совета Безопасности (ст. 23), рассматривает ежегодные и специальные доклады Совета Безопасности.

      В соответствии со ст. 61 Генеральная Ассамблея избирает членов ЭКОСОС. Она утверждает соглашения, заключаемые ЭКОСОС с любым специализированным учреж­дением. В этих соглашениях определяются условия, на которых соответствующие уч­реждения будут поставлены в связь с организацией (ст. 63). Как вытекает из положе­ний п. 1 ст. 64 Устава, Генеральная Ассамблея делает рекомендации Экономическому и социальному совету как в связи с его деятельностью, так и специализированных уч­реждений. Совет уполномочивается заключать соглашения с членами организации и со специализированными учреждениями с целью получения от них докладов о мерах, предпринятых ими во исполнение его рекомендаций и рекомендаций Генеральной Ас­самблеи по вопросам, входящим в его компетенцию. Интересно, что в п. 1 и 3 ст. 66

      123

      термин «рекомендация» применяется в ином смысле, чем в других статьях Устава ООН. В п. 1 ст. 66 говорится, что ЭКОСОС «осуществляет такие функции, какие вхо­дят в его компетенцию, в связи с выполнением рекомендаций Генеральной Ассамблеи». Пункт 3 говорит о том, что ЭКОСОС должен выполнять функции, возложенные на aero Генеральной Ассамблеей. Таким образом, здесь под термином «рекомендации Ге­неральной Ассамблеи» понимаются обязательные указания ее для ЭКОСОС.

      Одобрение Генеральной Ассамблеи необходимо для того, чтобы ЭКОСОС выпол­нил соответствующие работы (в границах своих полномочий) по просьбе членов орга­низации и по просьбе специализированных учреждений (п. 2 ст. 66). Генеральная Ас­самблея может возлагать на него выполнение и других функций (п. 3 ст. 66).

      Генеральная Ассамблея утверждает условия соглашений об опеке и их изменения или поправки к ним (п. 1 ст. 35 Устава). Совет по опеке создается для оказания со­ответствующей помощи Генеральной Ассамблее и действует под ее руководством (п. 2 ст. 85).

      Генеральная Ассамблея избирает членов Совета по опеке из состава членов ООН (п. «с» ст. 86).

      По рекомендации Совета Безопасности Ассамблея определяет в каждом отдель­ном случае условия, на которых государство — не член ООН может стать участником Статута Международного суда (ст. 93 Устава). Как и Совет Безопасности, она может запрашивать у Международного суда консультативные заключения по любому юриди­ческому вопросу, а также может давать разрешения другим органам ООН и специализированным учреждениям делать запросы суду на предмет получения таких кон­сультативных заключений (п. 1 и 2 ст. 96 Устава).

      Генеральная  Ассамблея  назначает  по   рекомендации  Совета  Безопасности   Генерального секретаря   (ст.   97   Устава).   Она   устанавливает   правила,   в   соответствии которыми Генеральный секретарь назначает персонал секретариата  (ст.  101).

      Ассамблея может делать рекомендации по вопросам иммунитета ООН и ее должностных лиц и предлагать членам ООН конвенции для этой цели (ст. 105).

      Особые полномочия она имеет в отношении принятия поправок к Уставу ООН. Поправки вступают в силу для всех членов ООН после того, как они приняты двумя третями голосов членов Генеральной Ассамблеи и ратифицированы в соответствии с их конституционной процедурой двумя третями членов организации, включая всех постоянных членов Совета Безопасности (ст. 108).

      Вопрос о сроке и месте созыва Генеральной конференции по пересмотру Устава определяется двумя третями голосов членов Генеральной Ассамблеи и голосами лю­бых семи членов Совета Безопасности (ст. 109).

      Таким образом, в свете Устава ООН прежде всего следует разделить все резо­люции Генеральной Ассамблеи на обязательные для членов ООН (можно условно их назвать постановлениями, как они названы в п. 2 ст. 4) и рекомендательные, т. е. резолюции, об обязательности которых ничего не сказано в Уставе ООН и которые называются, как правило, рекомендациями (ст. 10 Устава).

