Учиться в России!
Регистрация »» // Логин:  пароль:

Федеральный правовой портал (v.3.2)
ПОИСК
+ подробный поиск
Подняться выше » Главная/Все статьи/

Источник: Электронный каталог отраслевого отдела по направлению «Юриспруденция»
(библиотеки юридического факультета) Научной библиотеки им. М. Горького СПбГУ


Щетинин, Б. В.
О понятии государственной власти /Б. В.
Щетинин.
//Правоведение. -1973. - № 6. - С. 14 - 22
  • Статья находится в издании «Правоведение.»

  • Материал(ы):
    • О понятии государственной власти.
      Щетинин, Б. В.

      Б. В. Щетинин, доктор юридических наук

      О понятии государственной власти

      Понятие власти, как и государства, продолжает привлекать вни­мание исследователей, что отнюдь не случайно. В этих понятиях пре­ломляются наиболее существенные стороны общественных явлений прошлого и настоящего человеческой цивилизации, острой борьбы между различными классами, социальными группами и нациями.

      Власть как общественная функция по руководству совместными делами общества возникла еще в период первобытно-общинного строя. Ее появление было обусловлено объективной необходимостью упоря­дочения экономических и иных отношений между людьми в родо-племенной период организации человеческого общества. С возникнове­нием частной собственности на средства производства и разделением людей на противостоящие классы общественная власть превращается в государственную: «Общество создает себе орган для защиты своих общих интересов от внутренних и внешних нападений. Этот орган есть государственная власть. Едва возникнув, он приобретает самостоя­тельность по отношению к обществу и тем более успевает в этом, чем более он становится органом определенного класса и чем более явно он осуществляет господство этого класса».[1] Таким классом становится экономически господствующий класс, который, сосредоточив в своих руках средства производства, получает возможность эксплуатировать лиц, их лишенных, т. е. трудящихся, составивших класс эксплуати­руемых.

      Государственная, или политическая власть, как еще ее называли основоположники научного коммунизма, отличается от общественной власти родового строя рядом существенных признаков.

      1. Государственная власть — организация общества, непосредст­венно с населением не совпадающая. Она выделяет из правящего класса особый аппарат управляющих лиц и образует аппарат госу­дарственного принуждения (вооруженные отряды (армия), полиция и иные карательные органы), призванный обеспечивать систематическое государственное принуждение. В связи с этим К. Маркс отмечал: «.. .Существование государственной власти находит свое выражение именно в ее чиновниках, армии, администрации, судьях. Если от­влечься от этого ее физического воплощения, она представляет собой лишь тень, воображение, простое название»[2]

      15

      Государственная власть связана с разделением населения по административно-территориальному принципу. Это не только способствует ее возникновению и упрочению, но и знаменует начало формиро­вания отдельных государств, ведет к установлению пространственных пределов государственной власти, к появлению ее центральных и мест­ных органов и, наконец, в дальнейшем — института гражданства или подданства.[3]

      К  числу  существенных  признаков, отличающих государственную власть от общественной, относятся также налоги и займы. В них впервые осуществление  государственной власти  и соответственно  го­сударства выявилось экономически. Налоги и займы нужны государственной  власти  для  содержания  аппарата  управления  и  принуждения.

      Таким образом, государственная власть, возникнув исторически из общественной власти и унаследовав от нее публичный характер, т. е. руководство общими делами общества, во всем остальном стала ее прямой противоположностью.

      Весь опыт истории, как правильно отмечается в литературе, пока­зывает, что ни одно человеческое общество не обходится без власти и нормативного регулирования общественных отношений. Менялись только сущность и содержание власти, сущность и содержание со­циальных норм, формы и методы властвования и контроля. Этот опыт дает основание предположить, что и зрелое коммунистическое обще­ство не откажется от власти, социальных норм и контроля, однако по­следние утратят в нем свой политический характер.[4] С полным исчез­новением классов и построением второй фазы коммунистического об­щества государственная власть превратится в систему общественного коммунистического самоуправления — в общественную власть, но уже на качественно новом уровне развития человеческой цивилизации. От власти общественной в доклассовом обществе к власти государствен­ной в обществе классовом и вновь к общественной власти в будущем бесклассовом коммунистическом обществе — такова диалектика разви­тия власти в человеческом обществе.

