Учиться в России!
Регистрация »» // Логин:  пароль:

Федеральный правовой портал (v.3.2)
ПОИСК
+ подробный поиск
Подняться выше » Главная/Все статьи/

Источник: Электронный каталог отраслевого отдела по направлению «Юриспруденция»
(библиотеки юридического факультета) Научной библиотеки им. М. Горького СПбГУ


Корельский, В. М.
Об особенностях и значении норм, содержащихся
в совместных постановлениях ЦК КПСС и Совета
министров СССР |В. М. Корельский.
//Правоведение. -1965. - № 2. - С. 23 - 28
  • Статья находится в издании «Правоведение.»

  • Материал(ы):
    • Об особенностях и значении норм, содержащихся в совместных постановлениях ЦК КПСС и Совета министров СССР.
      Корельский, В. М.

      В. М. Корельский, кандидат юридических наук

      Об особенностях и значении норм, содержащихся в совместных постановлениях ЦК КПСС и Совета министров СССР

      Правотворчество периода развернутого строительства коммунизма характеризуется возрастающим количеством актов, издаваемых госу­дарственными органами совместно с общественными организациями. Совместные нормативные акты государственных органов и обществен­ных организаций — это самая тесная и весьма перспективная форма взаимодействия, взаимопроникновения и взаимообогащения правовых норм и норм общественных организаций. Среди такого рода норматив­ных актов особое место занимают совместные постановления Централь­ного Комитета КПСС и Совета Министров СССР.

      В юридической литературе утвердилась точка зрения, согласно ко­торой совместные постановления ЦК КПСС и Советского правительства представляют собой одновременно партийную директиву и правовой нормативный акт высшего исполнительно-распорядительного органа го­сударства. Такая характеристика совместных постановлений ЦК КПСС и Совета Министров СССР и содержащихся в них норм является самой общей, а поэтому нуждается в конкретизации и уточнении.

      Совместные постановления ЦК КПСС и Советского правительства отличаются от обычных директив партии нормативно-правовым харак­тером. В них содержатся юридически значимые правила для регулиро­вания общественных отношений того или иного вида, а также конкрет­ные предписания, рекомендации, советы, призывы. Взаимодействие и взаимопроникновение партийных и правовых начал здесь настолько ве­лико, что нормы, содержащиеся в совместных постановлениях партии и правительства, являются по существу едиными партийно-правовыми нормами. Они содержат в себе и сочетают признаки норм высшей об­щественно-политической организации — КПСС и признаки правовых норм высшего исполнительно-распорядительного органа нашего госу­дарства — Совета Министров СССР.

      Партийно-правовые нормы имеют некоторые специфические осо­бенности по сравнению с остальными правовыми нормами, в частности нормами, содержащимися в актах правительства. Волевое содержание партийно-правовых норм обусловлено единством воли партии и прави­тельства. Известно, что в нормах советского права также выражается политика партии. Однако в отличие от обычных норм права в партийно-правовых нормах воля партии выражается прямо и непосредственно, а не опосредствовано, так как в разработке и принятии их участвует компетентный орган партии. Прямое и непосредственное выражение во­ли партии в партийно-правовых нормах придает им политическую за­остренность, повышает их научную обоснованность.

      В целом партийно-правовые нормы имеют более богатое содержа­ние, чем нормы, издаваемые Советом Министров СССР, в силу чего они распространяют свое действие на значительно более широкий круг лиц. Они являются обязательными как для государственных органов, так и для партийных организаций, действие их распространяется и на обще­ственные организации, работающие под руководством КПСС.

      Следует подчеркнуть, что разработка и издание партийно-правовых норм не ведет к смешению функций партийных и государственных орга­нов. Напротив, совместные постановления предполагают четкое разгра­ничение функций партийных и государственных органов. Они повышают уровень партийного контроля за деятельностью государственных орга­нов, придают ему конкретность и целенаправленность. Юридическая обязанность и ответственность за точное и неуклонное исполнение со­вместных постановлений партии и правительства возлагается на госу­дарственные органы. Кроме того, должностные лица государственных органов в зависимости от партийности могут нести и партийную ответст­венность. Партийные организации и их органы, исполняя совместные постановления, выступают в качестве мобилизующей и организующей силы и несут моральную и партийную ответственность за претворение в жизнь партийно-правовых норм.

