Учиться в России!
Регистрация »» // Логин:  пароль:

Федеральный правовой портал (v.3.2)
ПОИСК
+ подробный поиск
Подняться выше » Главная/Все статьи/

Источник: Электронный каталог отраслевого отдела по направлению «Юриспруденция»
(библиотеки юридического факультета) Научной библиотеки им. М. Горького СПбГУ


Захаров, Д. П.
Михаил Николаевич Гернет, 1874 - 1953 /Д. П.
Захаров.
//Правоведение. -1978. - № 5. - С. 97 - 108
  • Статья находится в издании «Правоведение.»

  • Материал(ы):
    • Михаил Николаевич Гернет, 1874 - 1953.
      Захаров, Д. П.

      Д. П. ЗАХАРОВ

      МИХАИЛ НИКОЛАЕВИЧ ГЕРНЕТ

      (1874—1953)

      Один из крупнейших советских юристов Михаил Николаевич Гернет родился в небогатой дворянской семье в г. Ардатове бывшей Симбирской губернии.

      Его отец Н. А, Гернет с юношеских лет участвовал в революционном движении. Весной 1866 г. он был арестован по делу Каракозова, заключен в Петропавловскую крепость, а затем сослан в г. Тотьму Вологодской губернии. Здесь он сблизился с политическим ссыльным П. Л. Лавровым, вместе с Г. А. Лопатиным участвовал в феврале 1870 г. в организации его побега и получил за это новый срок ссылки. Так он оказался в Ардатове — глухом городке Симбирской губернии. Мать Михаила Николаевича — Надежда Николаевна была народной учительницей.

      Атмосфера семьи, в которой рос и воспитывался М. Н. Гернет, была проникнута ненавистью к самодержавию, мечтой о новом обществе свободных и равноправных людей.

      Окончив в 1893 г. Симбирскую гимназию, М. Н. Гернет поступает на юридический факультет Московского университета и вскоре становится активным участником студенческих организаций — Симбирского, а затем Сибирского землячества. Вспоминая годы учебы, М. Н. Гернет говорил, что это было время действия самого реакционного из университетских уставов, сковывавшего научную мысль, не допускавшего никакого общения профессоров между собой и студенчеством, вызвавшего оппозицию лучшей части профессуры и учащихся.[1]Именно поэтому в конце XIX в. в университете шла непрерывная борьба студентов за свои права.

      В 1896 г. студенты университета объявили забастовку, требуя неприкосновенности личности и права сходок. Ответом на это было исключение 58 студентов и наложение административных взысканий более чем на 200 студентов, а 18 марта университет был объявлен закрытым. Вновь принимались лишь те студенты, на которых охранное отделение Москвы давало положительные характеристики.[2]

      М. Н. Гернет после длительных проволочек был принят и, несмотря на бурные университетские события, продолжал усиленно изучать уголовное право у занимавшего в то время прогрессивные позиции проф. Духовского, который первым из русских юристов, задолго до появления на Западе социологического направления в уголовном праве, поставил вопрос об изучении преступности и ее причин, как социального явления. М. Н. Гернет этой задаче посвятил всю жизнь.

      Закончив в 1897 г. университет с отличием, и золотой медалью за дипломное сочинение «О влиянии юного возраста на уголовную ответственность», как один из лучших выпускников М. Н. Гернет остается на кафедре уголовного права для подготовки к профессорскому званию.

      Свою первую научную статью «Вопросы адвокатской этики» он публикует в период работы помощником присяжного поверенного.[3] В это же время он вместе с А. И. Яковлевым — впоследствии крупным советским историком, организует нелегальный кружок по изучению трудов К Маркса.

      14 октября 1897 г. московский обер-полицмейстер сообщал в департамент полиции, что обнаружен студенческий марксистский кружок, главную роль в котором играл окончивший недавно университет Гернет и что «оставление Гернета при университете является крайне нежелательным, так как он будет источником брожения среди студентов». 7 ноября 1897 г. жандармы произвели обыск на квартирах у 28 студентов. Двадцать из них, в том числе Д. И. Ульянов, были арестованы. Во время обыска в его квартире М. Н. Гернет успел проглотить список членов Сибирского землячества и тем спас их от ареста.[4]

      Помощник ректора университета Зверев вызвал М. Н, Гернета к себе и заявил, что близость лица, готовящегося к профессорскому званию, к студентам недопустима. Попечитель Московского учебного округа сделал более решительный вывод. Он признал Гернета политически неблагонадежным и не утвердил постановление юридического факультета. Лишь при повторном ходатайстве университета М. Н. Гернет был оставлен на кафедре уголовного права.