      Власть в развитом коммунистическом обществе лишь внешне будет напоминать ту власть, которая существовала при первобытнообщин­ном строе. Но люди не могут обойтись без общественной власти, по­скольку их объединяет публичный интерес, т. е. общие интересы всего общества, требующие соответствующего руководства экономическими и социальными процессами. Вот почему даже такое высокоорганизо­ванное общество, как коммунистическое, будет нуждаться в общест­венной власти, основанной на общественном мнении как критерии оценки деятельности членов общества и применения мер обществен­ного принуждения к тем из них, которые в силу тех или иных личных интересов нарушат правила поведения коммунистической обществен­но-экономической формации.

      Основоположники научного коммунизма в «Манифесте Коммунистической партии» дали следующее определение политической (госу­дарственной) власти: «Политическая власть в собственном смысле слова — это организованное насилие одного класса для подавления другого».[5] Это общее определение государственной власти в собствен-

      16

      ном смысле слова. Оно применимо к понятию государственной власти в любом классовом обществе, в том числе и в социалистическом в пе­риод существования в нем эксплуататорских классов при переходе от капитализма к социализму. Правда, с той существенной оговоркой, что наряду с классовым насилием в отношении эксплуататорских классов и элементов Советская власть уже в тот период, и это было главным в ее содержании, осуществляла созидательные функции по строительству социализма. Она вовлекала в этот процесс и непроле­тарские слои населения, которые под руководством рабочего класса и его партии постепенно высвобождались от социальных и экономиче­ских пут прошлого, становились равноправными членами нового обще­ства, находя в нем место в соответствии со своими способностями и личным трудом. С ликвидацией эксплуататорских классов и построе­нием развитого социалистического общества государственная власть в собственном смысле слова превращается в общенародную власть, где общие интересы всего общества превалируют над интересами от­дельных социальных групп, наций и народностей.

      В связи с этим в юридической литературе появилось немало работ, в которых предпринимается попытка в различных ракурсах подойти к определению государственной власти. В одних из них власть опре­деляется как способность подчинять поведение и деятельность людей воле всего общества или отдельного класса,[6] в других — как форма руководства, предполагающая право и возможность распоряжаться кем-либо (людьми) и чем-либо (определенными процессами), подчи­нять своей воле других.[7] Имеются и иные определения государствен­ной власти,[8] однако все авторы считают, что власть есть инструмент для подчинения своей воле других. Разумеется, в этом смысл любой власти. Без этого власть теряет свое значение. Вот почему Л. А. Гри­горян, который видит во власти, что, на наш взгляд, правильно, преж­де всего форму руководства, вынужден дополнить свою формулировку понятия власти указанием на ее свойство подчинять «своей воле дру­гих».[9]

      В докладе о проекте новой Конституции ГДР 1968 г. отмечалось, что «социалистическая государственная власть является важнейшим инструментом и решающей политической формой организации, внутри которой рабочий класс как ведущая сила народа продолжает укреп­лять эти отношения общности и это сотрудничество»,[10] т. е. отношения между различными классами и социальными слоями населения ГДР. В данном определении подчеркнута роль власти как средства и фор­мы осуществления государственного руководства делами общества. А это имеет важное значение для определения понятия власти в усло­виях социализма.

      17

      И. Е. Фарбер отмечает, что для понятия государственной власти характерны по меньшей мере четыре главных элемента: 1) государст­венное руководство обществом от имени господствующего класса или народа при помощи специально создаваемого государственного аппа­рата; 2) государственный суверенитет; 3) концентрация политической, экономической, военной силы; 4) монополия правотворчества, созда­ние норм права и их охрана специальным аппаратом принуждения.[11] По мнению автора, каждый из этих элементов структуры государст­венной власти обладает различным социально-политическим характе­ром в зависимости от конкретно-исторических условий существования носителя власти и общественного строя.[12] Если рассматривать госу­дарственную власть как систему, то необходимо учитывать, что систе­ма как целое состоит из перечисленных элементов, но в то же время она и не равна им, представляя собой нечто большее, чем сумму своих частей.