      Общеобязательность партийно-правовых норм опирается не только на юридические гарантии, а прежде всего на авторитет Коммунистиче­ской партии; на большую воспитательную и организационную работу партийных, государственных и общественных организаций, связанную с подбором и расстановкой кадров, с повседневным контролем партий­ных и общественных организаций за деятельностью администрации предприятий и т. д.; на максимальное использование морального и ма­териального стимулирования коллективов и отдельных трудящихся.[1]

      Партийно-правовые нормы не содержат определенных указаний на вид и меру возможных правовых и неправовых последствий за винов­ное их нарушение. В совместных постановлениях, как правило, содер­жатся лишь указания на государственную и партийную ответственность. Например, в п. 1 постановления ЦК КПСС и Совета Министров от 20 марта 1964 г. «О фактах грубых нарушений и извращений в практике планирования колхозного и совхозного производства» говорится: «По­ручить ЦК компартий союзных республик, крайкомам и обкомам пар­тии, Советам Министров республик, крайисполкомам и облисполкомам привлекать к строгой партийной и государственной ответственности лиц, нарушающих права колхозов и совхозов в планировании производ­ства».[2] Это и понятно, партийная ответственность, в зависимости от ха­рактера нарушения, определяется уставом партии, а юридическая, в за­висимости от общественной опасности и вида правонарушения, — охра­нительными нормами той или иной отрасли права. Иначе говоря, виды партийного воздействия и санкции партийно-правовых норм могут быть самыми различными и конкретизируются они другими партийными либо правовыми нормами.

      Особенность совместных постановлений состоит также и в том, что в них разъясняются необходимость и целесообразность исполнения пар­тийно-правовых норм. В преамбулах совместных постановлений ЦК КПСС и Совета Министров СССР, помимо указаний на цели и мотивы издания того или иного совместного постановления, разъясняется значение проблем и вопросов, для решения которых принято постановление, указывается на неиспользованные возможности, резервы и пути их ис­пользования; дается оценка деятельности тех или иных государствен­ных органов или общественных организаций, вскрываются основные причины успехов и неудач в их работе и т. д. Таким образом, преамбулы совместных постановлений играют двуединую роль: с одной сто­роны, они придают партийно-правовым нормам политическую заострен­ность и целенаправленность, с другой стороны — выступают важным мобилизующим фактором успешного претворения их в жизнь. Сверх того, преамбулы имеют большое воспитательное значение.

      Характерная особенность совместных постановлений ЦК КПСС и Совета Министров СССР и содержащихся в них норм состоит в том, что они издаются с целью обеспечения советскому государственному аппарату максимальной поддержки масс и их общественных организаций.[3] В современных условиях партийно-правовые нормы выступают в каче­стве действенного средства координации деятельности государственных органов и общественных организаций в коммунистическом строитель­стве, в качестве средства привлечения общественных организаций тру­дящихся к выполнению функций общенародного социалистического го­сударства. Практика показывает, что общественные организации ак­тивно участвуют в проведении в жизнь совместных постановлений пар­тии и правительства. Нередко высшие органы общественных организа­ций на основе и во исполнение совместных постановлений принимают свои акты, в которых определяют конкретные задачи и намечают ме­роприятия, вытекающие из соответствующих постановлений партии и правительства. Чаще всего такие постановления принимают профсоюз­ные и комсомольские организации.

