Учиться в России!
Регистрация »» // Логин:  пароль:

Федеральный правовой портал (v.3.2)
ПОИСК
+ подробный поиск
Подняться выше » Главная/Все статьи/

Источник: Электронный каталог отраслевого отдела по направлению «Юриспруденция»
(библиотеки юридического факультета) Научной библиотеки им. М. Горького СПбГУ


Алесеев, С. С., Керимов, Д. А., д-р юрид. наук.,
Недбайло, П. Е.,д-р юрид. наук.
Методологические проблемы правоведения /С. С.
Алексеев, Д. А. Керимов, П. Е. Недбайло.
//Правоведение. -1964. - № 4. - С. 15 - 28
  • Статья находится в издании «Правоведение.»

  • Материал(ы):
    • Методологические проблемы правоведения.
      Алексеев, С. С., Керимов, Д. А., Недбайло, П. Е.

      С. С. Алексеев, доктор юридических наук

      Д. А. Керимов, доктор юридических наук

      П. Е. Недбайло, доктор юридических наук

      Методологические проблемы правоведения1

      Недавно принятое постановление Центрального Комитета КПСС «О мерах по дальнейшему развитию юридической науки и улучшению юридического образования в стране», отметив некоторую активизацию научной разработки советскими учеными вопросов совершенствования государственно-правовой надстройки, вместе с тем справедливо указало, что общее состояние юридической науки еще не отвечает задачам, по­ставленным в Программе КПСС.

      Научные исследования в области государства и права, как отме­чено в этом постановлении, не всегда тесно связаны с жизнью, с прак­тикой коммунистического строительства. Ученые-юристы нередко сосре­доточивают свое внимание на второстепенных вопросах, оставляя без внимания коренные, наиболее важные проблемы государственно-правового строительства в период постепенного перехода от социализма к коммунизму. Так, основа советской юридической науки — теория социа­листического общенародного государства и права — разрабатывается явно недостаточно. Вместо глубокого научного проникновения в сущность общенародной демократии, государственности и правовой системы в ра­ботах, посвященных этой тематике, преобладает простое описание, ком­ментирование общеизвестных положений. Мало уделяется внимания так­же исследованию жизненно важных вопросов управления народным хо­зяйством, правового регулирования хозяйственных отношений, капиталь­ного строительства. Слабо разрабатываются актуальные проблемы со­вершенствования структуры и деятельности государственного аппарата, дальнейшего укрепления социалистической законности и правопорядка. До последнего времени отсутствовали глубокие исследования причин преступности, не определялись должным образом основы ее предупреж­дения, мало разрабатывались эффективные формы и методы исправле­ния и перевоспитания правонарушителей.

      Одной из основных причин отставания юридической науки от нужд и потребностей практики развернутого строительства коммунизма яв­ляется то, что методология научных исследований в области государства и права страдает серьезными недостатками. Это порождает низкий идей­ный и теоретический уровень научных исследований, серьезные ошибки в научной работе, мешает развитию научной мысли, глубокому и всестороннему анализу государственно-правовых явлений. Акад. Л. Ф. Ильичев в докладе о методологических проблемах естествознания и общественных наук, прочитанном на заседании Президиума Академии наук 18 октября 1963 г., говорил, что корень зла в юридической науке состоит в том, что «при исследовании специальных вопросов многим юристам недостает кругозора, умения преломить частное сквозь призму общего, увидеть за частным и вскрыть общее, существенное, закономерное».2

      Успешная реализация указаний Центрального Комитета нашей пар­тии по дальнейшему развитию юридической науки и улучшению юриди­ческого образования в стране, решение таких актуальнейших задач коммунистического строительства, как повышение эффективности пра­вового регулирования в области народного хозяйства, подъем юридиче­ской культуры должностных лиц и пропаганда юридических знаний среди населения, воспитание благородных качеств человека коммуни­стического общества и борьба с правонарушениями, требуют глубокого, полного и всестороннего исследования особенностей правового регулиро­вания общественных отношений и, следовательно, высокого методологи­ческого уровня научных исследований, тщательной разработки методо­логии правоведения.

      В широком смысле суть методологии любой науки составляет ее мировоззренческая основа — марксизм-ленинизм, который не только объясняет сущность государства и права, но и вооружает нас ясной пер­спективой преобразования государственно-правовой действительности в целях успешного строительства коммунизма. Надлежащий мировоз­зренческий уровень правоведения обусловливает не только проникно­вение в сущность объективных закономерностей развития государствен­но-правовых явлений, но и определяет характер и направление исполь­зования этих закономерностей в интересах общества, а также является мощным средством идеологической борьбы с враждебными взглядами на государственно-правовую действительность, средством борьбы с реак­ционными политическими и правовыми теориями, с догматизмом, реви­зионизмом и доктринерством в области государства и права. Несмотря на первостепенное значение мировоззренческой основы правоведения, именно здесь ощущается слабость нашей науки, ее недостаточная зре­лость, целеустремленность, партийность. Известно, например, что неко­торые ученые не всегда дают достойный и решительный отпор злонаме­ренной клевете на советский государственный строй и социалистический правопорядок, не ведут достаточно активно борьбу с буржуазными идея­ми и теориями, не в полной мере разоблачают догматические и ревизи­онистские извращения марксистско-ленинского учения о государстве и праве. Более того, отдельные ученые не только проявляют терпимость и нейтральность в отношении враждебных выпадов буржуазных юри­стов, но иногда и сами допускают серьезные идеологические и теорети­ческие ошибки.3

      Задача состоит, следовательно, в повышении уровня самой основы правоведения — ее марксистско-ленинского мировоззрения и последова­тельной партийности.