      Формирование системы предполагает возникновение нового каче­ства. Разумеется, это не означает отрицания у системы тех качеств, которыми обладают уже известные элементы, но в подавляющем большинстве случаев системе свойственно качество, либо вообще от­сутствующее, либо имеющееся у компонентов лишь в зачатке.[13] При­менительно к исследуемой системе отмеченные выше элементы не ис­черпывают, а главное еще не дают возможности выявить специфику именно государственной власти.

      Имманентно присущий государственной власти элемент — воля господствующего класса или всего народа. Без него понятие государ­ственной власти неизбежно страдает неполнотой. Воля господствую­щего класса (всего народа) имеет первостепенное значение в форми­ровании самой модели государственной власти. Вместе с тем, если воля объективно отражает интересы господствующего класса или на­рода, то она не может быть оторвана от волевых психологических про­цессов представителей класса или народа, поскольку мыслит и выра­жает волю не «народный дух», «субстанция», а совокупность реальных личностей, выразителей общественной воли.[14] Между волей как пси­хологическим явлением и общественной классовой волей, составляю­щей необходимый элемент государственной власти, существует нераз­рывная связь, поскольку волевые действия людей, находящихся между собой в определенных общественных отношениях, приобретают со­циальный характер и связаны с образованием общеклассовой и обще­народной власти.[15]

      Подчеркивая значение воли как одного из определяющих элемен­тов, образующих систему власти, не следует умалять и роль других структурных элементов, в особенности таких, как сила, без которой государственная власть обойтись не может. В условиях классово-экс­плуататорского общества сила — важнейший элемент материального проявления государственной власти.

      При социализме государственное принуждение (внутри общества) применяется лишь по отношению к отдельным членам общества, укло-

      18

      няющимся от соблюдения норм социалистического права  или прямо нарушающим их.

      Острие государственного принуждения и всей силы военного и идеологического аппарата государственной власти (государства) на­правлено сейчас «против международного империализма, буржуазной и мелкобуржуазной идеологии».[16] Именно в эту сферу с ликвидацией эксплуататорских классов внутри страны переместилась классовая борьба трудящихся.

      Сущность государственной власти — это ее главная внутренняя, относительно устойчивая сторона, которая обнаруживается во множе­стве внешних атрибутов власти. Диалектический материализм, обоб­щая достижения науки и практики, утверждает единство сущности и явления, их неразрывность, взаимосвязанность. Сущность обнаружи­вается в каждом явлении, но не полностью, а лишь в какой-то ее ча­сти. Возьмем, к примеру, такие атрибуты государственной власти, как: верховенство, самостоятельность и независимость. Каждый из них по своему характеру есть проявление сущности государственной власти. Однако сущность не лежит на поверхности предмета, она есть его внутренняя структура. Что же в таком случае следует понимать под сущностью государственной власти? Этот вопрос сравнительно просто решить, если речь идет о государственной власти в классово-антагони­стических формациях. Определение же сущности государственной вла­сти при социализме вызывает у исследователей трудности и порож­дает споры.

      Основоположники научного коммунизма теоретически доказали, а общественная практика подтвердила, что сущность государственной власти в эксплуататорском обществе надо искать в концентрирован­ном и организованном общественном насилии господствующих клас­сов в отношении трудящихся классов. При этом общественное насилие господствующих классов не сводится к государственному принужде­нию, а включает также государственное руководство общими делами общества, осуществляемое, однако, в интересах правящих классов. Таким образом, классовое насилие и в этом случае присуще государ­ственной власти, хотя оно и «прикрывается» общественными явления­ми, внешне выражающими общие интересы данной страны, общества и народа.