      Для примера можно указать на постановление Президиума ВЦСПС от 19 июля 1960 г. «О задачах профсоюзных организаций в связи с постановлением ЦК КПСС и Совета Министров СССР об эко­номическом стимулировании предприятий и повышении материальной заинтересованности работников в создании и внедрении новой техники и технологии и в комплексной механизации и автоматизации производ­ства»[4] или на постановление ЦК ВЛКСМ от 19 октября 1960 г. «О ра­боте комсомольских организаций по выполнению постановления ЦК КПСС и Совета Министров СССР о мерах по дальнейшему улучшению торговли».[5]

      За партийно-правовыми нормами стоит возможность государствен­ного принуждения в случае их нарушения. Но поскольку партийно-пра­вовые нормы издаются в первую очередь, чтобы мобилизовать трудя­щихся и их организации на выполнение функций общенародного госу­дарства, они обеспечиваются в своем исполнении, прежде всего, организа­ционными мероприятиями партийных, государственных органов и об­щественных организаций и опираются на инициативу народных масс.

      Из сказанного вытекает весьма важный теоретический вывод о том, что партийно-правовые нормы реализуются не только через правоотно­шения. Государственные органы и учреждения, участвуя в исполнении партийно-правовых норм, выступают в качестве субъектов права. Обще­ственные же организации (за исключением кооперативных) участвуют в реализации этих норм не потому, что на них возлагается юридиче­ская обязанность, здесь они не выступают как субъекты права. Они вы­полняют решения Коммунистической партии, потому что в уставе каж­дой общественной организации записано, что данная организация обя­зуется проводить в жизнь решения партии. Вне правоотношений осуще­ствляется и многогранная деятельность партийных организаций, свя­занная с выполнением совместных постановлений партии и прави­тельства. Следовательно, партийно-правовые нормы реализуются на ос­нове сочетания правоотношений с организационными и иными меро­приятиями партийных и общественных организаций и опираются на творческую инициативу народных масс.

      В юридической литературе высказано мнение о том, что «практика социалистического и особенно коммунистического строительства знает многочисленные случаи реализации правовых предписаний помимо пра­воотношений, путем мобилизации и использования творческой инициа­тивы и активности трудящихся и общественных организаций».[6] Не оспа­ривая правильности этого мнения, вместе с тем отметим, что обычные правовые нормы реализуются главным образом через правоотношения. Названные выше специфические особенности партийно-правовых норм предопределяют иное сочетание и соотношение правовых и неправовых форм при их реализации. Роль правоотношений здесь также велика, и нельзя ее недооценивать, однако неправовые средства имеют опреде­ляющее значение в правильном и эффективном исполнении партийно-правовых норм. При этом неправовые формы отличаются многообра­зием и используются в единстве с правоотношениями, подобно тому, как партийно-правовые нормы представляют собой единство правовых и не­правовых предписаний. В результате применения партийно-правовых норм складываются как правовые, так и неправовые отношения. Это об­стоятельство также связано со спецификой партийно-правовых норм и предопределяет их исключительную перспективность.

      Совместным постановлениям партии и правительства предшество­вали совместные обращения к трудящимся по хозяйственным вопро­сам.[7] Причем некоторые из этих обращений были во многом сходны с нормативными актами. Так, например, в обращении Совнаркома СССР и ЦК ВКП(б) от 5 февраля 1931 г. «О речном транспорте»[8] со­держатся как рекомендации, так и императивные нормы. В разделе третьем обращения дается характеристика и определяется правовое по­ложение судна, указывается, что судно как первичная хозяйственная ор­ганизация должно быть приравнено к предприятию, должно работать на основе хозрасчета и иметь твердый промфинплан. Здесь же опреде­лены правомочия капитана судна.

      Практика принятия партией и правительством совместных поста­новлений как нормативных актов стала складываться в тридцатых го­дах. К первым совместным постановлениям относятся: постановление Совнаркома СССР и ЦК ВКЩб) от 9 апреля 1933 г. «О работе уголь­ной промышленности Донбасса»,[9] постановление Совнаркома СССР и ЦК ВКЩб) от 25 июня 1933 г. «Об оплате колхозами натурой работ, произведенных машинно-тракторными станциями по договорам с колхо­зами»[10] и др. Следует отметить, что до 1936 г. совместные постановления Совнаркома СССР и ЦК ВКЩб) издавались сравнительно часто и по широкому кругу вопросов. Но в предвоенные и послевоенные годы сов­местные постановления издавались редко и в основном лишь по вопросам сельского хозяйства.