      Начиная с 1898 г. он сдает магистрантские экзамены и активно занимается научной работой, стремясь перенести теоретические положения на практику. В 1900 г. он выступает с докладом «Об устройстве приютов для неисправившихся преступников, достигнувших 18-летнего возраста» на съезде представителей воспитательно-исправительных учреждений, полагая в то время, что детскую преступность, как и преступность вообще, можно ликвидировать в. условиях эксплуататорского строя.

      Весной 1902 г. после чтения пробных лекций он получает звание приват-доцента и начинает работать на кафедре уголовного права, оставаясь здесь вплоть до 1911 г.

      «Общественные причины преступности» — тема диссертации М. Н. Гернета. Для сбора материалов он летом 1902 г. едет в длительную заграничную командировку. Его работоспособность поразительна. Воспитанный на принципах социологической школы уголовного права,. М. Н. Гернет стремится ближе познакомиться с учением западноевропейских представителей этого направления;. В. Берлине он слушает лекции и посещает семинары профессора социолога Ф. Листа, в Париже — профессора Тарда. В Италии знакомится с учением и слушает лекции: профессора судебной медицины Туринского университета Чезаре Ломброзо, трехтомный труд которого «О преступном человеке», положивший начало антропологическому направлению в уголовном праве, получил в то время широкое распространение.

      Молодой ученый напряженно работает в крупнейших библиотеках Берлина, Гейдельберга, Парижа, Рима, ряда городов Швейцарии к Бельгии, посещает криминологические музеи, тюрьмы, детально изучает вопросы тюрьмоведения, карательную политику этих стран, статистику, библиографию, читает лекции по уголовному праву для эмигрантов в Высшей школе социальных наук в Париже и Новом университете в Брюсселе.

      Возвратившись осенью 1904 г. в Москву, М. Н. Гернет начинает чтение курса лекций по уголовному праву, ведет спецсеминар, организует в МГУ музей уголовного права, публикует серию статей о преступности и тюрьмах за рубежом: «Американские реформатории», «Преступность и жилища бедняков», «Преступность в Бельгии», «Представители социологической школы науки уголовного права», ряд статей о преступности и тюрьмах во Франции и др. В это же время он работает над диссертацией «Социальные факторы преступности», которую успешно защищает 14 июня 1906 г.

      В конце 1906 г. диссертация в несколько измененном виде была? опубликована отдельным изданием и получила название «Общественные причины преступности. Социалистическое направление в уголовном праве». Оригинальный труд сразу выдвинул молодого ученого в ряды крупнейших русских криминалистов.

      Отбрасывая как антинаучную и антинародную антропологическую теорию и критикуя многие положения социологической школы, М. Н Гернет впервые заявил о новом направлении в науке уголовного права и первым в России попытался связать криминологию с научным социализмом.[5]

      Опираясь на большой теоретический и практический материал ряда стран, в том числе и России, он доказал, что источник и причины преступности лежат не в прирожденных свойствах человека, как это утверждают антропологи, а в порождаемых этим строем экономических условиях жизни трудящихся — бедности, нищете и безработице.

      В диссертации М. Н. Гернет цитирует слова анархиста П. Кропоткина о том, что современная юстиция есть лишь форма организованного общественного возмездия и что будущее общество легко обойдется без нее.[6] Соглашаясь с первой частью этого положения, он считает неправильной его вторую часть и спрашивает, как же быть с теми опасными для общества личностями, которые останутся при социализме? Кто и какими средствами будет вести с ними борьбу?

      Криминалистам в зависимости от того, интересы какого класса они защищали, будущее уголовное право представлялось по-разному. Для буржуазного криминалиста Р. де ла Грассери — это жесткое право со смертной казнью, с развитой системой сыска и суровым наказанием за нарушение права частной собственности и политические преступления. Немецкий социолог Ф. Лист считал, что преступность так же вечна, как болезнь и смерть, что наказания никогда не победят преступности, точно так же, как самая лучшая гигиена не победит болезней и смерти, а уменьшение нищеты лишь уменьшит количество преступлений. Отсюда вывод — юстиция и уголовное право вечны.[7]

      В новом обществе, считает М. Н. Гернет, будет обращено самое серьезное внимание на общее предупреждение преступлений, «но не путем наказания, а посредством изменения социальной среды».[8] Будущее уголовное право будет построено «на тех же великих основаниях, на которых будет покоиться обновленное человечество. Опорой порядка будет служить не виселица, не тюрьма, не надругательство над человеком, но всеобъемлющие, безграничные любовь и братство, свобода н равенство будущих граждан».[9]

      Не будучи еще в те годы марксистом, М. Н. Гернет как подлинный гуманист выступал против неравенства в наказаниях, против привилегий для имущих классов, мечтал об обществе без эксплуататоров, без нищеты, без преступников и преступлений.

