Учиться в России!
Регистрация »» // Логин:  пароль:

Федеральный правовой портал (v.3.2)
ПОИСК
+ подробный поиск
Подняться выше » Главная/Все статьи/

Источник: Электронный каталог отраслевого отдела по направлению «Юриспруденция»
(библиотеки юридического факультета) Научной библиотеки им. М. Горького СПбГУ


Цыпкин, А. Л.
Вопросы судоустройства и судопроизводства по
уголовным делам :В. П. Нажимов. Суд как орган
правосудия по уголовным делам. Вопросы
организации суда и осуществления правосудия в
СССР. В сб.: «Труды кафедры правоведения
Калининградского ун-та», т. 1. Калининград, 1970
: [Рецензия] /
//Правоведение. -1971. - № 6. - С. 112 - 113
  • Статья находится в издании «Правоведение.»

  • Материал(ы):
    • Вопросы судоустройства и судопроизводства по уголовным делам : В. П. Нажимов. Суд как орган правосудия по уголовным делам. Вопросы организации суда и осуществления правосудия в СССР. В сб.: "Труды кафедры правоведения Калининградского ун-та", т. 1. Калининград, 1970. : [Рецензия].
      Цыпкин, А. Л.

      Вопросы судоустройства и судопроизводства по уголовным делам : В. П. Нажимов. Суд как орган правосудия по уголовным делам. Вопросы организации суда и осуществления правосудия в СССР. В сб.: «Труды кафедры правоведения Калининградского ун-та», т. 1. Калининград, 1970.

      Методологически правильная позиция, глубокое теоретическое обоснование и при­влечение обширных материалов практики позволили автору проанализировать ряд важ­нейших проблем судоустройства и судопроизводства по уголовным делам. Вопросы ор­ганизации суда рассматриваются в неразрывном единстве с его процессуальной дея­тельностью.

      Большое внимание В. П. Нажимов уделяет раскрытию понятия «правосудие» и его обоснованию. Он различает правосудие в собственном «узком» смысле и правосудие, осуществляемое судом. Нужно отдать должное оригинальности постановки этого воп­роса и тщательности его исследования. И все же автору не удалось доказать обосно­ванность такого подхода.

      В. П. Нажимов формулирует следующее определение правосудия в собственном (узком) смысле: «Социалистическое правосудие — это особый вид государственной дея­тельности по охране социалистических общественных отношений путем применения права к конкретным общественным конфликтам с использованием в необходимых случаях существенных мер государственного принуждения» (стр. 10). Это определение нельзя признать приемлемым. Можно ли согласиться с тем, что в нем даже не упоминаются суд как единственный орган государственной власти, осуществляющий правосудие, и про­цессуальный порядок деятельности, являющийся обязательным правилом осуществле­ния правосудия?

      Не оправдана также постановка вопроса о соотношении правосудия в собственном смысле и правосудия, осуществляемого судом (стр. 12). Ничего не проясняет и тезис, что «с теоретической точки зрения правосудие, осуществляемое судом, должно быть значительно шире по своему объему правосудия в собственном (узком) смысле» (стр. 14). К тому же в дальнейшем термин «правосудие в узком смысле» в книге вообще не употребляется.

      Автор подробно освещает вопрос о разграничении судебной деятельности по осуще­ствлению правосудия и судебного управления. Он высказывается за восстановление спе­циальных органов судебного управления. В работе содержится убедительная аргумен­тация в пользу проведенной сейчас реформы судебного управления.

      Значительное место в книге отводится правовому положению постоянных судей и народных заседателей. Здесь, как и в других главах, теоретические положения связаны с рекомендациями по дальнейшему совершенствованию законодательства.

      Однако с некоторыми выводами В. П. Нажимова трудно согласиться. Так, слиш­ком категоричен вывод, что в правовых вопросах «постоянному судье совершенно бес­спорно принадлежит решающая роль» (стр. 100). Усилить активность и самостоятель­ность народных заседателей действительно необходимо, но и существующее положение вовсе не дает оснований для подобного утверждения.

      Предлагаемая автором «специализация» народных заседателей, например, путем создания из экономистов и бухгалтеров групп народных заседателей для рассмотрения дел о хозяйственных и должностных преступлениях нарушает правило о соблюдении строгой очередности в исполнении народными заседателями своих обязанностей. Нельзя игнорировать указанный в законе порядок вызова народных заседателей: он исключает возможность участия в деле «удобных» заседателей. Противоречит закону и предложе­ние о создании «группы» запасных заседателей, которых по характеру их работы, ме­стожительству и т. п. проще вызвать в суд.

      Особого внимания заслуживает вторая часть исследования, посвященная суду как участнику уголовного процесса. Автор формулирует определение уголовного процесса; рассматривает фигуру защитника в качестве помощника обвиняемого по защите его законных интересов; возражает (хотя и недостаточно убедительно) против предоста­вления следователю и суду права не признавать потерпевшим лицо, если его недостой­ное, аморальное, антиобщественное или преступное поведение привело к совершению преступления (стр. 87); раскрывает понятие стороны в уголовном деле. В работе про­анализированы также виды подсудности. В. П. Нажимов подвергает критике институты персональной и предметной подсудности, считая нецелесообразным сохранение их в за­конодательстве.