      В государственной деятельности удельный вес «общих дел», выте­кающих из природы всякого общества, неизбежно возрастает с усиле­нием, углублением общественного характера производства. Будучи необходимым условием существования эксплуататорского государства, выполнение «общих дел» становится одной из постоянных, устойчивых сторон его деятельности, т. е. элементом его сущности.[17]

      Государственная власть в классово-эксплуататорском обществе — это инструмент, при помощи которого экономически господствующий класс организует свое политическое господство, т. е. подчиняет своей воле эксплуатируемый класс (или классы) и обеспечивает осуществле­ние общих функций по государственному руководству обществом. Плодотворность осуществления функции по общему руководству в классово-эксплуататорском обществе зависит, однако, не столько от государственной власти, сколько от трудящихся, создающих мате-

      19

      риальные и духовные ценности и защищающих свою Родину. Харак­терно следующее положение Конституции ВНР: «Труд, самоотвержен­ность и формирующая общественная сила народа оживляли и сохра­няли Венгрию больше тысячелетия. В то же время государственная власть была в руках господствующих классов средством угнетения и эксплуатации лишенного прав народа. Наш народ вел тяжелую борь­бу за общественный прогресс, за независимость страны, он защищал и охранял наше национальное бытие среди бесчисленных испытаний».

      В антагонистическом обществе экономически господствующий класс, состоящий из частных собственников средств производства, представляет меньшинство населения. Поэтому в таком обществе государственная власть (и государство в целом) неизбежно выступает как организация эксплуататорского меньшинства, обеспечивая подчи­нение этому меньшинству непосредственных производителей мате­риальных благ, составляющих абсолютное большинство населения.[18]

      Яркий пример классового насилия, осуществляемого государст­венной властью в современном империалистическом государстве,— военное подавление английскими властями выступлений трудящихся Ольстера, ведущих самоотверженную борьбу за свои гражданские права и свободы.

      Можно привести немало примеров открытого классового насилия с применением сил полиции, жандармерии и армии из практики и дру­гих империалистических стран.

      Буржуазные социологи и юристы стремятся затушевать классово-эксплуататорский характер государственной власти при империа­лизме. В частности, одна из самых популярных на Западе — концеп­ция плюрализма, согласно которой в буржуазном обществе политиче­ская власть как бы расслаивается: демократия, народовластие осуще­ствляется как государством, так и множеством негосударственных объединений граждан.[19] Однако историей доказано, что только социа­листическая революция, уничтожив государственную власть буржуа­зии, может создать новую государственную власть, а именно: власть государства диктатуры пролетариата.

      Обобщая опыт Парижской коммуны как первой попытки создания такой власти, К. Маркс писал, что при этом происходит «обратное по­глощение государственной власти обществом, когда на место сил, под­чиняющих и порабощающих общество, становятся его собственные жи­вые силы; это переход власти к самим народным массам, которые на место организованной силы их угнетения создают свою собственную силу; это политическая форма их социального освобождения, заняв­шая место искусственной силы общества (присвоенной себе их угне­тателями) (их собственной силы, противопоставленной им и организо­ванной против них же), используемой для их же угнетения их вра­гами».[20]

      С победой Великой Октябрьской социалистической революции с установлением диктатуры пролетариата в России, а впоследствии с победой социалистических революций в ряде других стран стало возможным возникновение качественно новой по своему социаль­ному содержанию государственной власти. Предварительное условие для установления социалистической государственной власти — это, как

      20

      правило,[21] ломка старого эксплуататорского государственного аппа­рата, за исключением той его части, которая занята обслуживанием общих интересов общества (учетно-хозяйственный аппарат). Социали­стическая государственная власть, в отличие от власти в классово-экс­плуататорском обществе,— это власть трудящихся классов, составляю­щих абсолютное большинство населения. В период перехода от капи­тализма к социализму государственная власть выступает в форме диктатуры пролетариата, т. е. единовластия рабочего класса, который, однако, привлекает к отправлению государственных функций своих союзников — трудовое крестьянство и другие слои трудящихся. Совет­ская социалистическая государственная власть уже на первом этапе развития советского общества стала организованной силой народных масс во главе с рабочим классом, обеспечивающей подчинение каж­дого суверенной воле трудящегося большинства для подавления со­противления свергнутых эксплуататорских классов, уничтожения экс­плуатации человека человеком и строительства нового, социалистиче­ского общества, для перехода в будущем к коммунистическому обще­ству.[22] Сущность советской социалистической государственной власти .в этот период ее развития составляет диктатура пролетариата, т. е. единовластие пролетариата, осуществляемое в союзе со всеми трудя­щимися массами с целью построения социализма.