      Под методологией в более узком смысле слова понимают подход к конкретно-историческому познанию предмета науки. Нам представ­ляется, что методологический подход к научному познанию тех или иных предметов и явлений объективной действительности предполагает пре­жде всего определение пути, метода и приемов исследования. Любая под­линная наука опирается на выработанный марксизмом-ленинизмом един­ственно научный путь познания — от живого созерцания, представления к абстрактному мышлению и от него к практике, на единственно обще­научный метод познания — марксистско-ленинскую диалектику и, вме­сте с тем, использует в зависимости от специфики ее предмета не только свои, но и проверенные в иных науках конкретные, частнонаучные ме­тоды исследования.

      Единство пути, метода и приемов исследования и составляет в своем диалектическом сочетании проблему методологии той или иной науки.
      Из сказанного следует, что оно предполагает не только взаимопроникно­вение идей и теорий различных наук, но и взаимопроникновение способов и приемов исследования. При этом наличие частнонаучных методов ис­следования отнюдь не исключает, а предполагает общенаучную методо­логию, которая также конкретизируется в зависимости от предмета той или иной науки.  

      Общей для всех наук методологией научного познания является марксистско-ленинская философия. Следовательно, прогресс юридиче­ской науки прежде всего определяется ее философской вооруженностью. Душой марксистско-ленинской философии является диалектика, т. е. наука о наиболее общих и всеобщих законах развития природы, общества и мышления. Применение же этих законов к процессам познания мира и к практике революционного преобразования действительности превра­щает диалектику в метод, всеобщий метод, который обеспечивает позна­ние наиболее общих законов развития мира, свойственных всем его предметам и явлениям, в том числе государству и праву. Познание госу­дарства и права в рамках общих закономерностей развития общества, познание их связей с экономикой, политикой, национальными отноше­ниями и т. д. требует широкого философского, а также комплексного подхода к решению государственно-правовых проблем. Это необ­ходимо особо подчеркнуть в связи с тем, что под влиянием культа лич­ности в советском правоведении сложился вредный нигилизм по отношению к философии, к использованию теорий, средств и приемов, применяемых другими общественными и естественными науками для комплексного познания закономерностей развития государственно-правовой действительности. Между тем, не только общетеоретические, но и любые специальные проблемы правоведения могут быть успешно решены лишь на основе и с помощью марксистско-ленинской фи­лософии, на базе комплексного изучения соответствующих государст­венно-правовых явлений. Едва ли, например, возможно успешное решение таких важных и актуальных проблем советского правоведения, как вопросы правообразования (формирования права) и правореализации, причин преступности и личности преступника, вины и ответственно­сти в различных отраслях права, без комплексного их изучения, без ис­пользования данных иных, не только общественных, но и естественных наук. Особо важное значение для успешного развития таких, например, отраслей советской правовой науки, как гражданское, трудовое, земель­ное и колхозное право, имеет тесное, органическое сотрудничество с эко­номической наукой. Или возьмем задачи профилактики правонаруше­ний и дальнейшего укрепления социалистической законности. И здесь, как и во всех иных случаях, юридическая наука окажется по­лезной практике лишь при творческом сотрудничестве с представите­лями философии, педагогики, психологии, кибернетики и других отраслей научного знания.

       Для всех это как будто бы теперь очевидно, и тем не менее у нас еще явно недостаточно осуществляются комплексный анализ и широкое философское обобщение государственно-правовых явлений, не хватает смелости творческого дерзания, поиска еще не исчерпанных резервов и средств познания. Чем иным объяснить, например, тот факт, что мно­гие из нас остаются абсолютно равнодушными к очевидной эффектив­ности использования методов и средств кибернетики при решении проб­лем оптимизации структуры государственного аппарата, техники госу­дарственного управления, многих проблем права и криминалистики, даже не утруждая себя понять смысл новых идей в этой области?! Чем объяснить и тот не менее поразительный факт, что мы с удовольствием провозглашаем необходимость комплексного подхода к познанию права и почти ничего не делаем для его реализации?!

      Между тем, новейшие научные достижения, полученные при ком­плексном изучении соответствующих объектов, могут быть весьма успеш­но использованы для развития советского правоведения. Так, лабора­тории инженерной психологии и физиологии труда Ленинградского уни­верситета, в содружестве изучая воздействие процесса производства на психофизиологические характеристики работника, пришли к некоторым важным выводам относительно наиболее целесообразного соотношения «техника—человек». Очевидно, что эти выводы могут быть применены при решении соответствующих проблем хозяйственного законодатель­ства в условиях бурного технического прогресса и автоматизации про­изводства. При этом, используя их, необходимо не только установить определенные, основанные на научных данных правовые требования к проектированию и конструированию новой техники, но и предусмотреть конкретные правовые меры по борьбе с отрицательным влиянием, в част­ности монотонности производственного процесса на нервную систему че­ловека. Или возьмем, например, проблему изучения индивидуальных качеств преступника. Под влиянием культа личности Сталина о«а оказа­лась совершенно недостаточно разработанной нашей наукой. До послед­него времени в нашей литературе каждый преступник рассматривался лишь как носитель пережитков капитализма, как жертва влияния импе­риалистической пропаганды или как агент классово враждебных сил. При этом совершенно упускалось из виду то простое обстоятельство, что любой преступник — это человек со всеми его физиологическими и пси­хическими особенностями, с его индивидуальным мировоззрением, со­знанием, настроениями, ощущениями, эмоциями и т. д. Практика была ориентирована не на изучение этих конкретных особенностей личности, а на определение лишь ее классово враждебной принадлежности. Такое изучение было не только односторонним, неполным, недостаточным, но и приводило к грубым и тяжелым нарушениям социалистической закон­ности, прав и свобод советских граждан.

