Учиться в России!
Регистрация »» // Логин:  пароль:

Федеральный правовой портал (v.3.2)
ПОИСК
+ подробный поиск
Подняться выше » Главная/Все статьи/

Источник: Электронный каталог отраслевого отдела по направлению «Юриспруденция»
(библиотеки юридического факультета) Научной библиотеки им. М. Горького СПбГУ


Волков, Н. А.
В. А. Власов. Советский государственный
аппарат. М. : Госюриздат, 1959. 372 с. :[
Рецензия] /Н. А. Волков.
//Правоведение. -1961. - № 1. - С. 157 - 160
  • Статья находится в издании «Правоведение.»

  • Материал(ы):
    • В. А. Власов. Советский государственный аппарат. М. : Госюриздат, 1959. 372 с.
      Волков, Н. А.

      В. А. Власов. Советский государственный аппарат. М. : Госюриздат, 1959. 372 с.

      Второе издание рецензируемой книги В. А. Власова выгодно отличается освеще­нием ряда вопросов, не затронутых или мало исследованных в первом издании книги. Большое место в новом издании от­водится вопросу об органах государства, о роли Советов как основы всего совет­ского государственного аппарата, как источника властных прав других органов государства. Должное внимание уделяется участию масс в деятельности государствен­ного аппарата. Не осталась на этот раз без освещения деятельность местных орга­нов власти, суда и прокуратуры. Убеди­тельно аргументируется понимание автором принципа социалистической законности как безусловного и точного соблюдения законов и основанных на законе актов государственных органов.

      Однако и настоящее издание не лишено недостатков. В ряде случаев автор огра­ничивается пересказом содержания норма­тивных актов, а иногда только вскользь упоминает о той или другой важной сто­роне деятельности государственных орга­нов.

      Особо большое внимание автор уделил понятию государственного органа. Во вре­мя дискуссии по первому изданию книги указывалось на необходимость научного освещения вопросов о понятии органа государственной власти и органа государ­ства. В новой работе делается попытка восполнить этот пробел.

      В. А. Власов не разделяет позиции некоторых советских юристов, относящих к госорганам только органы государствен­ной власти, государственного управления, суда и прокуратуры (Ц. А. Ямпольская, А. В. Мицкевич). «Государственные пред­приятия (завод, фабрика, торг, совхоз и т. д.), — говорит он, — являются низовыми звеньями единой системы государственных органов» (стр. 58). Являясь хозрасчетными предприятиями, субъектами гражданского права, они не перестают быть государ­ственными органами.

      Полемизируя с советскими юристами, считающими, что не все органы государ­ства наделены государственно-властными полномочиями, автор утверждает, что «каждый государственный орган действует oт имени государства и наделен власт­ными полномочиями» (стр. 51).

      Однако ссылка на то, что в советской юридической литературе есть высказыва­ния, будто исполнительные и распоряди­тельные органы государственной власти не обладают государственно-властными полно­мочиями (стр. 58), видимо основана на заблуждении, так как в приводимых авто­ром страницах критикуемой работы речь идет о государственных предприятиях и социально-культурных учреждениях, а отнюдь не об исполнительных и распоря­дительных органах государственной вла­сти.

      Оспаривая мнение, что основным при­знаком государственно-властных полномо­чий является право издания общеобяза­тельных распоряжений и применение мер государственного принуждения, В. А. Вла­сов приводит высказывание В. И. Ленина, что «диктатура пролетариата ...не есть только насилие над эксплуататорами и даже не главным образом насилие».[1] Это должно означать, что принуждение применяется в узких рамках. Вот такое, осуществляемое ограниченным кругом уч­реждений и лиц, в строгих границах закона, государственное принуждение и отличает органы, обладающие государ­ственно-властными полномочиями, от ор­ганов, которые не вправе прибегать «к наси­лию» в той или другой форме.

      Автор соглашается, что «далеко не все органы наделены правом применять те или другие меры принуждения» (стр. 56), но он считает, что властные полномочия могут осуществляться и в других формах.

      Управление государственной собствен­ностью рассматривается им как осуще­ствление государственно-властных полно­мочий (стр. 56). Советское государство является одновременно и носителем поли­тической власти и субъектом права госу­дарственной социалистической собствен­ности. Отдельные части единого фонда государственной социалистической соб­ственности находятся в ведении государ­ственных учреждений и предприятий, через которые Советским государством исполь­зуются его правомочия собственника, но это не должно означать, что вместе с право­мочиями по управлению частью фонда государственной собственности вручаются и правомочия государства как носителя политической власти.

      Осуществление властных полномочий усматривается также в деятельности адми­нистрации государственных школ, больниц (стр. 60—61). Эти полномочия проявляют­ся, по мнению автора, в установлении правил внутреннего распорядка, в выдаче документов о получении образования и т. д. В то же самое время на стр. 266 указывается, что правила, принимаемые государственными предприятиями и учреж­дениями, если они обязательны для граж­дан, соприкасающихся с работой учрежде­ния или предприятия или пользующихся его услугами, утверждаются тем органом государственного управления, в ведении которого находится данное предприятие или учреждение. К тому же правом уста­новления у себя правил внутреннего рас­порядка, обязательных не только для лич­ного состава предприятия, организации, но и для других лиц, обладают кооперативные и другие общественные организации.

      Что касается права выдачи документов об образовании, то такое право имеют в равной степени как государственные, так и кооперативные учебные заведения (техникумы, курсы и т. д.).

