Учиться в России!
Регистрация »» // Логин:  пароль:

Федеральный правовой портал (v.3.2)
ПОИСК
+ подробный поиск
Подняться выше » Главная/Все статьи/

Источник: Электронный каталог отраслевого отдела по направлению «Юриспруденция»
(библиотеки юридического факультета) Научной библиотеки им. М. Горького СПбГУ


Хакимов, М. Х.
Развитие советской национальной
государственности в Узбекистане /М. Х. Хакимов.
//Правоведение. -1975. - № 2. - С. 36 - 44
  • Статья находится в издании «Правоведение.»

  • Материал(ы):
    • Развитие советской национальной государственности в Узбекистане.
      Хакимов, М. Х.

      М. Х. Хакимов, доктор юридических наук

      Развитие советской национальной государственности в Узбекистане

      В октябре 1974 г. исполнилось пятьдесят лет Узбекской Советской Социалистической Республике.

      Основы национальной политики рабочего класса разработаны клас­сиками марксизма, которые раскрыли место и роль национального во­проса в революционном преобразовании мира, показали его подчинен­ность интересам классовой борьбы, определили отношение пролетариата и его партии к различным формам государственного устройства.      В. И. Ленин считал главным в программе партии по национальному вопросу право нации на самоопределение вплоть до отделения. Именно в свободе отделения он видел гарантию того, «чтобы унаследованное от капитализма недоверие трудящихся масс разных наций и озлобление рабочих угнетенных наций против рабочих угнетательских наций было полностью рассеяно и сменилось сознательным и добровольным сою­зом».[1]

      Ленинские положения об областной автономии и федерации, при­званной обеспечить союз всех народов Советской России на принципах суверенитета, добровольности и взаимопомощи, легли в основу первых декретов Октября: обращения II Всероссийского съезда Советов к «Ра­бочим, солдатам и крестьянам!», «Декларации прав народов России», обращения Совета Народных Комиссаров «Ко всем мусульманам Рос­сии и Востока», постановления III Всероссийского съезда Советов «О федеральных учреждениях Российской республики» и других докумен­тов.[2]

      Узбекский народ, как и все народы Средней Азии, после присоеди­нения к России вовлекается в революционное движение, особенно в конце XIX и начале XX вв. Вопрос о выборе форм государственного уст­ройства решался исходя из коренных задач рабочего класса и трудо­вого крестьянства: интернациональное сплочение трудящихся различ­ных национальностей, победа социалистической революции и строитель­ство социализма и коммунизма.

      Национальное развитие и национальное самоопределение народов Средней Азии с первых дней Октября происходило в сложных условиях. Часть населения проживала на территории Туркестанского края, дру­гая — в Бухарском эмирате и Хивинском ханстве, причем последние до победы революции находились под протекторатом Российской империи. Процесс формирования узбеков, как и других коренных народов этого региона, еще не был завершен.[3] В этих условиях народы Средней Азии

      37

      первоначально самоопределились в Туркестанскую автономную Совет­скую Социалистическую Республику в составе РСФСР, провозглашен­ную в апреле 1918 г.[4] Туркестанская АССР стала первой формой госу­дарственного самоопределения всех коренных народов Средней Азии —-узбеков, туркмен, таджиков, казахов, киргизов и каракалпаков.

      Выступая в 1920 г. на III конгрессе Коминтерна, В. И. Ленин гово­рил: «Практическая работа русских коммунистов в колониях, принадле­жавших раньше царизму, в таких отсталых странах, как Туркестан и проч., поставила перед нами вопрос о том, каким образом применять коммунистическую тактику и политику в докапиталистических услови­ях, ибо важнейшей характерной чертой этих стран является то, что в них господствуют еще докапиталистические отношения, и поэтому там не может быть и речи о чисто пролетарском движении».[5]

      Как известно, действие общих закономерностей социалистического строительства проявляет себя через национально-специфическое. В этом отношении примечателен опыт национально-государственного строи­тельства в рамках Туркестанской АССР в составе РСФСР. Автономия Туркестана — пример разнообразия и гибкости организационных форм, применявшихся при проведении ленинской национальной политики в отсталых окраинах России, вступивших на социалистический путь раз­вития, минуя капитализм.[6] Однако при всей значимости национальной специфики главными оставались объективные закономерности строи­тельства социализма и развития советской государственности, общие для всех народов нашей страны..