      Человек не рождается преступником. Задача юридической теории и практики состоит в том, чтобы глубоко и всесторонне изучить индивиду­альные особенности самой личности преступника, процесс ее становле­ния, воспитания, образования, культурный уровень, психический склад характера, индивидуальные наклонности, интересы и т. д. Но это требует усилий представителей различных наук. Только познав всю совокупность факторов, сформировавших и определивших личность правонарушителя, условия ее существования и деятельности, мы будем в состоянии успеш­но бороться с преступностью и причинами, ее породившими, проводить эффективные профилактические мероприятия по ее предупреждению, добиться ее полной ликвидации. Отсюда следует, что научные исследова­ния смогут успешно способствовать осуществлению искоренения преступности и причин, ее порождающих, лишь в том случае, если, не ограни­чиваясь рамками «чисто» юридического анализа соответствующих явле­ний, они будут прочно опираться на марксистско-ленинскую философию, научную социологию, политическую экономию и применять новейшие достижения психологии, педагогики, физиологии, кибернетики и других наук.       

      Комплексный подход к изучению государственно-правовых явлений на основе широких марксистско-ленинских философских, обобщений явится одним из мощных средств резкого повышения уровня теории и практики советской юриспруденции.      

      Марксистско-ленинская философия познания выработала наиболее рациональный и эффективный путь исследования социальных, в том числе и правовых явлений, состоящий из двух этапов: а) путь от явле­ний, данных в непосредственном опыте, к их социально-экономической сущности; б) путь от их социально-экономической сущности к тому кон­кретному многообразию явлений, с которых исследование было начато.

      Эти методологические положения позволяют научно познать сущ­ность, специфические черты и роль права в общественной жизни. Право представляет собой важную форму общественного регулирования в классовом обществе. Марксистско-ленинская философия требует, чтобы за правовой формой было обнаружено глубинное социально-экономиче­ское и политическое содержание; отправляясь от последнего, исследова­ние должно вновь вернуться к праву, которое оказывается теперь науч­но познанным во всей своей полноте, объективной обусловленности и практической значимости.

      Данный путь изучения правовых явлений, помимо всего прочего, позволяет избежать односторонности их познания. Известно, что в усло­виях культа личности в советском правоведении научные исследования в основном ограничивались одной лишь внешней обработкой текстов нор­мативных актов, определением юридических конструкций, толкованием нормативных положений на основе такой судебной и административной практики, которая сама по себе не всегда соответствовала требованиям .социалистической законности. Преодолевая вредные последствия куль­та личности, советская юридическая наука исследует общественные про­цессы, вызывающие необходимость правового регулирования, опреде­ляет наиболее эффективные пути и формы этого регулирования, изучает практические результаты применения того или иного закона. Но это удается лишь тогда, когда в достаточной степени поняты особенности правового регулирования, раскрыты пути правового воздействия на об­щественные отношения, специфические черты структуры и формы выра­жения права, т.-е. тогда, когда не упускается из виду специфика права как общественного явления. Специально-юридический анализ, проводи­мый с правильных методологических позиций, приносит ощутимую поль­зу советскому правоведению и юридической практике. Он способствует правильному решению практических вопросов, подъему юридической культуры, борьбе за строжайшее соблюдение социалистической закон­ности.

      Следовательно, научное исследование правовых проблем предпола­гает органическое соединение общесоциологического и специально-юридического подхода к познанию государственно-правовых. явлений. Если первый позволяет определить сущность, роль и назначение правовой формы в регулировании общественных отношений, ее место в общественном развитии, то второй — вскрыть специфику права, механизм действия каждой правовой нормы, назначение ее элементов, специфику правоот­ношений, толкования юридических актов, значение юридической техники и т. д., тем самым предостерегая от правового нигилизма, недооценки правовой формы, способствуя более широкому социологическому истол­кованию права. Таким образом, единство общесоциологического и спе­циально-юридического подхода к изучению правовых явлений служит важной предпосылкой для глубоких философских обобщений и одновре­менно способствует укреплению социалистической законности.