      Осенью 1905 г. царизм вынужден был пойти на уступки, объявив о провозглашении ряда свобод и о созыве совещательной булыгинской думы. Но как только революция пошла на убыль, по всей стране прокатилась волна массовых репрессий. «Виселицы, — писал В. И. Ленин,— за эти пять лет побили рекорд трех столетий русской истории».[10]

      В то время, когда царь, выражая недовольство «мягким» обращением полиции и войск с восставшими, приговаривал: «пострелять, пострелять надо», когда в 82 из 87 губерний были введены чрезвычайные и военно-полевые суды, когда убийства и казни в политике самодержавия стали обычным явлением, апологеты самодержавия и реакционеры всех мастей от профессоров-юристов до черносотенцев, стремясь оправдать убийства и казни, взяли на вооружение антропологическую теорию, провозгласив ее автора — Ломброзо «великим ученым и гуманистом». «Мы,— провозглашал этот „гуманист", — должны отказаться от современного сентиментального отношения к преступнику, которым заражены все наши криминалисты; высшая раса всегда утесняет и истребляет низшую».[11]

      Ломброзо и его последователи считали, что существует особый вид природного преступника, представляющий собой явление «атавизма», а с точки зрения клинической психиатрии — скрытую форму эпилепсии, что источник преступлений коренится в биологической и психофизиологической организации человека, а, стало быть, преступление есть явление естественное и неизбежное. Вывод: врожденные преступники должны безжалостно в интересах общества наказываться пожизненным тюремным заключением с суровым режимом и в еще более широких масштабах — смертной казнью,

      Страх перед ростом революционного движения пролетариата, или, как говорили реакционеры, «политической преступностью» низов, естественно, вызвал активность у последователей антропологической школы и в России, где наиболее видными ее представителями были юристы-криминалисты Н. А. Неклюдов и А. П. Лихачев, а из врачей П. Н. Тарновская, В. Ф. Чиж и другие.

      Вместо расследования преступлений криминалисты-антропологи настойчиво призывали к организации медико-полицейских комиссий, которые будут выявлять и обезвреживать врожденных преступников.

      Опираясь на подобные антинаучные объяснения причин преступности, реакционеры от монархистов до кадетов обращались к царю с требованиями об усилении репрессий против народных масс.[12]

      В условиях, когда массовые казни считались единственной возможностью спасения существующего порядка, немногочисленная левая группа юристов-криминалистов (Н. Н. Полянский, А. Н. Трайнин и др.) во главе с М. Н. Гернетом выступила как против антропологов, так и против многих положений социологической школы в уголовном праве, и в частности, против понятия «опасное состояние». Признание особыми комиссиями «специалистов» любых лиц в опасном состоянии влекло за собой применение против них превентивных мер и возможность таким образом вершить произвол и расправу над народом, пренебрегая даже видимостью законности.

      Всюду лилась кровь. И нужно было обладать глубокой убежденностью и большой смелостью, чтобы выступать против монаршей воли и применения смертной казни. Именно так и поступал М. Н. Гернет.

      В 1906 г. под редакцией группы ученых во главе с М. Н. Гернетом выходит сборник «Против смертной казни», куда вошли статьи русских и зарубежных политических деятелей, писателей, юристов, выступавших против смертной казни. М. Н. Гернету в этом сборнике принадлежат статья «Борьба русского народа против смертной казни» и список, лиц, приговоренных к смертной казни русскими судами с 1826 по 1906 г. — своего рода обвинительный акт против самодержавия.

      В 1909 г. выходит новый сборник под названием «Мнения русских криминалистов о смертной казни». Задача сборника показать отрицательное отношение передовых русских криминалистов к смертной казни была выполнена.

      Продолжая борьбу против смертной казни, М. Н. Гернет пишет в 1913 г. обширную по объему и по охвату стран и материала монографию «Смертная казнь», где убедительно и неопровержимо доказал классовую направленность карательной политики буржуазии более чем 30 стран мира, в том числе и России.

      В предисловии к сборнику «Уголовное право и социализм» (1908) Гернет подчеркивал, что он полностью согласен со статьей П. Лафарга, опубликованной в том же сборнике, и с его выводами о том, что «преступность... неизбежное следствие современной структуры обществ» с его правом частной собственности» и что эти выводы следует распространить на изучение причин преступности во всех странах.

      Осенью 1910 г. революционная обстановка в стране обострилась, В Московском университете начались студенческие сходки и последовавшие за ними аресты. 4 декабря студенты объявили трехдневную забастовку против зверств полиции.

