Учиться в России!
Регистрация »» // Логин:  пароль:

Федеральный правовой портал (v.3.2)
ПОИСК
+ подробный поиск
Подняться выше » Главная/Все статьи/

Источник: Электронный каталог отраслевого отдела по направлению «Юриспруденция»
(библиотеки юридического факультета) Научной библиотеки им. М. Горького СПбГУ


Гурвич, М. А.
В. К. Пучинский. Подготовка гражданских
дел к судебному разбирательству. М., Госюриздат,
1962, 89 стр. :[Рецензия] /М. А. Гурвич.
//Правоведение. -1964. - № 3. - С. 133 - 136
  • Статья находится в издании «Правоведение.»

  • Материал(ы):
    • В. К. Пучинский. Подготовка гражданских дел к судебному разбирательству М., Госюриздат, 1962, 89 стр. : [Рецензия].
      Гурвич, М. А.

      В.  К.  Пучинский.  Подготовка  гражданских дел к судебному разбирательству М., Госюриздат, 1962, 89 стр.

      Значение комплекса действий, составляю­щих подготовку дела к судебному разби­рательству, а также целей, которые с этим связаны, общеизвестно. И все же в прак­тике встречаются случаи недопустимого пре­небрежения этим важным процессуальным институтом.

      Подготовка дела — процессуальный узел, с которого начинается осуществление це­лого ряда институтов гражданского процес­суального права.

      Рецензируемая работа, в которой пра­вильный анализ соответствующих правомо­чий и обязанностей суда (судьи) дан на основе глубокого понимания этих институ­тов, несомненно, является практически по­лезным и теоретически интересным исследо­ванием.

      Органическая связь с судебной практи­кой — ее серьезное достоинство.

      Работа построена по хорошо продуман­ному плану, изложена последовательно, без повторений.

      Достаточно широко и подробно освещая область применения той или иной нормы, В. К. Пучинский ориентирует читателя и, прежде всего, судью на необходимость ин­дивидуального подхода к рассмотрению каждого конкретного дела. Он подчеркивает особенности ряда дел (о взыскании алимен­тов, о выселении вследствие невозможности совместного проживания, о восстановлении на работе и др.), показывая при этом, как в различных случаях определяется предмет доказывания, в свою очередь обусловли­вающий круг необходимых доказательств.

      Однако, несмотря на большое разнообра­зие дел и индивидуальные особенности каждого из них, автор считает возможным определение общей методики установления круга юридически важных для данного де­ла фактов (стр. 8—9). Примерами из прак­тики убедительно иллюстрируются вредные последствия как недоучета обстоятельств, имеющих значение для решения дела, так и принятие во внимание фактов, лишенных правовой силы.

      Убедительны соображения автора о том, что оценка доказательств производится судьей уже при подготовке дела (стр. 18). Но эта оценка отличается некоторыми осо­бенностями, характерными для данного эта­па деятельности суда; она не может заклю­чаться в окончательных суждениях об оце­ниваемых обстоятельствах, а должна но­сить условный, предварительный характер, что в то же время, конечно, не означает небрежного отношения судьи к представ­ленным доказательствам (стр. 19). Без та­кой оценки не может быть решен вопрос о достаточности имеющихся в деле материа­лов.

      Автор правильно отмечает, что в случае, если при подготовке дела выяснится, что одна из сторон является ненадлежащей, судья обязан по своей инициативе привлечь к участию в деле надлежащего ответчика или известить (информировать) надлежа­щего истца о возникшем споре (в этом смы­сле — на основе общих начал гражданского законодательства и следует решать вопрос о возможности и пределах применения ст. 166 ГПК РСФСР при подготовке дела). Со­вершать другие действия, в частности за­менить сторону, судья не вправе (стр. 25— 26).

      В. К. Пучинский справедливо обращает внимание на необходимость правильного определения процессуального положения каждого участника процесса уже при подготовке дела и на вредные последствия допускаемых в этом отношении ошибок суда, в частности смешения сторон и третьих лиц, не заявляющих самостоятель­ных требований.

      Следует согласиться с автором, что при­влечение к участию в процессе третьих лиц по любым категориям дел должно осущест­вляться по инициативе судьи независимо от просьб сторон. Однако неверно, что указан­ное правомочие суда предусмотрено только в ГПК Грузинской ССР (стр. 27), ибо в на­стоящее время оно предоставлено судье во всех союзных республиках на основании ч. 2 ст. 27 Основ гражданского судопроиз­водства.

      Заслуживают внимания соображения ав­тора по поводу использования судом об­щественного мнения (стр. 32 и сл.). Так, В. К. Пучинский правильно считает, что предложения суда, адресованные общест­венной организации, коллективу трудящих­ся, должны оформляться судебными опреде­лениями, содержащими ряд практически важных инструктивных указаний (стр. 33).

      Касаясь действий, которые представители сторон имеют возможность совершать в ходе подготовки дела, автор на основе изучения практики отмечает, что «адвокаты сравни­тельно редко пользуются этими правами» (стр. 36). Это серьезное замечание следо­вало бы учесть как адвокатам при ведении гражданских дел в суде, так и коллективам адвокатов в их инструкционно-руководящей деятельности.