      Следуя этому пути исследования, марксистско-ленинская юридиче­ская наука, как известно, добилась правильного и научно плодотворного решения многих проблем. Можно назвать ряд работ, в которых обще­социологический подход опирается на специально-юридический анализ правовой формы, а специально-юридический — на общесоциологические исследования. Анализ специфических особенностей права («обратный путь») приводит к успешному решению вопроса о социальном назначе­нии права, о его роли в общественном движении, совершенствованию методов его воздействия на регулируемые отношения и укреплению со­циалистической законности. Именно так решена советским правоведе­нием, например, проблема правообразования, формирования права. Убе­дительно показав, что право, определяясь в конечном счете материаль­ными условиями жизни общества, советское правоведение вскрыло характер воздействия на него и ряда других, относительно самостоятельных социальных факторов: соотношения классовых сил в обществе, по­литики, морали, идеологии, религии, международной обстановки и т. д. Но если объективная обусловленность права исследована советским правоведением более или менее полно, то этого нельзя сказать относительно воздействующей роли права на общественную жизнь. Многие важные и актуальные проблемы юридической теории и практики ждут своих исследователей (например, проблемы субъективного права, влияния права в качестве нормативного фактора на сознание и поведе­ние индивида, воспитательной роли права, т. е. его воздействия в качестве идеологического фактора и т. д.). По-видимому, неполнота разра­ботки указанных вопросов объясняется недостаточно глубоким изуче­нием специфической роли права в системе средств общественного регу­лирования. Не случайно в нашей науке оказалась преданной забвению такая важная отрасль правоведения, какой является судебная психоло­гия, зачастую игнорируются данные других общественных наук. Даже такие важные проблемы современности, как правовые вопросы планиро­вания, освещаются в нашей литературе без упоминания новейших дости­жений экономики и, в частности, математических методов в экономиче­ских исследованиях.

      Неразработанность в полной мере вопроса об активно творческой роли права вредно отражается на подлинно научном анализе процесса реализации права. Этот анализ, конечно, ничего общего не имеет с про­стым комментированием практики применения действующего законода­тельства. При изучении и обобщении практики реализации права нельзя, в частности, упускать из виду, что пути воздействия различных правовых норм на общественную жизнь специфичны и различны. Так, если нормы права, направленные на регулирование поведения людей в процессе про­изводства, более непосредственно связаны с базисом, то нормы права, регулирующие поведение людей в области идеологических отношений, связаны с базисом более «удаленно», через посредство воздействия на эти отношения. Разумеется, об этой большей или меньшей «удаленности» норм права от базиса можно говорить лишь условно, для того, чтобы показать известное своеобразие воздействия различных норм права на породивший их в конечном счете базис. Как невозможно объяснить об­разование тех или иных норм права только и единственно экономиче­скими причинами, так и немыслимо исследование специфических путей обратного воздействия различных норм права на экономический базис без анализа всего причинного ряда этого воздействия. Едва ли можно объяснить с достаточной полнотой характер обратного воздействия, на­пример, тех или иных норм советского семейного или наследственного права на социалистическую экономику без подробного изучения ряда причинно связанных факторов, через посредство которых такое воздей­ствие осуществляется. При этом и сами пути, формы, методы воздействия норм различных отраслей права на общественные отношения, отличаясь по своему содержанию и направленности не только друг от друга, но и от других социальных норм, обладают своей спецификой. Именно это и должно быть предметом изучения соответствующих отраслей юридиче­ской науки. Без исследования этой специфики нельзя вскрыть, понять и объяснить конкретные, непосредственные причины изменений в обще­ственных отношениях, происшедших под воздействием права, невозмож­но, следовательно, и конкретное совершенствование правового регули­рования общественных отношений и дальнейшее укрепление социалисти­ческой законности.

      Анализ активно творческой воздействующей роли права, его специ­фики по сравнению с другими, активно влияющими на общественную жизнь факторами, относится к познанию его социально-экономической и политической сущности и значимости. Уяснение этой стороны сущно­сти права обеспечивает научно обоснованный подход к познанию много­образия функциональной характеристики и действенности государственно-правовых явлений, которые первоначально мы воспринимаем в непо­средственном опыте главным образом путем простого наблюдения. Пе­реход от государственно-правовых явлений, данных в непосредственном опыте, к их социально-экономической и политической сущности, а затем от этой последней к их действительной роли в общественной жизни тре­бует глубокого внутреннего единства теории и практики, развития мето­дологической основы юридической науки, ее постоянной и органической связи с практикой государственно-правового строительства. Приходится, однако, с сожалением констатировать, что всестороннего творческого сотрудничества между теорией и практикой юриспруденции мы пока не достигли.

      В юридической литературе все еще преобладает комментирование законодательства, эмпирическое описание примеров, декларативность вместо доказательственности. Жизненные примеры во многих работах служат только иллюстрацией, а не материалом для обобщений, теорети­ческих выводов и заключений, для обнаружения закономерностей раз­вития изучаемых явлений. Разумеется, без фактов наука не может раз­виваться, но простое их нагромождение и перечисление обесценивает науку, превращает ее в простого регистратора событий. Но еще более пагубное воздействие на развитие советского правоведения ока­зывает то, что простой набор и описание фактов нередко рас­сматриваются как свидетельство соединения теории с практикой. Иног­да то или иное произведение оценивается тем выше с точки зрения его соединения с практикой, чем большее количество примеров в нем приводится, независимо от наличия или качества научного ана­лиза используемых в нем фактических данных. На самом же деле такая работа оторвана от практики, не содержит ничего для нее ценного. Пра­вильное, плодотворное и наиболее полное теоретическое оснащение практики, тесное и прочное творческое содружество теории и практики имеют место там и тогда, где и когда практика научно обобщается теорией, органически вливается в выработанные последней научные положения, понятия, определения, выводы и заключения. Не только теория государ­ства и права должна соответствовать опосредуемой ею практике, но и эта практика должна быть поднята на уровень марксистско-ленинской теории государства и права. Наука призвана освещать путь практике, предвидеть перспективы и результаты ее развития. Лишь при этом усло­вии будет укрепляться ее методологическая база, и наука в целом смо­жет играть роль непосредственной производительной и духовной силы в поступательном движении общества к коммунизму.