      Недовольный поведением студентов и университетской администрации, министр просвещения реакционер Кассо без предупреждения уволил ректора университета профессора Мануйлова, его помощника Мензбира и проректора Минакова, которые узнали о своем увольнении лишь из газет 2 февраля 1911 г. Были запрещены всякие сходки, более тысячи студентов исключены из университета. В знак протеста против такого произвола самодержавия 130 профессоров, доцентов и ассистентов заявили об отставке и покинули университет. Среди них был » М. Н. Гернет.

      После ухода из университета М. Н. Гернет работает в народном университете им. Шанявского, читает лекции по уголовному праву в обществе народных университетов в Москве, Харькове, Нижнем Новгороде, Ростове-на-Дону, Пензе, Новочеркасске и других городах. В конце 1911 г. он избирается профессором уголовного права Петербургского психоневрологического института, куда дважды в неделю приезжает из Москвы для чтения лекций.

      С первых дней преподавательской работы М. Н. Гернет был тесно связан с передовыми кругами студенчества. Возвратившись в 1904 г. из-за границы, он руководит на факультете семинаром по уголовному праву, прививая студентам кавыки самостоятельного научного исследования.

      За период с 1908 по 1911 г. вместе со студентами на основе изучения 100 тыс. дел, рассмотренных мировыми судьями Москвы в 1908— 1909 гг., М. Н. Гернет подготовил и издал пять сборников студенческих работ под названием «Семинарий по уголовному праву», написал монографию «Детоубийство» (1912), редактировал сборник статей «Дети— преступники» (1912). Эти работы, по существу, были первыми исследованиями о детской преступности в России. В предисловии к книге М. Н. Гернет писал: «Участники семинария и авторы напечатанных статей единодушно сходятся между собой на мысли, что детская преступность и проституция — явления, неразрывно связанные с социальным укладом нашего общества и вместе с тем они согласно признают, что борьба с этими недугами должна вестись посредством воздействия на порождающие их причины».[13] Не случайно 4 апреля 1912 г. Московское охранное отделение сообщало министру внутренних дел, что «по мнению Гернета, самая лучшая мера для уменьшения преступлений — это введение демократической республики, хотя бы насильственным, кровопролитным путем».[14]

      Научно-педагогическую деятельность М. Н. Гернет сочетает с широкой пропагандой передовых идей из области уголовного права. Он читает лекции, а в 1913 г. издает учебное пособие по уголовному праву. В предисловии к этой книге он писал: «Настоящее издание моих лекций, читанных в аудиториях Московского общества народных университетов, преследует цель популяризации науки уголовного права». Но не только. Автор настойчиво, вопреки официальной теории о причинах преступности, проводит идею о включении в науку уголовного права в качестве ее составной части учения о преступности, ее причинах и мерах по ее предупреждению.

      На примерах из истории уголовного права М. Н. Гернет вскрывает классовую природу и сущность карательной политики буржуазных государств, в том числе и царского самодержавия, и показывает не только ее жестокость и несправедливость, но и предлагает устранять причины, порождающие преступность, т. е. существующие порядки.

      В 1916 г. выходит наиболее известная монография М. Н. Гернета «Преступление и борьба с ним в связи с эволюцией общества», которая была удостоена премии Российской Академии наук.

      Оставаясь в то время по многим вопросам сторонником социологической школы, М. Н. Гернет подробно рассматривает так называемые факторы преступности. Все факторы, якобы влияющие на преступность, «официальная» наука делила на три группы: антропологические (раса, национальность, пол, возраст, наследственность и т. п.), физические (времена года, характер почвы и ландшафта, фаза Луны) и социальные (город — деревня, семья, экономика, политика и т. п.). М. Н. Гернет подвергает критике как бездоказательные теории об антропологических факторах, ряде физических и подробно анализирует социальные факторы.

      Возражая реакционным криминологам, утверждавшим, что индустриализация и пропаганда социалистических идей ведут к увеличению преступности, он писал: «Жизнь современных обществ идет быстрыми шагами к индустриализму. Профессиональный состав населения быстро меняется, и армия рабочих растет. Но нельзя сказать, чтобы преступность государств принимала специфический характер преступности рабочего. Наоборот, имеются основания, заставляющие предполагать возможность обратного, т. е. благоприятное для уменьшения преступности влияние социализма. Социалистическая пропаганда всегда приводит к развитию среди рабочих взаимопомощи, чувства товарищеской солидарности, к сплоченности в борьбе за лучшие условия труда. Наконец, и выступления против личности должны бы уменьшаться по мере успехов, достигаемых социалистическою пропагандою, так как поднятие уважения к человеческому достоинству, с одной стороны, а с другой — борьба социалистов с алкоголизмом неразрывно связаны с такими успехами».[15]

      .Пользуясь историко-социологическо-юридическим методом исследования, М. Н. Гернет впервые так широко, с древнейших времен до начала XX в., рассматривает вопрос о преступлении, вскрывая при этом классовую природу и политическую сущность карательной политики всех эксплуататорских общественно-экономических формаций.