      Именно в Туркестане впервые практически осуществлена ленинская идея о возможности создания Советов в крестьянских странах с дока­питалистическими отношениями, о чем свидетельствовал повсеместный процесс преобразования различных национально-демократических ор­ганизаций — иттифаков (общественные организации широких слоев трудящихся масс), национальных комитетов, союзов мусульманских Со­ветов — в Советы рабочих и декханских (крестьянских) депутатов и их слияние в единые органы диктатуры пролетариата.[7]

      Характерным примером многообразия организационных форм проведения в жизнь основных начал национальной политики, рассчитанной на скорейшее прохождение «определенной ступени развития» в, области национально-государственного строительства в Туркестане, является создание и деятельность Народного Комиссариата по национальным де­лам ТАССР, образованного решением V съезда Советов края. Создание этого наркомата было продиктовано спецификой национальных отноше­ний в автономном Туркестане в первые годы Советской власти, тем, что Туркестан — многонациональная автономная республика, на обширной территории которой проживало более десяти национальностей, находив­шихся, к тому же на различных ступенях социально-экономического и
      культурного развития.[8]

      38

      Функции, близкие к функциям наркомата по национальным делам, выполняли национальные отделы — узбекский, туркменский, казахский и другие, созданные при ЦИК Туркестана вскоре после V съезда КПТ и IX съезда Советов ТАССР. Эти органы оказывали большую помощь партии и правительству в укреплении низовых органов власти и в реор­ганизации экономической и политической жизни края на социалистиче­ских началах, разумеется, с учетом национально-бытовых потребностей, а равно и степени подготовленности к осуществлению тех или иных хозяйственно-политических мероприятий.

      Говоря о национально-специфических моментах в организации и деятельности автономного Туркестана, следует упомянуть Краевое мусульманское бюро РКП (б) —Краймусбюро, функционировавшее в со­ставе Крайкома РКП (б) в трудные годы гражданской войны и иност­ранной военной интервенции. Являясь временным партийным органом, оно занималось преимущественно партийно-просветительной работой. Так, Краймусбюро и его органы на местах содействовали Крайкому РКП (б) в руководстве партийной работой среди мусульманских комму­нистов и организации коммунистических ячеек, сельских Советов, сою­зов бедноты; выполняли большую работу по расширению сети школ и печатных органов на языках местных национальностей, руководили дея­тельностью курсов по подготовке местных кадров для различных сфер государственной и хозяйственной жизни; способствовали проведению мобилизации в ряды Красной Армии коренных жителей края. Краймус­бюро руководило деятельностью младобухарцев и младохивинцев и пропагандировало идеи социального и национального освобождения в сопредельных с Советским Туркестаном странах Востока.[9]

      В развитии национальной советской государственности народов Туркестана исключительную роль сыграла Комиссия ЦК РКП (б), ВЦИК, СНК РСФСР по делам Туркестана, преобразованная вскоре в Туркбюро ЦК РКП (б), а впоследствии — в Средазбюро ЦК РКП (б), призванная передать народам Туркестана опыт русского, рабочего клас­са в области организационной работы, и прежде всего в сфере партий­ного[10], и национально-государственного строительства.[11]

      В 1920 г. ЦК РКП (б) обратился с письмом к партийным работни­кам «К работе среди народов Востока».[12] Это была научно обоснован­ная программа деятельности партии в области политического, экономи­ческого и национально-государственного строительства. Состоявшиеся в сентябре 1920 г. V съезд КПТ и IX съезд Советов ТАССР в полном со­ответствии с данным письмом определили конкретные задачи партий­ных и советских органов республики в сфере хозяйственного и куль­турного строительства, по совершенствованию государственного аппара­та и укреплению его связей с трудящимися. Главный итог работы IX съезда Советов ТАССР — принятие новой Конституции ТАССР, кото­рая законодательно закрепила разграничение компетенции РСФСР и ТАССР.