      В период развернутого строительства коммунизма вместе с возра­станием руководящей и организующей роли Коммунистической партии в коммунистическом строительстве и как следствие этого возросло ко­личество и значение совместных постановлений ЦК КПСС и Совета Министров СССР в регулировании хозяйственно-организаторской и культурно-воспитательной деятельности общенародного государства. В современный период практика сложилась таким образом, что все важнейшие акты Советское правительство разрабатывает и издает со­вместно с ЦК КПСС.

      Большая часть совместных постановлений посвящена развитию экономики и хозяйственному руководству. Именно в этих постановлениях наиболее ярко проявляется единство политического и хозяйственного руководства нашим обществом, заключающееся в том, что любое круп­ное хозяйственное мероприятие, осуществляемое в Советском государ­стве, является в то же время мероприятием политического характера.

      Единство хозяйственного и политического руководства исключает принятие органами Советского государства таких решений по хозяйст­венным вопросам, которые не отвечали бы основным задачам и целям политики Коммунистической партии. Вместе с тем трудно представить какую-либо политическую задачу, которая не требовала бы проведения соответствующих мероприятий в области народного хозяйства и управ­ления. Совместные постановления ЦК КПСС и Совета Министров СССР в наибольшей степени отвечают обеспечению единства полити­ческого и хозяйственного руководства.[11]

      В последние годы возросло не только количество совместных поста­новлений партии и правительства, но и значительно расширился круг вопросов и общественных отношений, урегулированных и разрешенных этими постановлениями. Для подтверждения сказанного достаточно об­ратиться к совместным постановлениям, изданным в 1962 г. Наряду с постановлениями по народно-хозяйственным вопросам ЦК КПСС и Совет Министров приняли постановления: а) по вопросам улучшения бытового обслуживания населения,[12] б) по вопросам упорядочения ин­дивидуального и кооперативного жилищного строительства в стране,[13] в) по вопросам дальнейшего улучшения подбора и подготовки научных кадров,[14] г) по вопросам повышения роли специалистов сельского хо­зяйства в развитии колхозного и совхозного производства [15]и др.

      Широко сложившаяся практика разработки и издания совместных постановлений ЦК КПСС и Совета Министров СССР по вопросам хо­зяйственного и культурного строительства, выражая принцип единства партийного и государственного руководства советским обществом, во-первых, гармонически сочетается с мероприятиями партии по восста­новлению ленинских принципов контроля — соединением партийного и государственного контроля, созданием единого всеохватывающего, по­стоянно действующего партийно-государственного контрольного органа с участием в нем широких масс трудящихся.

      Во-вторых, широкая практика принятия совместных постановлений свидетельствует о повышении роли организационных методов проведе­ния в жизнь правовых норм и сужении принудительно-административ­ных мер воздействия государства на хозяйственные и иные процессы. Партийно-правовые нормы опираются в своей реализации на организа­ционные мероприятия партийных и иных общественных организаций, на инициативу и самодеятельность народных масс. Повышение роли и зна­чения организационных мероприятий неизбежно ведет к постепенному сужению роли правоотношений как средства претворения в жизнь пар­тийно-правовых норм. Следовательно, в партийно-правовых нормах за­ключены потенциальные возможности перехода от правового регулиро­вания общественных отношений к неправовому. По мере созревания со­циально-экономических условий и приближения советского общества к коммунизму эти возможности будут, неуклонно превращаться в дейст­вительность. Постепенная замена и вытеснение правоотношений орга­низационными мероприятиями общественных организаций в конечном итоге приведет к тому, что организационные мероприятия, инициатива и самодеятельность народных масс будут единственным и вполне до­статочным средством реализации партийно-правовых норм. Но это бу­дет вместе с тем и постепенный переход от правового регулирования общественных отношений к регулированию их неюридическими нормами.