      Для усиления связи науки с практикой новое постановление ЦК КПСС рекомендует шире привлекать научно-исследовательские учреж­дения :и ученых к разработке законов и других правовых актов, осуще­ствлять прикомандирование научных сотрудников и преподавателей пра­вовых дисциплин для работы в аппарате суда, прокуратуры и других государственных органов. На Верховный Суд, Прокуратуру СССР, ми­нистерства и ведомства возложена обязанность обеспечить своевремен­ное рассмотрение и внедрение результатов научных исследований в ра­боту государственных органов.

      Реализация этих рекомендаций, несомненно, сыграет положитель­ную роль в укреплении связи и взаимного обогащения науки и практики. Было бы также целесообразно в плановом порядке поручать юридиче­ским научным учреждениям, учебным заведениям и коллективам ученых самостоятельно разрабатывать отдельные проекты правовых актов или их разделов, обобщать административную, судебную и арбитражную практику по определенным категориям дел.

      Установлением наиболее рациональных, эффективных и научно пло­дотворных путей исследования правовых явлений, определяющих общее направление процесса познания, задача методологии отнюдь не исчерпы­вается. Необходимо далее овладеть методами исследования правовой действительности и объективных закономерностей ее развития.

      Научный метод есть способ воспроизведения в мышлении изучае­мого в целях определения истины. Он является двигателем науки, зало­гом ее прогрессивного развития и обогащения новыми положениями, вы­водами и заключениями, служит направляющим началом в познании предмета науки. Метод является стержнем ориентации в эмпирическом материале, позволяет его теоретически систематизировать и обобщать, вскрывать глубинные процессы закономерного развития изучаемого предмета. Благодаря методу наука становится системой, синтезом зна­ний, приобретает способность к развитию, совершенствованию и обога­щению. Вот почему для того, чтобы понять сущность науки, участвовать в ее развитии, совершенствовании и обогащении, необходимо овладеть ее методом.

      История науки со всей убедительностью показала, что подлинно на­учным общим методом познания природы, общества и мышления являет­ся марксистско-ленинская диалектика. Этот метод является единствен­ной общенаучной основой и для советского правоведения. Было бы глу­боко ошибочным рассматривать метод правоведения как нечто обособ­ленное, самостоятельное и независимое от диалектического и историче­ского материализма — метода всех естественных и общественных наук. В то же время неверно и другое представление, доминировавшее в условиях культа личности, согласно которому специальные науки будто бы нe нуждаются в конкретных, частнонаучных методах исследования, поскольку якобы достаточно одного лишь воспроизведения и «при­ложения» к специальным проблемам общих законов и категорий диалектики. Следствием этого было то, что вся методология правоведе­ния сводилась к провозглашению абстрактной схемы «четырех черт диа­лектики» и их иллюстрации правовым материалом. Иначе говоря, бралась готовая формула диалектики, например закон единства и борьбы противоположностей, и под нее приспосабливался соответствующий пра­вовой материал. Но такой априорный подход к изучению правовых явле­ний ничего общего с подлинной диалектикой не имеет. Вместо исполь­зования ее законов и категорий, а также частнонаучных приемов и спо­собов исследования для познания правовых явлений все богатство пра­вовой деятельности пытались втиснуть в узкие рамки уже готовых схем. Ясно, что при таком подходе сложные проблемы методологии правоведе­ния искусственно превращались в простую иллюстрацию результатов исследования, а познания как такового не получалось.

      Марксистско-ленинская диалектика как самостоятельная наука изу­чает наиболее общие связи и закономерности развития природы, обще­ства и мышления, т. е. связи и закономерности, свойственные всем явле­ниям объективного мира. Другие, специальные науки изучают отдельные области природы, общества и мышления и присущие им специфические связи и закономерности их развития. При этом они используют, приме­няют, как общие законы и категории диалектики, так и специальные средства к познанию специфики своего предмета. Само собой разумеет­ся, что применение общих законов и категорий диалектики приобретает в специальных науках специфический характер, требует творческой конкретизации всеобщего метода в зависимости от характера предмета специальных наук, в том числе юридических.

      Отсюда следует, что одной из важнейших задач ученых-юристов является повышение философской культуры, расширение философского кругозора, овладение всеобщими законами и категориями диалектиче­ского и исторического материализма и творческое применение их к no-знанию закономерностей развития государственно-правовых явлений.

      Марксистско-ленинские положения о базисе и надстройке, о соци­ально-экономических формациях, о классовой борьбе и революции, о соотношении экономики и политики, идеологии и культуры и т. д. являют­ся общей методологической основой для понимания самой сути государ­ственно-правовых явлений, для плодотворной, глубокой и всесторонней разработки науки о государстве и праве. Применение в процессе позна­ния государственно-правовых явлений диалектических законов единства и борьбы противоположностей, перехода количественных изменений в качественные, отрицания отрицания, а также диалектических категорий сущности и явления, причины и следствия, необходимости и случайно­сти, содержания и формы, возможности и действительности, свободы и необходимости и т. д. позволяет не только понять природу государства и права, но и совершенствовать их регулирующее воздействие на обще­ственную жизнь, повысить их роль в практике развернутого строитель­ства коммунизма.