      39

      Этот документ внес ясность и в вопрос о формах и мерах борьбы с отдельными пережитками патриархально-феодального прошлого. В ча­стности, было подчеркнуто, что эта борьба требует проведения ряда экономических, политических и культурных мероприятий. Сказанное можно проиллюстрировать на примере упразднения судов казиев и биев, национализации вакуфных земель, закрытия старометодных и кон­фессиональных мактабов (школ) и др. В июне 1919 г. СНК ТАССР в соответствии с пожеланиями Чрезвычайного VII съезда Советов Турке­стана и первой краевой конференции мусульманских организаций РКП (б) издал приказ об упразднении судов казиев и биев. С их ликви­дацией народные советские суды становились единственными судебны­ми органами на всей территории автономного Туркестана. Хотя, в прин­ципе, осуществление этого мероприятия было безусловно правильным, однако правительство ТАССР, издавая приказ, не учло степени подго­товленности коренного населения, еще не освободившегося от влияния религии, на протяжении столетий отравлявшей его сознание. О религи­озности и фанатизме части масс, особенно в вопросах брака, развода, опекунства, наследования и т. п., говорил В. И. Ленин в марте 1919 г. на VIII съезде РКП (б).[13] Именно поэтому упразднение на втором году Советской власти казийских и бийских судов стало шагом несколько преждевременным.

      Кроме того, суды казиев руководствовались шариатом как систе­мой религиозных, правовых и моральных норм, а суды биев — адатом (обычным правом). И шариат, и адат не соответствовали целям и задачам социалистического правосудия, но в то же время они не являлись частью системы права бывшей Российской  империи и не могли быть сразу ликвидированы Советской властью.  Их упразднение  требовало проведения большой разъяснительной, культурно-просветительной, воспитательной работы. Освобождение трудящихся от религиозного дурмана происходило постепенно и, соответственно, постепенно должны были отмирать нормы шариата и адата, а вместе с ними — суды казиев и биев. Преждевременность отмены названных судов сказалась сразу, и уже в августе того же 1919 г. Наркомюст Туркестанской республики специальным приказом разрешил народным советским  судам руководствоваться нормами шариата, если таковые не противоречат социалистическому правосознанию мусульман. Согласно приказу Наркомюста суды могли урегулировать определенные гражданские споры, прежде всего в области имущественных и семейных отношений, на основе норм шариа­та  и адата.

      Аналогичное положение сложилось и в связи с национализацией вакуфных имуществ, принадлежавших религиозным учреждениям, и закрытием старометодных школ и конфессиональных мактабов, где дети наряду с общеобразовательными дисциплинами изучали отдельные догмы и обряды шариата. Вот почему советские и партийные органы Туркестана в полном соответствии с директивами ЦК РКП (б) осуществили ряд мероприятий, направленных на исправление ошибок, связан­ных с неправильным выбором времени, форм и методов борьбы, с от­дельными пережитками патриархально-феодального прошлого. Там, где определенная часть населения этого желала, были восстановлены суды казиев и биев. Вакуфы, принадлежавшие до национализации религиозным учреждениям, передавались в распоряжение Наркомпроса и куль­турно-просветительных обществ с тем условием, чтобы приносимые ими

      40

      доходы использовались на содержание старометодных мактабов, также легализированных и служивших специфической формой перехода веру­ющей части населения к советской школе.

      Шариатские суды, вакуфы и старометодные школы и им подобные институты постепенно изживали себя как противоречившие советской действительности пережитки феодально-теократических отношений. Так, уже к концу 1924 г. резко сокращается количество дел, поступавших в казийские и бийские суды. Советские судебные органы становились не только господствующей, но и единственной судебной системой, осущест­влявшей социалистическое правосудие на всей территории Туркестан­ской АССР. Шариатские суды, как и институты вакуфных имуществ и старометодных школ, окончательно прекратили свое существование в 1928 г.