      Убедительными примерами из судебной практики подкрепляет В. К. Пучинский свою точку зрения и по ряду других вопросов: о применении принципов гражданского про­цессуального права при подготовке дела (стр. 39), о границах и содержании подго­товки дела (стр. 40).

      В процессуальной литературе принято различать подготовку дела к разбиратель­ству и подготовку судебного заседания. На­значение дела к слушанию, извещения и вы­зовы участников процесса относят ко вто­рой группе действий.

      В. К. Пучинский отвергает такое расчле­нение досудебных процессуальных дейст­вий; по его мнению, подготовка по делу продолжается до фактического начала су­дебного заседания.

      Разрешение этого разногласия представ­ляет известную трудность. С одной стороны, суд может назначить заседание и без под­готовки дела. Отсюда, казалось бы, напра­шивается вывод, что назначение заседания, сопровождаемое вызовами и извещениями участников процесса, не является действи­ем по подготовке дела. Это вытекает также из того, что целью действий, составляю­щих назначение заседания, является слу­шание дела, а не «обеспечение его своевре­менного и правильного разрешения» — цель подготовки дела (ст. 33 Основ гражданского судопроизводства).

      В тех судопроизводствах, которые не зна­ют института подготовки дела, судьи, назначая заседание, также направляют извещения и вызовы его участникам.

      Однако, с другой стороны, как это правильно отмечает В. К. Пучинский, в тех случаях, когда подготовка дела производится, извещения и вызовы участников процесса важны для установления круга этих участников, что составляет одно из действий : подготовке дела. Такой вывод соответствует п. «а» ст. 80 ГПК. А отсюда, назначение судебного заседания входит в подготовку дела.

      Вместе с тем отдельные действия, относящиеся к подготовке дела к судебному разбирательству, могут совершаться не только после назначения дела к слушанию, но и после фактического начала разбирательства (в случаях, когда дело отложено или решение отменено).[1]

      В третьей главе рассматриваемой работ дается анализ отдельных действий, совершаемых в порядке подготовки дела, в частности таких, как опрос сторон и третьи лиц, получение письменных показаний свидетелей, затребование письменных доказательств, а также по организации и использованию экспертизы и др. Свои высказывания по этим вопросам автор связывает с рядом положений теории тех или иных институтов, в частности теории судебных доказательств. В главе содержится также ряд полезных рекомендаций практического характера, от носящихся к поведению судьи в случае отказа истца от иска, изменения основания иска; к проведению так называемых «переговоров» с обеими сторонами и склонению их к миру или передаче спора на рассмотрение товарищеского суда и др. (стр. 57—62)

      Рецензируемая работа вызывает одно теоретическое замечание.

      В. К. Пучинский рассматривает подго­товку дела к судебному разбирательств) как стадию советского гражданского про­цесса. Такой взгляд является традицион­ным. Подготовка дела обычно рассматри­вается как «особая стадия» гражданского процесса ввиду ряда признаков, характери­зующих ее как самостоятельную часть про­цесса (стр. 39).

      Однако в книге не дается определения понятия этой стадии, говорится лишь о ее содержании как совокупности известных правовых действий, а не «некоторой суммы мероприятий технического характера» (стр. 40). Автор не раскрывает также, в чем, по его мнению, заключается и как проявляется «самостоятельность» подготовки дела к су­дебному разбирательству. Ведь вне разби­рательства дела и подготовка к нему не имеет никакого значения, а следовательно, я вообще не имеет самостоятельного значе­ния.

      Само по себе правильное положение, что подготовка состоит из действий, имеющих процессуально-правовой характер, также едва ли может служить обоснованием выде­ления ее в стадию процесса. Достаточно вспомнить о вынесении решения, которое, являясь процессуально-правовым и доста­точно сложным актом, явно не может ква­лифицироваться как «техническое мероприя­тие», но в то же время никогда, и совер­шенно справедливо, не считается стадией процесса.

      Указанная точка зрения В. К. Пучинского - объясняется, по нашему мнению, тем, что, несмотря на все растущее признание необ­ходимости изучать правовую основу процес­суальной деятельности и связанный с этим интерес к понятию и значению гражданского процессуального правоотношения, наша теория все еще не расстается с концепцией предмета науки как процесса в смысле дея­тельности.

      Мы полагаем, что в основу решения воп­роса о стадиях процесса следует положить понятие процессуального правоотношения, определяющего права и обязанности суда на том или ином этапе правосудия, в той или иной его фазе.

      С предъявлением иска возникают право и обязанность суда рассмотреть и разре­шить гражданское дело по существу, пред­ставляющие вместе с соответствующими правами и обязанностями лиц, участвующих в деле, и другими участниками процесса комплексное правоотношение, объединенное основанием своего возникновения, своим предметом, своей целью и целенаправлен­ным содержанием. С предъявлением касса­ционной жалобы (протеста) возникает но­вое процессуальное правоотношение — по рассмотрению кассационной жалобы (про­теста), также характеризующееся своим ос­нованием, своим предметом, целью и содер­жанием.