      Однако, используя законы и категории материалистической диалек­тики при познании государственно-правовых явлений, мы должны исхо­дить из особенностей специфики предмета исследования. Софистическая игра в понятия, выведение одного понятия из другого вне предмета ис­следования, подтягивание правового материала под то или иное фило­софское положение не только ничего общего не имеют с подлинной диалектикой, но и противоречат марксистско-ленинскому диалектическому методу познания правовых явлений. Между тем, именно такого рода «диалектические исследования» нередко встречаются в нашей литера­туре. В печати приводились уже примеры таких бесплодных по­пыток «подтянуть» под общие философские положения конкретные действия в криминалистических экспертизах, действия следователя, суда и т. д.

      Метод всякой науки неразрывно связан с ее предметом. В этом отно­шении заслуживает внимания вопрос о методологическом значении са­мой науки, в том числе юридической, и, прежде всего, науки общей тео­рии государства и права, предметом которой являются основные и веду­щие закономерности возникновения, развития и служебной роли государства и права. В силу этого она разрабатывает исходные и руко­водящие положения, принципы и определения для всех отраслевых юри­дических наук. Овладение этими положениями, принципами и определе­ниями приобретает большое методологическое значение для всей юриди­ческой науки. Поэтому можно сказать, что общая теория государства и права в системе юридических наук является наукой методологической. Причем ее методологическое значение вовсе не сводится к тому, что в ее рамках рассматриваются вопросы методологии правоведения. Глав­ное, по нашему мнению, состоит в том, что выработанные общей теорией государства и права положения, понятия и определения имеют не толь­ко общее, но и направляющее значение для специальных юридических наук.

      Такое методологическое значение в познании государственных и правовых явлений имеют общие определения государства, права, право­сознания, законности и т. д. Возьмем пример, относящийся к вопросам юридических форм и правоотношений. Опираясь на положение истори­ческого материализма о базисе и надстройке, общая теория права обосновывает вывод, согласно которому право выполняет функции ре­гулятора общественных отношений, что достигается как путем охраны и закрепления соответствующих общественных отношений, так и путем обеспечения их развития, оформления их поступательного дви­жения.

      Этот вывод имеет, несомненно, методологическое значение для реше­ния многих вопросов, касающихся юридических норм и правоотношений, их характера и назначения. В частности, он играет большую роль для ре­шения вопросов придания правовой норме обязывающего, запрещающе­го или уполномочивающего характера, что и определяет соответствующие конкретные поступки и действия адресатов нормы и участников правоот­ношений, складывающихся на ее основе. Характер нормы определяет и характер ее воздействия на поведение людей, а тем самым и на их обще­ственные отношения. Уполномочивающие нормы в настоящее время при­обретают все большее значение в связи с развитием демократии и ини­циативы субъектов общественной жизни в коммунистическом строитель­стве. На них, например, основано субъективное право граждан, которое все шире используется в правовом регулировании общественных отно­шений.

      Таким образом, опираясь на общие теоретические положения о ре­гулирующей роли права, оказывается возможным не только с предель­ной точностью ориентироваться в весьма разнообразном фактическом правовом материале, но и избирать- наиболее целесообразные, рацио­нальные, эффективные формы и методы правового воздействия на об­щественную жизнь, решать конкретные задачи совершенствования пра­вового регулирования общественных отношений.

      Все это свидетельствует о том, что ключевые положения, понятия и определения общей теории государства и права (о волевом характере права, об исторических типах права, о структуре правовой нормы, об элементах правоотношений и т. д.) могут быть с успехом использованы в качестве методологической базы при разработке конкретных проблем в специальных отраслях юридической науки.

      Вот почему дальнейшее прогрессивное развитие науки общей тео­рии государства и права является необходимым условием и предпосыл­кой подъема всех отраслей советского правоведения.

      Открытый марксизмом-ленинизмом общенаучный метод материа­листической диалектики в конкретных исследованиях служит философ­ской основой для частнонаучных приемов исследования различных специальных наук, определяемых спецификой их предмета. Диалек­тический метод не поглощает и не устраняет частнонаучных методов, а предполагает их и опирается на них. Частнонаучные методы ис­следования— это способы научного познания, состоящие в применении таких познавательных средств, которые пригодны лишь для изучения от­дельных, ограниченных и конкретных областей объективного мира. Об­щенаучный метод и частнонаучные приемы применяются не изолиро­ванно и не параллельно, а в органическом единстве, через взаимное проникновение и обогащение друг другом. Лишь на основе материали­стической диалектики возможно успешное использование частнонауч­ных приемов и способов исследования, поскольку первый определяет не только выбор и направление действия последних, но и условия, характер и пределы применимости их в каждом конкретном исследовании. С дру­гой стороны, материалистической диалектики как всеобщего метода на­учного познания недостаточно для решения специфических вопросов специальных наук, и поэтому она нуждается в дополнении и конкрети­зации частнонаучными приемами в исследовании предмета этих наук.

      Следует также подчеркнуть, что современное состояние науки харак­теризуется интенсивным взаимопроникновением частнонаучных приемов исследования различных специальных отраслей знания. Тем самым спе­циальные науки обогащают друг друга не только соответствующими теориями, но и приемами исследования. Это отнюдь не означает, что приемы одних наук во всех случаях и в неизмененном виде применяются в других, однако в ряде случаев выработанный одной наукой прием исследования оказывается в максимальной степени эффективным в другой.