      Одно из важнейших условий развития и укрепления советской на­циональной государственности узбекского народа — подготовка нацио­нальных кадров. В процессе решения этой задачи во всех республиках Средней Азии приходилось преодолевать трудности, обусловленные унаследованными от колониального прошлого отсталой экономикой и почти сплошной неграмотностью местных трудящихся масс. Обучение, подготовка через сеть многочисленных курсов, школ, университетов повсеместно сопровождались широким выдвижением на общественную и государственную работу передовых рабочих и крестьян, независимо от того, имели ли они специальное образование. Тем самым в ходе самой практики национально-государственного строительства изживался пред­рассудок, «будто управлять государством, нести будничную, ежеднев­ную работу управления в состоянии только богатые или из богатых се­мей взятые чиновники».[14]

      В осуществлении задач по подготовке национальных кадров для государственного и хозяйственного аппарата и по переводу делопроиз­водства на местные языки большую роль сыграли решения, X и XII съез­дов РКП (б) и четвертого совещания ЦК РКП (б) с ответственными работниками национальных республик и областей (9—12 июня 1923 г.).[15]

      Для практического претворения в жизнь указанных директив при ТуркЦИКе была образована постоянно действующая комиссия по уком­плектованию учреждений местными работниками и переводу делопро­изводства на местные языки (сокращенно — Коммесдел) со своими ор­ганами — одноименными комиссиями при областных и уездных испол­комах. Коммесдел состоял из председателя, назначенного из числа чле­нов Президиума ТуркЦИКа, и представителей Компартии Туркестана, ЦК КСМТ, Туркбюро ВЦСПС, НКТ ТАССР, НКВД ТАССР и ЦК Со­юза «Кошчи».

      Коммесдел и его органы провели большую работу: были организо­ваны опытно-показательные делопроизводства на местных языках в двух волостях Сырдарьинской области: Турбатской — на казахском языке и Ниязбекской — на узбекском; подготовлены и изданы сборники форм делопроизводства и отчетности для волостных исполкомов, сель­ских, кишлачных и аульных Советов; сборники важнейших законода­тельных актов СССР и РСФСР стали издаваться на русском, узбекском и казахском языках. В результате уже к началу 1924 г. в уездах, воло­стях и кишлаках делопроизводство целиком было переведено на мест­ные языки. В областных и центральных учреждениях делопроизводство

      41

      велось параллельно на русском языке и на языках местных националь­ностей.

      Закономерный этап в процессе самоопределения трудящихся узбе­ков, как и других народов Средней Азии, — победа народной Советской революций 1920 г. в Хиве и Бухаре и образование соответственно Хо­резмской и Бухарской Народных Советских республик.[16] Социальной основой народных советских революций в Хиве и Бухаре стали трудовое крестьянство, рабочие, кустари, ремесленники и прогрессивные слои национальной буржуазии, руководимые коммунистическими партиями Хорезма и Бухары. На начальном этапе революции положительную роль играли организации младохивинцев и младобухарцев. Хорезмская и Бухарская народные республики явились «прототипом строя нацио­нальной демократии, возникшего в странах, вступивших на путь нека­питалистического развития».[17]

      В период с 1920 г. по 1923 г. в ХНСР и БНСР в условиях затянув­шейся здесь гражданской войны и налетов басмаческих банд произошли крупные политические и социально-экономические преобразования: слом феодальной системы власти и создание органов новой власти, национа­лизация земли, банков, промышленных предприятий, средств связи, транспорта. Ломка старых экономических отношений началась и в де­ревне: создавались показательные государственные предприятия и раз­личные виды кооперации, широко внедрялось кредитование трудовых крестьянских хозяйств и т. д. Осуществление общедемократических, а затем социалистических преобразований позволило IV Всехорезмийскому (октябрь 1923 г.) и V Всебухарскому (сентябрь 1924 г.) съездам Со­ветов провозгласить ХНСР и БНСР социалистическими республиками, что сыграло важную роль в дальнейшем развитии национальной совет­ской государственности всех коренных народов Средней Азии.

      Нация — база советской национальной государственности. К ок­тябрю 1917 г. формирование народов Средней Азии в нации не было за­вершено. Предпосылки для консолидации этих народов в нации, притом именно в социалистические нации, возникли в результате победы про­летарской революции, установления власти рабочих и крестьян. В этих условиях образование ТАССР, а затем суверенных ХНСР и БНСР за­кономерно, ибо они явились наиболее целесообразной формой само­определения народов Средней Азии, не успевших еще консолидировать­ся в нации.[18]

      Туркестанская АССР, ХНСР и БНСР — замечательный пример правильности ленинских положений о применимости советской органи­зации общества и государства «.. не только к пролетарским, но и к кре­стьянским феодальным и полуфеодальным отношениям»,[19] о том, что «с помощью пролетариата передовых стран отсталые страны могут пе­рейти к советскому строю и через определенные ступени развития — к коммунизму, минуя капиталистическую стадию развития».[20]