      К обязательным следует отнести такие резолюции, которые касаются внутренней жизни организации: постановления о приеме в ООН; исключении из нее; приостанов­лении прав и привилегий члена ООН; об утверждении бюджета ООН [10]; об утвержде­нии финансовых и бюджетных соглашений со специализированными учреждениями [11]; об утверждении соглашений об опеке над подопечными территориями, не отнесен­ными к числу стратегических; о внесении в эти соглашения поправок и изменений; об утверждении соглашений, заключенных ЭКОСОС с любым специализированным учреждением [12]; об избрании непостоянных членов Совета Безопасности [13]; об избра­нии членов ЭКОСОС; об избрании членов Совета по опеке; назначении Генерального секретаря [14]; избрании председателя на сессии Генеральной Ассамблеи; об учреждении вспомогательных органов [15]; утверждении правил процедуры Ассамблеи, выработан­ных ею самой; о правилах, в соответствии с которыми Генеральный секретарь назна­чает персонал секретариата; о даче разрешения органам ООН и специализированным учреждениям на запрос консультативного заключения от Международного суда; об

      124

      определении условий, на которых государство — не член ООН может стать участни­ком Международного суда.

      Как вытекает из смысла Устава, рекомендации Генеральной Ассамблеи для ЭКОСОС обязательны. Это единственный случай, когда Устав употребляет термин «рекомендация» для квалификации обязательного указания Генеральной Ассамблеей одному из своих органов, а именно ЭКОСОС.

      Необходимо подчеркнуть, что ряд обязательных для членов ООН постановлений принимается Ассамблеей по существу совместно с Советом Безопасности. Для при­нятия в члены ООН, исключения из организации, приостановления прав и привилегий члена ООН, избрания Генерального секретаря, допущения государства — не члена ООН к участию в Статуте Международного суда — Генеральной Ассамблее предварительно необходима рекомендация Совета Безопасности. Такая положительная рекомендация является conditio sine qua поп для постановления Генеральной Ассамблеи отрицатель­ного или положительного характера.

      Постановления о сроке и месте созыва Генеральной конференции по пересмотру Устава принимается голосами членов Генеральной Ассамблеи (2/3 голосов), среди ко­торых должны быть голоса любых семи членов Совета Безопасности. Это по существу тоже постановление по процедурному (но важному) вопросу, принятое Генеральной Ассамблеей совместно с Советом Безопасности.

      Резолюции Генеральной Ассамблеи относительно внесения поправок в Устав, ра­тифицированные двумя третями государств — членов ООН, включая всех постоянных членов Совета Безопасности [16], приобретают силу договора и уже не являются соб­ственно резолюциями.

      При вынесении обязательных для членов ООН резолюций Генеральной Ассамблеи (постановлений) применяются следующие термины, филологическое значение которых, выражает их обязательность: Генеральная Ассамблея «постановляет», «исключает», «приостанавливает», «утверждает», «разрешает», «избирает», «одобряет», «возлагает», «определяет», «назначает».

      Что касается рекомендательных резолюций Генеральной Ассамблеи (ст. 10), то они принимаются в результате обсуждения любых вопросов в пределах Устава ООН, либо по вопросам полномочий и функций любого из органов ООН (за исключениями, предусмотренными ст. 1,2 Устава). Генеральная Ассамблея делает также рекомендации при рассмотрении общих принципов сотрудничества в деле поддержания международ­ного мира и безопасности, в том числе принципов, определяющих разоружение и ре­гулирование вооружений; она делает рекомендации по линии сотрудничества в области-политической, экономической, социальной, культуры, образования, здравоохранения, по содействию основным правам человека, развитию международного права и его ко­дификации, рекомендует меры мирного улаживания любой ситуации, включая ситуа­ции, возникающие в результате нарушения Устава ООН, а также в отношении споров (учитывая ст. 1'2 Устава). Она делает рекомендации заинтересованным учреждениям в связи с проверкой административных бюджетов специализированных учреждений, по согласованию политики и деятельности специализированных учреждений, о созда­нии новых специализированных учреждений; она может делать рекомендации по во­просам иммунитета должностных лиц ООН.

      Эти рекомендации обращены либо к членам ООН и Совету Безопасности, или к членам ООН, или к Совету Безопасности, а также к другим органам ООН.

      Разумеется, резолюции, принятые в нарушение пределов полномочий Генеральной Ассамблеи, установленных Уставом ООН, а также в нарушение правил процедуры Ассамблеи, являются неправомерными. Случаи принятия таких резолюций по настоя­нию США и других империалистических держав имели место.