      Сказанное определяет то большое значение, какое имеет изучение и применение частнонаучных методов исследования различных наук для развития советского правоведения. Между тем, этому вопросу уделяется явно незначительное внимание как в общей теории государства и права, так и в отраслевых юридических науках. Более того, в советском право­ведении до сих пор не разрабатывались сколько-нибудь серьезно специ­фические приемы и способы исследования государственно-правовых явле­ний. Вот почему представляется особенно актуальным рассмотреть хотя бы в общих чертах некоторые, наиболее положительно зарекомендовав­шие себя частнонаучные приемы исследования и их значение для позна­ния правовых явлений.

      В настоящее время широкое распространение в нашей стране полу­чает конкретно-социологический метод исследования, который может быть использован для решения проблем советского правоведения. Так, советская правовая наука направляет сейчас свое внимание на изучение социальной эффективности правовых норм как в сфере деятельности государственных органов, общественных организации, так и в сфере пра­вовых отношений между людьми. Наиболее успешное решение этих про­блем окажется возможным в том случае, если будут использованы такие конкретно-социологические приемы и способы исследования, как опрос и анкетирование, социальный эксперимент и социальное проектирование. При решении проблем криминологии — беседы, обследования, личные наблюдения по заранее разработанной программе, контрольные экспе­рименты и т. д.

      Эффективность применения конкретно-социологических приемов и способов исследования в правоведении может быть иллюстрирована сле­дующим примером. Недавно лабораторией социологических исследова­ний Ленинградского университета был изучен социологический аспект трудовой деятельности человека, в первую очередь труда молодежи. Ис­следование, проведенное на массовом материале (около 3 тысяч рабочих, занятых на 25 предприятиях Ленинграда), выявило ряд факторов, содей­ствующих повышению интереса рабочего к самому характеру труда, а следовательно, в дальнейшем и превращению труда в первую жизнен­ную потребность. Было показано, в частности, что отношение молодых рабочих к труду в значительной мере определяется его организацией и содержанием, а не только их материальной заинтересованностью (зара­ботной платой). Отсюда легко сделать конкретные выводы для совер­шенствования действующего законодательства и практики его реа­лизации.

      Что касается обобщения судебной практики как одного из видов конкретно-социологических исследований, то оно до сих пор большей частью проводилось в отрыве от общей функции права. Суд имеет дело в основном с действием лишь санкций правовых норм, в то время как основу норм составляют их диспозиции, направляющие положительные действия людей. Правовое регулирование логически мыслимо без право­нарушений, а тем самым без воздействия суда. Поэтому о действии пра­ва нельзя судить только по деятельности суда или арбитража. Между тем, действие гражданского права, как правило, рассматривается по судебным и арбитражным делам, уголовное право изучается по судебной практике, семейное — по бракоразводным делам, трудовое — по трудо­вым конфликтам и т. д. Однако это — не основной путь изучения права. Прежде всего надо исследовать нормативное действие права в правомер­ных поступках людей, изучать последствия «нормального» действия пра­ва, т. е. в первую очередь осуществление диспозиции нормы, а не только ее санкции, которая применяется только в случае правонарушений. Иначе говоря, изучать надо прежде всего по правилу, а не по исключе­нию (хотя и это необходимо).

      Важное значение в научных юридических исследованиях имеет ста­тистический метод. Его особенность состоит в массовом стати­стическом наблюдении, основанном на всестороннем качественном анализе изучаемых явлений. Указанный метод позволяет, во-первых, осуществлять наблюдения за массой индивидуальных правовых явлений, во-вторых, проводить правильную группировку правовых явлений (кото­рая отражала бы их сущность) и, в-третьих, установить обобщающие показатели (средние и относительные величины), характеризующие од­нородные группы таких явлений. Тем самым статистический метод об­легчает возможность обнаружения причин и закономерностей развития правовых явлений в целом и в каждой области в отдельности, например вскрыть конкретные условия повышения активности населения в правотворчестве и правореализующем процессе, возможности дальнейшего укрепления хозяйственной дисциплины, причины правонарушений и пре­ступности и т. д. К сожалению, в правоведении непозволительно мало используется этот прием, чему, в частности, мешает отсутствие публика­ции данных по административной и судебной статистике. Правильно пользоваться этим, равно как и любым иным частнонаучным методом можно лишь на основе диалектического метода. Прежде всего надо установить качественные особенности учитываемых явлений, что дости­гается генетическими исследованиями, проследить, чем правовое явление было и чем оно стало. Нельзя сводить вопрос изучения права, в частности его эффективности и целесообразности, только к количественным показа­телям (к «увеличению», «возрастанию», «расширению» и т. д.). Это лишь одна сторона данного явления. Самое же главное состоит в том, чтобы выяснить, что надо учитывать, что надо считать, какие именно избирать показатели (следует ли принимать во внимание, скажем, мотивы пре­ступлений или ограничиться только учетом наличия или отсутствия умысла в действиях правонарушителя?). Методика выявления эффектив­ности действия, например Закона о связи школы с жизнью, может быть разработана под следующим углом зрения: наступили ли качественные сдвиги, на которые рассчитан Закон? Ясно, что наиболее полное решение этого вопроса окажется возможным при использовании также количе­ственных показателей (количество учебных мастерских, цехов, подго­товленных учителей и т. д.).