      Снова высказываясь против понятия опасного состояния, он отмечал, что при «классовом устройстве государства возможно ждать, что „социально опасным" будет признаваться и тот, кто представляется действительно опасным лишь для определенного класса». Так в действительности и было.

      На протяжении ряда лет М. Н. Гернет активно участвовал в работе русской группы Международного союза криминалистов (1899—1914), был членом ее президиума. На съездах группы он выступал против реакционных теорий антропологов, понятия «опасное состояние», отстаивая прогрессивные идеи в науке уголовного права.

      В эти же годы он участвует в составлении, редактировании и издании пяти выпусков «Систематического комментария к Уставу уголовного судопроизводства» (1.9.14—1916) и трехтомной «Истории русской адвокатуры» (1916).

      После Великой Октябрьской социалистической революции юридический факультет МГУ продолжал готовить юристов по старым программам, преимущественно из господствующих классов, враждебных трудящимся и Советскому государству.

      28 декабря 1918 г. решением Наркомпроса «ввиду совершенной устарелости учебных планов юридических факультетов российских уни­верситетов, а также полного несоответствия этих планов как требованиям научной методологии, так и потребностям советских учреждений в высококвалифицированных работниках»,[16] юридические факультеты были закрыты. Вместо них в апреле 1919 г. создаются факультеты общественных наук. В Московском университете на ФОНе было три отделения: экономическое, историческое и юридическо-политическое. В 1925 г. на базе ФОНа создаются два факультета: экономический и советского права.

      В 1919 г. после 8-летнего перерыва М. Н. Гернет возвращается в университет и сразу же включается в научно-педагогическую работу на факультете общественных наук.

      Большую роль в перестройке всей учебной работы университета в то время играли предметные комиссии, которые занимались учебно-организационными и программно-методическими вопросами, разработкой учебных планов, программ, лекционных курсов, семинарских занятий, утверждением списков рекомендованной студентам литературы, заслушивали профессоров и преподавателей об их работе и т. п. М. Н. Гернет принимал активное участие в работе этих комиссий. Как и прежде, он заведует музеем криминологии и факультетской библиотекой. Считая пропаганду правовых знаний одним из важных средств в борьбе с преступностью, он организует в 1918 г. народный университет в Лосиноостровской (под Москвой) и читает там лекции по уголовному праву.

      М. Н. Гернет был одним из первых ученых-юристов, которые после Октябрьской революции пошли работать в советские учреждения. С 1919 г. по 1923 г. он консультант Отдела социально-правовой охраны несовершеннолетних Наркомпроса РСФСР, читает лекции на курсах подготовки практических судебных работников, в институте детской дефектологии, на пенитенциарных курсах, во втором Московском университете, в Коммунистическом университете им. Я. М. Свердлова и др. В 1923 г. по предложению начальника административного отдела Моссовета В. Л. Орлеанского организуется, изучение преступников, преступности и ее причин в Москве. В работу были вовлечены около 150 студентов факультета общественных наук. Был собран материал для изданного затем сборника «Преступный мир Москвы» (1924) под редакцией, с обширным и содержательным предисловием М. Н. Гернета.. Так было положено начало всестороннему и систематическому изучению в СССР причин преступности.

      М. Н. Гернет — один из организаторов советской научно-практической статистики. В аппарате ЦСУ РСФСР, а затем СССР он работал с начала организации управления, а с 1924 г. по Г930 г. заведовал отделом моральной статистики, который занимался сбором и изучением различных статистических материалов прокуратуры, милиции, судов, исправительно-трудовых учреждений, комиссий по делам несовершеннолетних правонарушителей и т. п.

      Используя богатый материал моральной статистики СССР и других стран, М. Н. Гернет пишет рад статей и монографий, в том числе «Моральная статистика» (1922), «Преступность и самоубийства во время войны и после нее» (1927), «Преступность за границей и в СССР» (1931) и др.