      Устав ООН, конечно, не мог предусмотреть все возможные резолюции как в смыс­ле их содержания, так и адресата. Как показывает практика, резолюции могут быть направлены таким адресатам, о которых ничего не сказано в Уставе ООН. Они, на­пример, могут быть адресованы некоторым народностям и даже отдельным лицам. Такие резолюции не могут рассматриваться иначе, чем необязательные пожелания.

      Сложнее разрешить вопрос о юридической силе резолюций, которые были приняты Генеральной Ассамблеей и направлены на истолкование тех или иных принципов Уста­ва ООН и против которых не было подано ни одного голоса. Прямого ответа на этот вопрос Устав не дает. Очевидно, для правильного разрешения этого вопроса необхо­димо тщательное изучение практики Генеральной Ассамблеи. В любом случае резо­люции Генеральной Ассамблеи должны полностью соответствовать основным принци­пам и нормам Устава ООН.

      [1] См. Г.И. Тункин, Вопросы теории международного права. Госюриздат, М., 1962, с. 135; Г.И. Морозов, Организация Объединенных Наций, изд. ИМО, М., 1962, с. 215.

      [2] См. Петко М. Радойнов. Правната сила на актовете на «Общо Събрание на ООН («Известия на института за правни науки», София,  1964, с. 80—81); K. Slezak, Zasada vseobecheho a uplniho obzbrojeni («Casopis pro mezinarodni pravo», 1961, № 2, s. 131), и др.

      [3] См.  L. Goodricht et E. Hambro, Commentaire de la Charte des Nations Unies, Nefchatel, 1948, p. 166.

      [4] См. CIJ Recueil des arrets; avis consultatifs et ordonances. Avis consultatifs du 3 Mars  1950, p. 7—8.

      [5] См., например, М.Virally, La valuer juridique des recommandations des organizations internationales   («Annuaire francais de droit international», 1956, p. 69.  73); F. Galino, Las resoluciones de la Asamblea General de las Naciones Unidas у su fuerza legal  («Revista Espanola de Derecho International», v. XI (1958); p. 127—128).

      [6] Об этом см. также D. Jonson, The Effect of Resolutions of the General Assembly of the UN  («British Year Book of International Law», v. 32, 1955—1956, p. 121).

      [7] См. Г.И. Тункин, цит. соч., с. 126.

      [8] См. Charles de  Vischer, Theories et realites en droit International public, Paris, 1953, p. 94—95, 112.

      [9] См. Chrales Cadoux, La superiorite du droit des Nations Unies sur le droit des Etats-Membres («Revue generate de droit International public», 1959, N 4, p. 679).

      [10] См., например, резолюцию 1984 (XVIII) о Бюджете на 1964 финансовый год (Резолюции Генеральной Ассамблеи. Дополнение № 15 (А/5515), Нью-Йорк, 1964, с. 89 и сл.).

      [11] См. например, резолюцию 864 (IX) (Резолюции Генеральной Ассамблеи. Дополнение № 21 (А/2890), 1954, с. 37).

      [12] См. например, резолюцию 732. (VII) (Резолюции Генеральной Ассамблеи. Дополнение № 17 (А/2630), Нью-Йорк, 1953, с. 15.

      [13] См. резолюции, принятые на XVIII сессии Генеральной Ассамблеи. Официаль­ный отчет. Дополнение № 15 (А/5515), ООН, Нью-Йорк, 1964.

      [14] См. Резолюции, принятые Генеральной Ассамблеей на первой части первой сес­сии с 10 января по 14 февраля 1946 г., Лондон, с. 2.

      [15] Например, своей резолюцией от 24 ноября 1949 г. Генеральная Ассамблея утвердила Статут Административного трибунала. Он вступил в силу с 1 января  1950 г.

      [16] См. резолюцию 1991 (XVII) относительно расширения состава Совета Безопас­ности и ЭКОСОС. Официальный отчет XVIII сессии. Дополнение № 15 (А/5515). Орга­низация Объединенных Наций, Нью-Йорк, 1964, с. 27—28.

    Информация обновлена:20.12.2004


    Сопутствующие материалы:
      | Персоны | Книги, статьи, документы 
      

    Если Вы не видите полного текста или ссылки на полный текст статьи, значит в каталоге есть только библиографическое описание.

    Copyright 2002-2006 © Дирекция портала "Юридическая Россия" наверх

    Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
    Rambler's Top100 Яндекс цитирования

    Редакция портала: info@law.edu.ru
    Участие в портале и более общие вопросы: reception@law.edu.ru
    Сообщения о неполадках и ошибках: system@law.edu.ru