      Новым этапом в развитии национальной советской государственно­сти народов Средней Азии стало проведенное в октябре 1924 г. нацио­нально-государственное размежевание ТАССР, Бухарской и Хорезмской

      42

      Советских Социалистических республик.[21] Территории названных рес­публик с компактным большинством той или иной, национальности, представлявшие собой цельные административно-экономические райо­ны, выделились в самостоятельные национально-государственные обра­зования. В результате были образованы Узбекская и Туркменская Со­ветские Социалистические республики, вошедшие на основе свободного волеизъявления своих народов в состав СССР; Таджикская АССР в со­ставе Узбекской ССР; Киргизская автономная область в составе РСФСР и Каракалпакская автономная область, в составе Казахской АССР. Часть территории Туркестанской АССР, населенная преимущест­венно казахами, вошла в состав Казахской АССР.

      Во время национально-государственного размежевания вносились предложения об объединении существующих республик — Туркестана, Бухары, и Хорезма в Среднеазиатскую федерацию в составе СССР, ко­торые были отклонены как неприемлемые, ибо основная задача состоя­ла в том, чтобы объединить узбеков, туркмен, таджиков, казахов, кир­гизов и каракалпаков, живущих в пределах многонациональных ТАССР, БССР, ХССР в свои, т. е. преимущественно национально-одно­родные советские республики.

      Национально-государственное размежевание Средней Азии — клас­сический образец национальной; консолидации под эгидой Советской власти. И хотя при размежевании исключительно важное значение при­давалось национальному принципу, национально-бытовые и хозяйствен­ные особенности тех или иных районов рассматривались не изолирован­но, а в тесной связи с экономическим принципом. При объединении областей и районов, помимо национального состава, учитывалось и их экономическое тяготение друг к другу. Партия руководствовалась указа­ниями В. И. Ленина о том, что «национальный состав населения — один из важнейших экономических факторов, но не единственный и не важ­нейший среди других... Отрывать города от экономически тяготеющих к ним сел и округов из-за „национального" момента нелепо и невоз­можно».[22] Поэтому вновь образованные республики по составу своего населения были многонациональными. Так, в состав Узбекской ССР наряду с узбеками, представляющими компактное большинство ее насе­ления (72,4%), вошли также таджики (11,1%), казахи (3%), киргизы (1,8%) и другие. И когда вскоре проводилось районирование республи­ки, были образованы: один национальный округ, 12 национальных райо­нов и 306 национальных сельсоветов.

      Советская национальная государственность народов Средней Азии постоянно совершенствуется и развивается. Таджикская автономная республика преобразована в союзную республику (1929 г.), а автоном­ные области киргизов и каракалпаков в Киргизскую АССР (1926) и Каракалпакскую АССР (1932). С принятием Конституции СССР 1936 г. Казахская и Киргизская АССР преобразованы в союзные рес­публики и непосредственно вошли в состав СССР.

      Образование Узбекской ССР[23] и других национальных  республик

      43

      создало благоприятные условия для проведения научно обоснованного административно-экономического районирования и дальнейшего совер­шенствования системы местных Советов, завершения коренизации госу­дарственного аппарата, развертывания всех форм социалистической де­мократии, способствовало быстрому решению кардинальных задач хо­зяйственного и культурного строительства. Все это, а также кооперация союзных республик, разносторонняя помощь со стороны более развитых промышленных и культурных центров страны обеспечило одновремен­ную победу социализма во всех республиках.

      Построение развитого социалистического  общества  ознаменовало новый этап в развитии национальных отношений в СССР, главная черта которого — усиление процесса  интернационализации  общественного производства и всех сторон жизни советского общества. «Строительство материально-технической базы коммунизма ведет к еще более тесному объединению советских народов. Все интенсивнее становится обмен ма­териальными и духовными богатствами между нациями,  растёт вклад каждой республики в общее дело коммунистического  строительства».[24]