      Профессор А. А. Герцензон писал, что эти работы — результат огромного многолетнего труда ученого, «составили своеобразную энциклопедию уголовной статистики свод сведений о преступности » репрессии в различных странах за весь период существования уголовной статистики, начиная с 20-х годов XIX века и кончая 20-ми годам» XX века».[17]

      Всестороннее изучение преступного мира Москвы начала 20-х годов позволило впервые в истории начать изучение преступности на научно-материалистической основе и обеспечить связь юридической науки с практикой. В 1923 г. под редакцией Гернета выходит первый советский; комментарий к первому Уголовному кодексу РСФСР. При его участии впервые в СССР создается Кабинет по изучению личности преступника и преступности сначала в Москве, а затем и в ряде других крупных городов страны: Ленинграде, Киеве, Саратове и др., а в 1925 г. при НКВД РСФСР создается Государственный институт по изучению преступности, в котором М. Н. Гернет заведовал социально-экономической секцией и статистическим бюро. С 1926 по 1929 г. институт издал под редакцией Гернета ряд сборников научных работ, в том числе «Проблемы преступности» (четыре выпуска), «Современная преступность», «Растрата и растратчики», «Хулиганы и хулиганство» и др.

      Считая, что преступность есть продукт определенных социально-экономических условий жизни людей, в предисловии к книге «Преступный мир Москвы» М. Н. Гернет снова возвращается к критике антропологической теории. «Если профессор Ломброзо, — писал он, — создал теорию прирожденного преступника, то нам хочется иногда поставить слова преступный мир в кавычки и тем самым подчеркнуть условность понятия преступности, ее изменчивость и зависимость от условий места и времени».[18]

      М. Н. Гернет — крупнейший специалист и теоретик по тюрьмоведению. Им создана серия очерков по тюремной психологии, опубликованных в журнале «Право и жизнь», а затем изданных в 1925 г. отдельной книгой под названием «В тюрьме. Очерки тюремной психологии». Этот труд ученого — оригинальное научное исследование, каких не много в мировой литературе.

      С 1931 по 1942 гг. М. Н. Гернет преподает в Московском юридическом институте, а с 1942 г. возвращается в свою alma mater, где работает до 1948 г.

      В трудные годы войны ученый-гуманист работает над материалами о зверствах немецко-фашистских захватчиков. 6 июня 1946 г. oн делает в ВИЮНе доклад на тему: «Преступления гитлеровцев против; человечности». В этом же году выходит его книга под таким же названием. Он писал: «Нюрнбергский процесс, процессы в Смоленске, Минске, Харькове, Киеве, Орле и других городах раскрыли чудовищные злодеяния гитлеровцев. Представлены тысячи документов об этих злодеяниях, заслушаны показания многих сотен свидетелей-очевидцев и уцелевших жертв германского фашизма... Каждый мыслящий честный человек в любой стране света ждет справедливой кары для гитлеровцев,, ждет, чтобы они понесли то наказание, которого вполне заслужили за все преступления против мира, против законов и обычаев войны, против человечности».[19]

      Представление о научной работе М. Н. Гернета будет неполным, если обойти молчанием его библиографические труды, без которых нельзя себе представить научную работу в области истории уголовно-правовой науки, статистики, криминалистики. Это «Указатель русской и иностранной литературы о детской преступности и мерах борьбы с нею» (в книге «Дети — преступники»), «Библиографические указатели по вопросам уголовного права» (СПб., 1913), «Указатель русской и иностранной литературы по статистике преступлений, наказаний и самоубийств» (М., 1924), «Систематический библиографический указатель литературы по криминалистике» (Минск, 1936).

      М. Н. Гернет занимался научной работой более 55 лет. За это время им написано более 350 научных работ: монографий, статей, рецензий и т. п., подготовлены и отредактированы десятки сборников статей по различным отраслям правовой науки. Но наиболее известной и юристам и широкому кругу читателей является его пятитомная монограгфия «История царской тюрьмы» (1941 —1956), историко-юридический труд, над которым он работал более двадцати лет.

      Жизнь М. Н. Гернета — беспрерывный титанический труд. В труде он находил удовлетворение, радость бытия и счастье. Но беда подкрадывалась к нему постепенно. Профессор А. А. Герцензон, вспоминая о своем учителе, писал, что «уже в начале 20-х годов зрение М. Н. Гернета сильно ослабло... В конце 20-х годов М. Н. Гернет жаловался, что почти не различает силуэта своего собеседника, а в начале 30-х годов М. Н. Гернет окончательно ослеп».[20]

      Будучи совершенно слепым, ученый продолжает работать: он читает лекции, пишет научные труды, оказывает квалифицированную помощь практическим работникам. Только с 1932 по 1938 гг. М. Н. Гернет, прекрасно владевший рядом иностранных языков, составил более 70 печатных листов обзоров текущей иностранной литературы по криминалистике и уголовному праву.