      В-третьих, увеличение количества совместных актов ЦК КПСС и Совета Министров СССР — конкретное проявление возрастающей роли Коммунистической партии, которая направляет и координирует дея­тельность многочисленных звеньев политической организации совет­ского общества. А в настоящее время, когда неуклонно возрастает роль и значение общественных организаций в жизни нашего общества, когда к ним переходят функции государственных органов и расширяются их полномочия, координация деятельности государственных и обществен­ных организаций приобретает исключительно важное значение, ибо темпы нашего движения вперед зависят главным образом от последо­вательного проведения, как в общегосударственном масштабе, так и на местах намеченной политической линии, от правильного и эффективного функционирования всей системы наших государственных и обществен­ных организаций. Нормы, содержащиеся в совместных актах партии и правительства, и являются действенным средством координации и по­вышения эффективности деятельности всей системы наших государст­венных и общественных организаций. Этим определяется их исключи­тельно важная роль в условиях строительства коммунистического об­щества.

      Рекомендована кафедрой теории государства и права Свердловского юридического института

      [1] Забота КПСС и Советского правительства о правильном подборе и расстановке кадров, а также максимальном использовании материального стимулирования особенно ярко проявилась в постановлении ЦК КПСС и Совета Министров СССР от 12 марта 1964 г. «О мерах подъема экономически отстающих колхозов» (см.: СП СССР, 1964,. № 4, ст. 28).

      [2] СП СССР, 1964, № 4, ст. 29.

      [3]См.: А. И. Лукьянов и Б. М. Лазарев. Советское государство и об­щественные организации. М., Госюриздат, 1962, стр. 236.

      [4]Справочник профсоюзного работника. М., Профиздат, 1962, стр. 39.

      [5]Справочник партийного работника. М., Госполитиздат, 1961, стр. 735.

      [6]М. П. Лебедев. Об эффективности воздействия социалистического права на общественные отношения. «Советское государство и право», 1963, № 1, стр. 30.

      [7]См., например, обращение Совнаркома СССР,, ЦК и ЦКК ВКЩб) от 16 августа 1926 г. «Об успехах и недостатках кампании за режим экономии». Директивы КПСС и Советского правительства по хозяйственным вопросам. М., Госполитиздат, 1957, т. I, стр. 590.

      [8]См.: Директивы КПСС и Советского правительства по хозяйственным вопросам, т. II, стр. 240.

      [9]Там же, стр. 372.

      [10] Там же, стр. 379.

      [11]См. подробнее: Советское административное право. Общая часть. М., Госюриздат, 1962, стр. 216.

      [12]См.: постановление ЦК КПСС и. Совета Министров СССР от 10 августа 1962 г. «О дальнейшем улучшении бытового обслуживания населения». СП СССР, 1962, № 16, ст. 126.

      [13]См.: постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР от 1 июня 1962 г. «Об индивидуальном и кооперативном жилищном строительстве». СП СССР, 1962, № 12, ст. 93.

      [14]Постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР от 12 мая 1962 г. «О ме­рах по дальнейшему улучшению подбора и подготовки научных кадров». СП СССР, 1962, № 7, ст. 57.

      [15]См.: постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР от 12 апреля 1962 г. «О повышении роли агрономов, зоотехников и других специалистов сельского хозяйства в развитии колхозного и совхозного производства». СП СССР, 1962, № 6, ст. 47.

    Информация обновлена:13.11.2006


    Сопутствующие материалы:
      | Книги, статьи, документы 
      

    Если Вы не видите полного текста или ссылки на полный текст статьи, значит в каталоге есть только библиографическое описание.

    Copyright 2002-2006 © Дирекция портала "Юридическая Россия" наверх

    Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
    Rambler's Top100 Яндекс цитирования

    Редакция портала: info@law.edu.ru
    Участие в портале и более общие вопросы: reception@law.edu.ru
    Сообщения о неполадках и ошибках: system@law.edu.ru