      В этой части книги встречаются весьма спорные, а иногда и неприемлемые поло­жения. Остановимся на развиваемых автором взглядах о процессуальной природе осо­бого мнения судьи и рекомендуемых им процессуальных изменениях.

      В кодексах союзных республик по-разному решается вопрос о движении дела, в котором при вынесении приговора кто-то из судей остался при особом мнении. По за­конодательству одних союзных республик (в частности, по УПК РСФСР) наличие осо­бого мнения не отражается на движении дела, в других же республиках в этом случае дело, по вступлении приговора в законную силу, направляется председателю вышесто­ящего суда для разрешения вопроса о пересмотре приговора в порядке судебного над­зора. В. П. Нажимов решительно становится на последнюю точку зрения. Однако его внимание не привлекло следующее обстоятельство: обязательное направление предсе­дателю вышестоящего суда дела, где имеется особое мнение, означает, что вступивший в законную силу приговор берется как бы под сомнение. Допустим ли такой подход к приговору, который, вступив в законную силу, становится законом? Практика не дает основания для подобного вывода.

      Вряд ли целесообразно оглашать одновременно с приговором и особое мнение. Описываемая в книге весьма неудобная процедура оглашения особого мнения — без ука­зания фамилии судьи, являющегося автором этого документа, с изъятием из дела под­линника особого мнения для хранения его в особом наряде — лишь усложняет сущест­вующий порядок (ст. 307 УПК РСФСР).

      Неуместна также постановка вопроса о праве суда на производство обыска в процессе судебного рассмотрения дела. Советская судебная практика не знает случая, когда суд во время судебного разбирательства оказался бы вынужденным произвести обыск. Характер этого следственного действия исключает производство его судом (кол­легиально) или судьей (единолично). Что касается предложения В. П. Нажимова пору­чать производство обыска следственным органам, чтобы затем исследовать и оценить добытые доказательства (стр. 135), то оно противоречит основным правилам судебного рассмотрения дела, в частности принципам непосредственности и состязательности. Институт следственных поручений известен предварительному расследованию (ч. III ст. 132 УПК РСФСР) и неприменим в суде. Возможность использования в уголовном судопро­изводстве института судебных поручений, относящегося к гражданскому процессу (ст. 51 ГПК РСФСР), последовательно отвергается.

      В книге поднимается вопрос о юридической природе участия в деле защитника (стр. 85 и след.). Обсуждаются две высказанные в литературе точки зрения, согласно которым защитник является: 1) представителем обвиняемого и 2) помощником обви­няемого. Сам В. П. Нажимов придерживается мнения, что защитник выступает помощни­ком обвиняемого по защите его законных интересов (стр. 86). Но утверждение, будто помощник в отличие от представителя обладает определенной самостоятельностью, ос­талось недоказанным. Откуда следует, что представитель пользуется меньшей само­стоятельностью, чем помощник?

      Касаясь места следственного аппарата в системе органов государственной власти, автор приходит к выводу о целесообразности передачи всего следственного аппарата в ведение министерства юстиции. С этим нельзя согласиться. Дальнейшее улучшение ра­боты следственных органов требует вовсе не ломки сложившегося аппарата, а усовер­шенствования существующего процессуального порядка расследования.

      В заключение остановимся на проблеме расширения судебных гарантий в уголов­ном судопроизводстве. Речь идет о предоставлении суду права рассматривать и решать ряд вопросов, возникающих в стадии предварительного следствия. Сюда, по-видимому, относятся вопросы о возможности обжалования в суд заинтересованными лицами по­становления следователя об отказе в возбуждении уголовного дела, об участии суда в избрании на предварительном следствии меры пресечения, о передаче суду окончатель­ного решения вопроса о прекращении дела на предварительном следствии и др.

      Проблема расширения судебных гарантий не привлекла еще достаточного внима­ния наших юристов. Поэтому, не соглашаясь с отдельными предложениями В. П. Нажи­мова,[1] постановку ее и правильную, в основном, разработку нужно только приветство­вать.

       

      1 См.: А. Л. Цыпкин. О расширении судебных гарантий в советском уголовном судопроизводстве. Уч. зап. Саратовского юрид. ин-та, вып. XVI, 1969, стр. 129—139.

      А. Л. Цыпкин, доктор юридических наук

    Информация обновлена:24.06.2004


    Сопутствующие материалы:
      | Персоны | Книги, статьи, документы 
      

    Если Вы не видите полного текста или ссылки на полный текст статьи, значит в каталоге есть только библиографическое описание.

    Copyright 2002-2006 © Дирекция портала "Юридическая Россия" наверх

    Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
    Rambler's Top100 Яндекс цитирования

    Редакция портала: info@law.edu.ru
    Участие в портале и более общие вопросы: reception@law.edu.ru
    Сообщения о неполадках и ошибках: system@law.edu.ru