      Профессор М. Д. Шаргородский, работавший ряд лет (1942—1945) .на юридическом факультете МГУ вместе с М. Н. Гернетом, вспоминал: «Широта интересов и тесная связь М. Н. Гернета с развитием науки уголовного права, криминологии и криминалистики в нашей стране видны не только из разносторонности его монографических работ и статей, но и из многочисленных опубликованных им рецензий на большое число работ по уголовному праву, криминологии и криминалистике».[21] Удивительная работоспособность, феноменальная память и исключительная эрудиция М. Н. Гернета позволили ему, будучи уже совершенно слепым, принимать активное участие в научной жизни. Он прочитал ряд докладов на кафедре уголовного права, а в 1943 г. сделал доклад на первой общеуниверситетской научной конференции, часто выступал в прениях, официальным и неофициальным оппонентом по диссертациям, бывал на всех заседаниях в ИПАНе и ВИЮНе.[22]

      В это же время в своей автобиографии М. Н. Гернет писал: «Слепота крайне затрудняет мою работу, но стараюсь преодолеть трудность и продолжать научную работу».[23] А в одном из писем сообщал: «Немало времени берет у меня подготовка к устному выступлению, так как вследствие слепоты приходится усваивать все на память».[24]

      Одно из первых обращений ученого к истории царских тюрем относится к 1917 г., когда М. Н. Гернет опубликовал брошюру «Борцы за свободу в Шлиссельбургской крепости». Интерес к этому вопросу все возрастал, а с середины 30-х годов ученый основательно начинает работать над «Историей царской тюрьмы».

      В предисловии к 4 тому М. Н. Гернет писал, что он будет продолжать свой труд и что «история нескольких других царских тюрем, имевших особое значение в XX веке, а также и история тюрем при Временном правительстве будет освещена мною в последующих томах моего труда».[25] Однако написать эти тома М. Н. Гернет не успел. Лишь пятый том, материалы для которого были доработаны его учениками О. И. Ивановой и Ю. И. Кораблевым, под редакцией профессора А. А. Герцензона вышел в свет в 1956 г.

      Первые три тома «Истории царской тюрьмы» написаны по единому плану. Сначала автор излагает уголовную политику и тюремное законодательство, затем дает историю Петропавловской и Шлиссельбургской крепостей и, наконец историю монастырских и общеуголовных тюрем. Четвертый том заканчивает историю Петропавловской крепости, пятый — историю Шлиссельбургской крепости и Орловского каторжного централа.

      Исследование М. Н. Гернета в историко-юридической литературе занимает особое место. Такого труда, дающего систематическое и подробное изложение уголовного законодательства и тюремной политики почти за двести последних лет российского самодержавия, еще не было.

      Перед читателями проходят тысячи замечательных людей, посвятивших свою жизнь борьбе против эксплуатации и неравенства и потому ставших жертвами царизма. Те, кто выступали за свободу, — лишались свободы, выступавшие против смертной казни сами умирали на виселицах и эшафотах.

      Впервые за всю историю России М. Н. Гернет смог свободно изучить большое количество архисекретных архивных дел и материалов Секретной комиссии III отделения, крепостей и тюрем, доступ к которым до Октябрьской революции был закрыт.

      Побывал М. Н. Гернет и в крепостях, ставших музеями. Об одном из таких посещений он рассказывает: «... я вошел внутрь Невской куртины, где в одном из казематов содержался в 1886 году еще совсем молодым человеком мой отец. Теперь я 75-летним стариком перешагивал через порог этой куртины в качестве историка, где мой отец провел долгие месяцы в качестве политического заключенного. Я чувствовал какое-то особое отношение к крепости. Отец боролся против режима, который поддерживался этой крепостью, а сын его дожил до счастья быть ее историком, чтобы по мере сил ознакомить читателей с историей политической борьбы, которую вели несколько поколений узников Петропавловской крепости».[26]

      М. Н. Гернет подчеркивал, что тюремная политика неразрывно связана с общей эксплуататорской политикой господствующих классов и что в России «все этапы классовой борьбы отзывались громким эхом под сводами крепостей и тюрем, где в одиночку и стройными рядами проходили и умирали борцы революционного движения».

      Почти четверть века Гернет работал слепым. И все это время его alter ego, другим я была его жена А. В. Гернет, которой принадлежит большая заслуга в подготовке научных работ, созданных ученым в эти годы, в том числе и «Истории царской тюрьмы», в особенности двух последних томов. Ею же составлена библиография научных трудов Гернета. Не случайно свой уникальный труд ученый посвятил жене.

      Вся жизнь М. Н. Гернета — научный подвиг, образец служения своему народу. М. Н. Гернет — крупный ученый-юрист, педагог, пропагандист прошел долгий и сложный путь от прогрессивного ученого конца XIX в. до марксиста-ленинца. За большие заслуги перед советским народом и социалистическим государством в 1928 г. М. Н. Гернету в связи с 30-летием научно-педагогической деятельности было присвоено первому среди юристов звание заслуженного деятеля науки РСФСР.