      В соответствии с основными тенденциями в развитии  социалисти­ческого производства эволюция советской федерации и образующих ее национальных республик характеризуется, с одной стороны, всемерным укреплением СССР как, государственной формы братского содружества всех социалистических  наций и народностей,  а с другой — дальнейшим развитием и расцветом  всех  форм  советской  национальной государственности. В современных условиях национальную государственность нельзя рассматривать отдельно от советской федерации, точно так же, как нельзя себе представить СССР без союзных республик, а единый советский народ — без советских  социалистических наций и народностей. При этом  если основой и носителем национальной - советской государственности являются советские социалистические нации, то основой н носителем единого многонационального  Советского государства выступает новая историческая межнациональная общность людей — советский народ. Возникновение новой исторической общности людей — советского народа нужно рассматривать  «как  своего  рода обобщенный итог тех экономических и социально-политических перемен, которые за полвека свершились в нашей стране».[25]

      В период развитого социалистического общества и постепенного перехода к коммунизму все более возрастает роль советского союзного многонационального государства. Создание материально-технической базы коммунизма, преобразование социалистических общественных отношений в коммунистические, воспитание нового человека — все эти неразрывно связанные между собой грандиозные задачи требуют все­мерного укрепления СССР как государственной формы братского содружества социалистических наций и народностей. Усиление федераль­ных начал по руководству хозяйственной, политической и культурной жизнью всего Союза ССР в соответствии с объективными требованиями развития самих социалистических общественных отношений сопровож­дается постоянным совершенствованием всех форм советской нацио­нальной государственности, в частности, путем обогащения содержания суверенных прав союзных республик в процессе их реализации, а также расширения прав автономных республик в области руководства административно-хозяйственным и социально-культурным строительством. И

      44

      подобно тому, как по мере дальнейшего развития и расцвета советских социалистических наций усиливается процесс их все более тесного сближения, так и эволюция форм советской автономии и федерации характеризуется постоянным укреплением и совершенствованием федеральных связей и интернационализацией советской национальной государственности.

      Эту тенденцию можно наблюдать и на примере развития Узбекской ССР, в том числе ее важнейших государственно-правовых атрибутов, например, законодательства. Так, в период перехода к социализму: гражданское, трудовое и особенно семейное законодательство Узбекской ССР по ряду вопросов существенно отличалось от общесоюзного законодательства. Однако с победой социализма и развитием экономики и культуры стали постепенно изживать себя многие отличия, связанные главным образом с догмами шариата и религиозной моралью. Общность правовых норм, действующих в Узбекистане и других союзных республиках, стала особенно очевидной с принятием за последние годы основ законодательства Союза ССР и союзных республик по многим отраслям экономического и социально-культурного строительства. В то же время различия, связанные с особенностями почвенно-климатических условий республик, направления и характера хозяйства, а также национальной специфики и бытовыми условиями их населения, нашли свое отражение в республиканских кодексах.[26]

      То же самое происходит и в развитии такого атрибута государства, как территория. В период перехода к социализму, совпавшего, напри­мер, для узбекского народа, как и для ряда других народов Средней Азии, с периодом их национальной консолидации, принадлежность тер­ритории к тем или иным национально-государственным образованиям определялась по национальному и этническому составу ее населения, а также с учетом экономического тяготения. Ныне под воздействием но­вых факторов, прежде всего усиления подвижности населения и роста многонационального состава населения республик, границы между со­юзными республиками в пределах СССР все более теряют былое значе­ние. Один из многочисленных примеров тому — частичное изменение границ между Узбекской ССР и Казахской ССР, имевшее место за по­следние 10—15 лет.

      Опыт Советского Союза по развитию национальной государственно­сти принадлежит всему мировому революционному движению, всем коммунистическим и рабочим партиям. Он имеет неоценимое значение для национально-освободительного движения в странах Азии, Африки, Латинской Америки, для борьбы трудящихся за создание своих незави­симых национальных государств, в развитии их по пути мира, демокра­тии и социализма.

      [1] Ленин В.И. Полн. собр. соч., т.38, с.111.

      [2] См.: Декреты Советской власти, т.1. М., 1957, с.8,39,113,351—352.

      [3] Об  основных  чертах  общественного,  государственного  строя  дореволюционного Туркестана, Бухарского эмирата  и  Хивинского  ханства  см.:  Материалы  к истории  Советского государства и права Узбекистана. Ташкент, 1958, с. 9—142.