      Большое значение в изучении государственно-правовых явлений, в особенности структуры государственного аппарата, компетенции и форм деятельности государственных органов, действующей системы законода­тельства, имеет сравнительно-юридический метод исследования. Специ­фика этого метода состоит в познании одного государственно-правового явления посредством его сравнения с другим, при этом не только со сходным, но и отличным от первого по своей классовой сущности. Так исследуется, например, буржуазный тип права в сравнении с социали­стическим, и наоборот. Это способствует выявлению преимуществ социа­листического права перед буржуазным. Таким путем можно выявить отличие или сходство форм и методов правового регулирования данных общественных отношений от форм и методов регулирования аналогичных отношений в законодательных системах других стран или иных истори­ческих периодов.

      Сравнительно-юридический метод исследования способствует не только познанию государства и права, но и является одним из средств, с помощью которого оказывается возможным вскрыть пути рационали­зации структуры и форм деятельности государственных органов, повы­шения эффективности применения правовых норм, укрепления социали­стической законности.

      Совершенно очевидно, что, пользуясь одним лишь этим методом, невозможно вскрыть социально-политическую природу государства и права (это должно быть познано до сравнения), но не менее ясно и то, что с помощью данного метода познание окажется более всеобъемлющим и наглядным. Жаль поэтому, что его использование в советском правоведе­нии носит стихийный характер, а иногда даже, без всяких на то осно­ваний, метод этот объявляется метафизическим. Необходимо тщательно разработать методику его применения в познании государственноправовых явлений.

      В познании сложных предметов и явлений весьма плодотворным яв­ляется метод выдвижения научных гипотез. В советском правоведении он используется чрезвычайно редко и очень робко. Между тем, этот метод является действенным средством познания, его необходимость обус­ловлена самим прогрессом науки, процессом расширения знания, веду­щим ко все более полному овладению объективной истиной.

      Огромное значение имеют научные гипотезы и в юриспруденции. До­статочно указать на версии в расследовании уголовных дел и вообще в теории судебных доказательств. Или возьмем, например, такую акту­альную проблему, как пути перерастания социалистической государст­венности в коммунистическое общественное самоуправление и социали­стических правовых норм в правила коммунистического общежития. Как известно, в советской юридической и философской литературе выдвига­лись различные гипотезы относительно этих путей и каждая из них, несомненно, имеет большую познавательную ценность, а все вместе взя­тые они позволяют проникнуть в будущее на основе изучения тенденций современной действительности. Смелое выдвижение научно обоснованных гипотез о конкретных путях развития государственно-правовой действи­тельности не только позволит проверить их на практике, внести в них соответствующие коррективы и уточнения, но и концентрировать их «ра­циональные зерна» для выработки единой политики в области государственно-правового строительства в целях наиболее быстрого достижения того грядущего общества, которому посвящена жизнь, борьба и много­сторонняя творческая деятельность людей нашего поколения.

      Для глубокого, полного и всестороннего познания государственно-правовых явлений не меньшую познавательную ценность могут пред­ставить собой и такие частнонаучные приемы и способы исследования, как формально-логическая обработка материала, методы аналогии, пре­зумпции, традиционные способы толкования, а также методы формаль­ной и математической логики, кибернетики, социального моделирова­ния, социального проектирования и т. д.

      Мы остановились лишь на общей характеристике только некоторых частнонаучных методов, которые, по нашему глубокому убеждению, мо­гут быть с успехом и весьма эффективно использованы в развитии совет­ского правоведения. Задача состоит в том, чтобы тщательно разработать всю систему частнонаучных методов советского правоведения для ис­пользования их в познании специфики государственно-правовой действи­тельности и закономерностей ее объективного развития. Такую разра­ботку необходимо вести на основе и в строгом соответствии с требова­ниями законов и категорий диалектического и исторического материа­лизма с учетом того, что частнонаучные приемы и способы тесно и орга­нически связаны между собой, взаимно дополняют и обогащают друг друга, в своей совокупности составляя единую систему конкретных средств познания государства и права.

      Величественные и благородные задачи, поставленные нашей партией перед теорией и практикой юриспруденции, будут успешно выполнены, если мы сможем общими усилиями значительно повысить уровень мето­дологии советского правоведения. Необходимо создать ряд работ, в том числе и монографий, специально посвященных проблемам Пути, метода и приемов исследования государственно-правовых явлений. На основе этих работ советское правоведение выполнит ту высокую миссию, кото­рая возложена на нее практикой развернутого строительства комму­низма.

      1 Опубликованием настоящей статьи журнал намерен начать широкое обсужде­ние вопросов методологии правоведения. Редакция приглашает всех научных и практи­ческих работников высказаться по этим вопросам на страницах журнала.

      2 «Вестник Академии наук Союза ССР», 1963, № 13, стр. 38.

      3 См.: Насущные задачи юридической науки. «Коммунист», 1964, № 12, стр. 71—72.

    Информация обновлена:24.11.2006


    Сопутствующие материалы:
      | Персоны | Книги, статьи, документы 
      

    Если Вы не видите полного текста или ссылки на полный текст статьи, значит в каталоге есть только библиографическое описание.

    Copyright 2002-2006 © Дирекция портала "Юридическая Россия" наверх

    Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
    Rambler's Top100 Яндекс цитирования

    Редакция портала: info@law.edu.ru
    Участие в портале и более общие вопросы: reception@law.edu.ru
    Сообщения о неполадках и ошибках: system@law.edu.ru