      Диктатура пролетариата — понятие многогранное и емкое. Оно включает основные исторические задачи построения социализма и ме­тоды их решения, но главное в ней то, что, будучи властью рабочего класса, она противостоит диктатуре буржуазии как власти буржуазии. Именно в этом сущность советской социалистической государственной власти в переходный от капитализма к социализму период.[23] Ра­зумеется, немаловажное значение имеет и осуществление диктатурой пролетариата революционного насилия в отношении свергнутых экс­плуататорских классов, проведение социалистических преобразований в экономической, социально-политической и культурной жизни совет­ского общества, руководство со стороны рабочего класса трудящимся крестьянством и интеллигенцией с целью вовлечения их в строитель­ство социализма и укрепления интернациональных связей с рабочими в других странах, помощь национально-освободительному движению.

      Аналогичны функции государственной власти в зарубежных со­циалистических странах. Ее сущность на данном этапе развития зару­бежных социалистических стран — диктатура пролетариата.[24]

      21

      С завершением перехода от капитализма к социализму и построе­нием в СССР развитого социалистического общества единовластие пролетариата заменяется полновластием народа при сохранении веду­щей роли рабочего класса. Государственная власть диктатуры проле­тариата перерастает в социалистическую общенародную власть, что означает новый качественный скачок в развитии социалистической го­сударственной власти. Социалистическая общенародная власть—ло­гическое и историческое продолжение государственной власти, созданной в период диктатуры пролетариата.

      Социалистическое общенародное государство, а соответственно и власть, продолжает дело пролетарской диктатуры и ее власти, служит организующим началом в решении задач коммунистического строи­тельства. В отличие от государственной власти диктатуры пролетариа­та государственная власть общенародного государства опирается на морально-политическое единство советского общества, на большую однородность социальной и национальной структуры советского на­рода.

      Социалистическая общенародная власть, в отличие от государст­венной власти диктатуры пролетариата, перестала быть органом рево­люционного насилия в отношении эксплуататорских классов, ибо по­следних уже не существует. Сбылось научное предвидение К. Маркса о том, что с построением социализма публичная власть утратит Свой политический характер как организованное насилие одного класса для подавления другого. Однако из этого не следует, что социалистическая государственная власть вообще не применяет государственное при­нуждение. «Опираясь на поддержку всех трудящихся, на их созна­тельную организованность, общенародное государство в то же время не отказывается от необходимых мер принуждения по отношению к лицам, нарушающим законы социалистического общества, его нор­мы и принципы».[25] Данное положение распространяется и на государ­ственную власть общенародного государства.

      Советская общенародная власть не «внеклассовая» власть, хотя она и выступает от имени всего советского народа. По своему со­циальному содержанию общенародная государственная власть — это власть трудового народа во главе с рабочим классом. На междуна­родной арене социалистическая государственная общенародная власть отстаивает интересы рабочего класса и остальных слоев трудящихся. Советская государственная власть общенародного государства, как и государства диктатуры пролетариата,— власть одного и того же исторического типа. Она развивается на основе единых исторических закономерностей; общей политической формы — Советской республики (Советов); при ведущей роли рабочего класса, руководимого и на­правляемого Коммунистической партией; при участии общественных организаций — профессиональных, кооперативных, молодежных и других.