      В 1936 г. Академия наук СССР в числе немногих ученых присудила ему ученую степень доктора государственных и правовых наук без защиты диссертации.

      В 1944 г. в связи с 70-летием со дня рождения Президиум Верховного Совета СССР наградил М. Н. Гернета орденом Трудового Красного Знамени. В 1947 г. за первые два тома «Истории царской тюрьмы» ему присуждается Государственная премия СССР.

      М. Н. Гернет отличался большим человеколюбием и добротой. Все, кто обращался к нему, вспоминал А. А. Герцензон, всегда находили теплый и радушный прием и помощь — студенты и аспиранты, преподаватели. Это свойство и стремление щедро делиться своими знаниями оставалось присуще М. Н. Гернету в продолжение всей его жизни. И так же всю жизнь он учился сам.[27]

      На протяжении всей своей долгой и трудной жизни он всеми возможными способами добывал знания: читал, слушал лекции,: изучал иностранные языки, исследовал музейные коллекции, посетил многие страны Европы, занимаясь во многих университетах и библиотеках, досконально изучал всю литературу, относящуюся к уголовному праву и тюрьмоведению. всюду, где бывал за рубежом, собирал статистические сведения о преступлениях и преступниках, анализировал и сопоставлял их. Переработав накопленные знания, он торопился отдать их людям: организовывал библиотеки и криминалистические, музеи, читал лекции студентам и в народных университетах, руководил семинарами и писал одну за другой научные работы, выезжал во многие города страны читать лекции, помогал практическим работникам.

      М. Н. Гернет — ученый-гуманист, считал, что все люди достойны свободы и счастья. Особую любовь он питал к детям. В своих работах он исследовал человеческую жизнь от зарождения плода до прекращения жизни с точки зрения социальной, психологической, педагогической; юридической.

      Мечтая о будущем, он видел новое свободное общество людей, где; не будет ни преступников, ни преступлений.

       

      1 См.: Учен. зап. Моск. юрид, ин-та, вып. 3. 1941, с. 111—112.

      2 См.: История Московского университета, т. 1. М., 1955, с. 500—502.

      3 См.: Юридическая газета, 1897, № 63.

      4 См.: Шаргородский М. Д. Михаил Николаевич Гернет. — В кн.; Гернет №.. Н. Избранные произведения. М., 1974, с. 9—10.

      5 См.: Криминология. М., 1968, с. 57.

      6 См.: Гернет М. Н. Избранные произведения, с. 188.

      7 Там же, с. 192.

      8 Там же, с. 197.

      9 Там же, с. 200—201.

      10 Ленин В. И. Поли. собр. соч., т. 21, с. 177.

      11 Цит. по: Судебная психиатрия. М., 1949, с. 43.

      12 См.: Гернет М Н. Революция, рост преступности и смертная казнь. М.,1917. с. 16-17.

      13 Гернет М, Н. Дети—преступники. М., 1912, с. 3.

      14 Цит. по: Шаргородский М. Д. Указ, соч., с. 16

      15 Гернет М. Н. Избранные произведения, с. 287, 311.

      16 История  Московского университета, т. 2. -с. 32.

      17 Герцензон А. А. Михаил Николаевич Гернет, его жизнь, общественная и научная деятельность (1874—1953;). — В кш: Гернет М.. Mi. История царской тюрьмы, т. 1. М., 1960, с. 29.

      18 Гернет М Н. Избранные произведения, с. 437.

      19 Гернет М. Н. Преступления гитлеровцев против человечности. М., 1946,. с. 32.

      20 Герщензон А. А. Указ, соч., с. 18.

      21 Шаргородский М. Д. Указ, соч., с. 29.

      22 См. там же, с. 30—31.

      23 Герцензон А. А. Указ, соч., с. 41.

      24 Шаргородский М. Д. Указ, соч., с. 31.

      25 Гернет М. Н. История царской тюрьмы, т. 4. М., 1962, с. 7.

      26 Там же, с. 283.

      27 См.: Герцензон А. А. Указ, соч., с. 42.

    Информация обновлена:23.06.2004


    Сопутствующие материалы:
      | Персоны | Книги, статьи, документы 
      

    Если Вы не видите полного текста или ссылки на полный текст статьи, значит в каталоге есть только библиографическое описание.

    Copyright 2002-2006 © Дирекция портала "Юридическая Россия" наверх

    Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
    Rambler's Top100 Яндекс цитирования

    Редакция портала: info@law.edu.ru
    Участие в портале и более общие вопросы: reception@law.edu.ru
    Сообщения о неполадках и ошибках: system@law.edu.ru