      [4] См.: История Советского государства и права Узбекистана, т.1. Ташкент, I960, с.5—88,195—508; Манелис Б.Л. Из истории государственно-правовых взаимоотношений Туркестанской АССР и РСФСР. Ташкент, 1966; Уразаев Ш.3. В.И. Ленин и строительство советской государственности в Туркестане. Ташкент, 1967; Турсунов X.Т. Национальная политика Коммунистической партии в Туркестане. Ташкент, 1971.

      [5] Ленин В. И.  Полн. собр. соч., т 41, с.244.

      [6] См.: Уразаев Ш.3. Указ. соч., с.255—337.

      [7] См.: Xакимов М.X. Развитие национальной советской государственности в Узбекистане. Ташкент, 1965, с.41—75.

      [8] См. там же, с.91—115.

      [9] См. там же, с.117—133.

      [10] См.: Назаров С. Руководство ЦК РКП (б) партийным строительством в Средней Азии. Ташкент, 1972.

      [11] См.: Ишанов А.И. Роль Туркомиссии в укреплении советской государственности в Средней Азии  (1919—1920). Изд-во АН УзССР. Сер. общественных наук. Ташкент, 1960, №3, с.11—19; Хасанов К.  Деятельность Средазбюро ЦК РКП (б)  в период проведения национально-государственного размежевания в  Средней Азии (1924—1925). — Учен. зап. кафедр общественных наук Таш. гос. пед. ин-та ин. яз., вып.12. Ташкент, 1964.

      [12] См.: КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК. Изд. 8-е. М., 1970, т.2, с.146—148.

      [13] См.: Ленин В.И. Полн. собр. соч., т.38, с.158.

      [14] Ленин В.И. Полн. собр. соч., т.34, с.315.

      [15] См.: КПСС в резолюциях, т.2, с.488—494.

      [16] См.: Ишанов А.И.  Бухарская народная советская республика. Ташкент, 1969;  История  Бухарской и Хорезмской советских республик. М., 1971.

      [17] Рашидов Ш.Р. Ленинизм—знамя освобождения  и  прогресса  народов. — Доклад  на международной  научной  конференции «Опыт социалистических преобразований в СССР и его международное значение». Ташкент, 1972, с.13.

      [18] См.: Раджабов С.А. В.И. Ленин и советская национальная государственность. Душанбе, 1970, с.15—307.

      [19] Ленин В.И. Полн. собр. соч., т.41, с.245.

      [20] Там же, с.246.

      [21] См.: Гордиенко А.А. Создание советской национальной  государственности в Средней Азии. М., 1959, с.130—219; Раджабов С.А. Указ, соч., с.344—402; Государственное строительство в Узбекской ССР. Ташкент, 1974.

      [22] Ленин В. И. Полн. собр. соч., т.24, с.149.

      [23] Подробнее о развитии советской государственности в  период строительства и победы социализма см.: История советского государства и права Узбекистана, т.2. Ташкент,  1963, с.13—80,113—196,359—416,571—642;  История  Советского государства и права Узбекистана, т.3. Ташкент, 1968, с.11—55,203—236,493—565,660—673; Агзамходжаев А.  Образование и развитие Узбекской ССР. Ташкент, 1971, с.75—287; Михаилов А.И. Государственное строительство Узбекской ССР на современном этапе. Ташкент, 1973.

      [24] КПСС в резолюциях, т.8. М, 1972, с.283.

      [25] Брежнев  Л.И.  О  пятидесятилетии  Союза  Советских  Социалистических республик, М., 1973, с.19.

      [26] См.: Васикова М. Законодательная деятельность Узбекской ССР. Ташкент, 1973, с.175—215; Государственное строительство и право в Узбекистане. Ташкент, 1974, с.218—333.

    Информация обновлена:10.01.2006


    Сопутствующие материалы:
      | Книги, статьи, документы 
      

    Если Вы не видите полного текста или ссылки на полный текст статьи, значит в каталоге есть только библиографическое описание.

    Copyright 2002-2006 © Дирекция портала "Юридическая Россия" наверх

    Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
    Rambler's Top100 Яндекс цитирования

    Редакция портала: info@law.edu.ru
    Участие в портале и более общие вопросы: reception@law.edu.ru
    Сообщения о неполадках и ошибках: system@law.edu.ru