      Подчеркивая единство государственной власти общенародного го­сударства и государственной власти диктатуры пролетариата в глав­ном и основном, следует видеть и существующие между ними различия, обусловленные различием исторических этапов, в которых они функ­ционируют. Государство диктатуры пролетариата и его государствен­ная власть необходимы в период перехода от капитализма к социа­лизму, когда главная задача—уничтожение эксплуататорских классов и построение социализма. Общенародное государство и его государст-

      22

      венная власть функционируют в период перехода от социализма к коммунизму, когда на первый план выдвигаются задачи создания материально-технической базы коммунизма и превращения социали­стических отношений в коммунистические, задачи воспитания совет­ского человека в духе высоких требований коммунизма.

      В новейшей юридической литературе есть немало определений об­щенародной государственной власти. Согласно одному из них совет­ская общенародная государственная власть — «господствующая воля и организованная сила советского народа, выражающие ее суверени­тет, опирающиеся на достигнутое прочное социально-политическое и идейное единство советского народа при ведущей роли рабочего клас­са и обеспечивающие под руководством КПСС подчинение каждого члена общества совокупной воле народа в целях построения комму­нистического общества в СССР».[26] В этом определении акцент сделан на том, что советская общенародная государственная власть — это господствующая воля и организованная сила советского народа. Од­нако здесь не указана такая существенная черта государственной власти, как руководство общими делами всего, социалистического об­щества. Данный пробел восполнен в другом определении социалисти­ческой государственной власти, в соответствии с которым она пред­ставляет собой «государственное руководство обществом, осущест­вляемое трудящимися при руководящей роли рабочего класса посред­ством специального аппарата управления с участием широких народ­ных масс и опирающееся как на убеждение, воспитание, общественное воздействие, так и на средства государственного принуждения.[27]

      Предшествующий анализ позволил обнаружить наиболее сущест­венные проявления общенародной социалистической государственной власти. Попытаемся теперь ответить на главный вопрос — о ее сущно­сти. Сущность советской социалистической общенародной государст­венной власти состоит в том, что она принадлежит не какому-либо одному властвующему классу, а всему советскому народу. Понятия власть и ее принадлежность народу интегрируются в категорию со­циалистического народовластия, что предполагает полную юридиче­скую и фактическую принадлежность власти советскому народу.

      В народовластии находит свое практическое претворение мечта прогрессивного человечества о народном суверенитете. Суверенитет советского народа выражен прежде всего в том, что народ выступает как единственный источник и носитель советской социалистической государственной власти. При этом наука советского государственного права четко различает первичный и учредительный характер власти народа, с одной стороны, и политические формы ее выражения (раз­личные ее общественные проявления) — с другой.

      В социалистическом народовластии коренятся истоки институтов социалистической демократии и государственности, права и правопо­рядка, которые в свою очередь оказывают на него воздействие. С по­мощью этих институтов Коммунистическая партия развивает и укреп­ляет полновластие советского народа во всех областях экономической, социальной и государственно-правовой жизни развитого социалистиче­ского общества.

      [1] К. Маркс и  Ф. Энгельс.  Соч., т.21, стр.311—312.

      [2] К. Маркс и  Ф. Энгельс.  Соч., т.6, стр.287.

      [3] См.: Марксистско-ленинская общая теория государства и права. Основные институты и понятия. М., Изд. «Юридическая литература», 1970, стр.198.

      [4] См.: А.И. Денисов. Советское государство. Возникновение, развитие, сущность и функции. Изд. МГУ, 1967, стр. 21.

      [5] К.  Маркс  и  Ф.  Энгельс.  Соч., т.4, стр.447.

      [6] См., например: Ю.А.  Тихомиров.  Власть и управление в социалистическом обществе. М., Изд. «Юридическая литература», 1968, стр.25; Советское государство и право. М., Изд. «Юридическая литерату-ра», 1971, стр.128.

      [7] См.: Л.А.  Григорян.  Курс  советского государственного права. М., Изд. «Высшая школа», 1971, стр.114;  Его  же.  Народовластие в СССР. М., Изд. «Юридическая литература», 1972.