      Комплексные процессуальные правоотно­шения возникают и на основании протеста, принесенного в порядке надзора, заявления о пересмотре решения суда по вновь от­крывшимся обстоятельствам и, наконец, на основании требования о принудительном ис­полнении решения или определения суда.

      Каждому из таких процессуальных пра­воотношений соответствует деятельность его участников, составляющая данную стадию процесса. Самостоятельность стадии опреде­ляется задачей, которую на данном этапе процесса закон ставит перед правосудием: разрешить спор, проверить решение, не всту­пившее в законную силу, и т. д. Стадия есть возможно-должная процессуальная деятельность, охватываемая комплексным процессуальным правоотношением, пред­ставляющим собой конкретизацию процес­суальной формы данного этапа судопроиз­водства по данному конкретному делу.

      Подготовка же дела не составляет задачи правосудия, достижению которой кор­респондировал бы соответствующий, охра­няемый законом интерес (или право) сто­роны, являющейся необходимым элементом в процессуальном правоотношении. Поэто­му здесь нет отдельного процессуального правоотношения между судом и сторонами, нет, следовательно, и стадии процесса, со­ставляющей содержание правоотношения как формы процесса.

      Деление процесса на стадии, соответст­вующие процессуальным правоотношениям, не исключает возможности различать в пределах стадий отдельные части, группы действий, направленные на разрешение частных, не имеющих самостоятельного значения в процессе правосудия задач, слу­жащие постепенному разрешению общей задачи данной стадии. Таковы, в частности, предъявление иска, подготовка дела, су­дебное заседание. Но, например, судебное заседание целесообразно в то же время делить на разбирательство дела и вынесе­ние решения, а разбирательство — на под­готовительные действия, исследование дела, прения сторон и т. д.

      Деление процесса на стадии в указанном здесь смысле, на наш взгляд, не только соответствует правовой основе процесса, его форме и тем самым приводит науку процессуального права к ее действитель­ному предмету, но имеет и немаловажное практическое значение в деле соблюдения законности, основных принципов процесса, ориентирует всю процессуальную деятель­ность на достижение ее предусмотренных законом задач.

      В работе В. К. Пучинского хорошо пока­зана большая аналитическая деятельность судьи, подготавливающего дело. Как важно при этом соблюдать ее границы, малейший переход через которые грозит серьезными нарушениями самих основ правосудия, в особенности — принципа коллегиальности судебного разбирательства, состязательно­сти, равноправия сторон, гласности. Автор прекрасно понимает эту опасность, обращая внимание во многих случаях на предвари­тельный, в этом смысле неокончательный и условный характер суждений и распоря­жений, составляющих подготовку дела.

      Подготовка дела —в действительности не более, чем известная совокупность действий суда, выполняемых ввиду их служебно-организованного значения единолично судьей в процессе исполнения судом его общей обязанности рассмотреть и разрешить дело. Такие правомочия, как установление круга участников процесса, выяснение искомых фактов и относимых доказательств, трудно отнести к какому-либо сектору движения процесса в первой инстанции; они входят в комплексное правоотношение, охватываю­щее все ее производство. Если их осущест­вление и относится, как правило, к подго­товке дела, то оно возможно, а иногда не­обходимо и при его рассмотрении в колле­гиальном составе судом; все зависит от об­стоятельств дела,, хода его рассмотрения.

      Таким образом, было бы правильно рас­сматривать подготовку дела не как стадию процесса, а как не имеющую самостоятель­ного значения часть производства в суде первой инстанции, преследующую задачи служебного характера, имеющую определен­ные этими задачами границы, содержание и значение. Такова теоретическая поправ­ка, которую мы считали бы правильным внести в понимание автором подготовки де­ла как процессуальной формы. Однако она не затрагивает важного и ценного содер­жания этой формы, правильное и полное изложение которого мы находим в рецензи­руемой работе.

      М. А. Гурвич, доктор юридических наук

      [1] Мысль о том, что подготовка дела за­канчивается тогда, когда начинается его разбирательство, и может возобновиться, если заседание отложено перед новым раз­бирательством, была высказана еще в 1958 г. Ц. М. Апарниковой (см.: «Вопросы гражданского права, колхозного права и гражданского процесса» М., Изд. ВИЮН, 1958, стр. 175—178).

    Информация обновлена:24.11.2006


    Сопутствующие материалы:
      | Персоны | Книги, статьи, документы 
      

    Если Вы не видите полного текста или ссылки на полный текст статьи, значит в каталоге есть только библиографическое описание.

    Copyright 2002-2006 © Дирекция портала "Юридическая Россия" наверх

    Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
    Rambler's Top100 Яндекс цитирования

    Редакция портала: info@law.edu.ru
    Участие в портале и более общие вопросы: reception@law.edu.ru
    Сообщения о неполадках и ошибках: system@law.edu.ru