      [8] М.И. Байтин, определяя понятие власти как общесоциологической категории, пишет:  «Власть — это соответствующее характеру и уровню развития общественной жизни  средство функционирования  всякой  социальной   общности,  заключающееся  в отношении подчинения воли отдельных лиц и их объединений руководящей в данном обществе воле».  (М.И. Байтин.  Государство  и политическая  власть.  Изд. Саратовского ун-та, 1972, стр.132).

      [9] Л.А. Григорян, ук. соч., стр.114.

      [10] Конституция  социалистического  государства  немецкой  нации.  Дрезден,  1968, стр. 38.

      [11] И.Е.  Фарбер,  В.А.  Ржевский.  Вопросы теории советского консти­туционного права, вып.1. Саратов, 1967, стр.91.

      [12] См. там же.

      [13] См.: Н.А.  Тамм.  Формирование и перспективы развития аппарата управления местных Советов Эстонской ССР. Тарту, 1970, стр.6.

      [14] См.: В.А. Пертцик. О структуре государственной власти и место в ней управления. В кн.:  «Вопросы  теории и  практики  советского государствоведения». Иркутск, 1970, стр.8.

      [15] См. там же, стр.8—9.

      [16] К 100-летию со дня рождения В.И. Ленина. Тезисы ЦК КПСС. М., Полит­издат,1970, стр.22.

      [17] См.: С. Л. Фукс. В кн.: «Методологические проблемы советской юридической науки». Материалы научной конференции  от  22 сентября  1964 г.  Киев,  1965, стр.56.

      [18] См.: Марксистско-ленинская общая теория  государства и  права. Основные институты и понятия, стр.207.

      [19] См. там же, стр.387.

      [20] К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 17, стр.548.

      [21] В данном случае автор имеет в виду опыт ряда зарубежных социалистических стран (Румынии и др.), где старый аппарат не сразу подвергся такому уничто­жению, а постепенно видоизменялся.

      [22] См.  Советское государственное право.  М.,  Изд.  «Юридическая  литература», 1971, стр.133.

      [23] В связи с этим сомнительно утверждение М.И. Байтина о том, что «понятие политической власти  как по своему содержанию, структуре и хронологически, так и по срокам существования шире понятия диктатуры класса» (М.И.  Байтин. Государство и политическая власть,  стр.82). Нельзя сравнивать политическую власть и диктатуру класса,  ибо  последнее  понятие  относится к  категории  сущности  власти, а не к самой власти.

      [24] Так, в п. (3) § 2 Конституции ВНР в редакции  1972 г. указано, что в Венгерской Народной  Республике руководящим  классом   общества   является   рабочий класс, который осуществляет власть в  союзе со сплотившимся  в  кооперативы  кре­стьянством, совместно с интеллигенцией и остальными трудовыми прослойками общества. В Конституции подчеркнуто, что в Венгрии государственная власть служит ин­тересам народа, свободному развертыванию творческих сил и благосостоянию граждан. Венгерский народ, сплотившись в национальное единство, трудится над полным построением  социализма   (см.: Вступление  к  Конституции  ВНР. Будапешт, 1972, стр.6).

      [25] К 100-летию со дня рождения В. И. Ленина. Тезисы ЦК КПСС, стр. 23.

      [26] Советское государственное право. М., Изд. «Юридическая литература», 1971, стр.135.

      [27] Л.А.  Григорян.  Социалистическая государственная власть и представительная форма ее осуществления. «Советское государство и право», 1969, № 3, стр.88.

    Информация обновлена:16.02.2006


    Сопутствующие материалы:
      | Персоны | Книги, статьи, документы 
      

    Если Вы не видите полного текста или ссылки на полный текст статьи, значит в каталоге есть только библиографическое описание.

    Copyright 2002-2006 © Дирекция портала "Юридическая Россия" наверх

    Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
    Rambler's Top100 Яндекс цитирования

    Редакция портала: info@law.edu.ru
    Участие в портале и более общие вопросы: reception@law.edu.ru
    Сообщения о неполадках и ошибках: system@law.edu.ru