      Кстати сказать, аттестаты, дипломы только удостоверяют получение образова­ния, соответствующие же права лицам, получившим дипломы, предоставляются не этими документами, а правовыми актами государственных органов, которые уполно­мочены регламентировать деятельность данных учебных заведений.

      В противоречии с собственной точкой зрения автор вынужден признать, что когда акты школ, лечебных учреждений и других подобных организаций нарушают­ся, приходится прибегать в целях приме­нения мер государственного воздействия к помощи иных органов (административ­ных, судебных и др.), что есть госорганы, обладающие такими полномочиями, какими не располагают некоторые органы государ­ства (хозяйственные, социально-культур­ные). Следовательно, можно обладать пол­номочиями, полученными от государства, но не все эти полномочия являются власт­ными полномочиями. Не все свои органы государство наделяет властными полномо­чиями.

      Поэтому нельзя согласиться с автором, что администрация предприятий и социаль­но-культурных учреждений облечена государством властными полномочиями, что администрация выступает как орган госу­дарственного управления (стр. 62).

      Нельзя согласиться и с допускаемым смешением двух различных вещей: можно представительствовать от имени учрежде­ния, не представляя собой всего этого учреждения, не являясь этим учрежде­нием. Министр представляет министерство, но он не представляет (не составляет) всего министерства. Посол, представляя государство, не является все же государ­ством. Мысль, что министр — это еще не все министерство, не должна вызывать возражений. Поэтому можно думать, что критические замечания автора по этому поводу (стр. 62) покоятся на явном недо­разумении.

      Отнесение администрации предприятий, социально-культурных учреждений к числу органов государственного управления и на­деление ее государственно-властными пол­номочиями не разделяется многими совет­скими юристами. И, вопреки утверждениям автора (стр. 51—52), в законодательстве нельзя найти подтверждения его точке зрения.

      На стр. 75 упоминаются временные комиссии (следственные, ревизионные и др.) Верховного Совета СССР; на стр. 79 — 80 говорится о таких же комиссиях Вер­ховных Советов союзных республик. Но о полномочиях комиссии автор говорит лишь во втором случае, оставляя без осве­щения вопрос о прерогативах комиссий Верховного Совета СССР.

      В. А. Власов обходит молчанием право законодательной инициативы Президиуме Верховного Совета СССР, постоянных ко­миссий и депутатов Верховного Сове­та СССР. Получается, что таким правом обладают лишь палаты Верховного Совета СССР (стр. 71). В то же время признается право законодательной инициативы за такими же органами и депутатами Верхов­ных Советов союзных республик (стр. 80). Подобные недомолвки имеют место и в других местах книги. Так, на стр. 132 за Верховным судом СССР признается право законодательной инициативы, в отношении прав Генерального прокурора в этой обла­сти приводится лишь текст ст. 9 Положе­ния о прокурорском надзоре (стр. 273), аналогичной ст. 9 Положения о Верховном суде СССР. Означает ли это признание права законодательной инициативы и за Генеральным прокурором или нет — пре­доставляется судить читателю. На стр. 271— 272 ничего не говорится о дисциплинарной ответственности судей, а на следующих страницах сообщается о порядке дисципли­нарной ответственности прокуроров и сле­дователей.

      Автор указывает, что в союзных респуб­ликах приняты новые Положения о мест­ных органах государственной власти, что новые Положения расширяют права и обя­занности местных Советов (стр. 116). К со­жалению, он ограничивается только этой констатацией. В дальнейшем изложении автор игнорирует некоторые из этих новых Положений. Так, по его мнению, распоря­жения исполнительного комитета издаются председателем или его заместителем (стр. 120), тогда как в некоторых союзных республиках (например, в БССР) распоря­жения от имени исполнительного комитета могут исходить только от председателя исполкома, к тому же еще с последующим докладом о них исполнительному комитету на очередном заседании. Не предусматри­вают прав заместителей председателя ис­полкома издавать распоряжения и Положе­ния о сельских Советах (РСФСР, ТАССР).

      Критике теории акад. А. Венедиктова о государственном предприятии как кол­лективе рабочих и служащих во главе с от­ветственным руководителем автор посвя­щает ряд страниц в разных разделах книги (стр. 58—59, 123—125 и еще раз на стр. 279). Он указывает, что если администра­ция должна делить принадлежащие ей ис­полнительно-распорядительные функции с коллективом работников и общественны­ми организациями предприятия, то это «означало бы нарушение принципа едино­началия, умаление значения ответственно­сти администрации в руководстве пред­приятием» (стр. 124). «В хозяйственно-производственной деятельности, — пишет В. А. Власов,— принимают участие рабочие, служащие, технический персонал предприя­тия. Управляет государственным предприя­тием администрация, во главе которой стоят уполномоченные лица государства — директора предприятий, полновластные и единоличные руководители всех сторон производственно-хозяйственной деятельно­сти предприятия» (стр. 123).

      Эти построения автора не отражают на сегодняшний день возросшей роли и зна­чения общественных организаций и трудя­щихся масс в деле управления производ­ством. Так, на предприятиях «постоянно действующее производственное совещание является одной из основных форм широко­го привлечения рабочих и служащих к управлению производством», «админи­страция предприятия... организует выпол­нение решений и предложений, принятых на совещании, и сообщает об их исполнении на очередном заседании производственного совещания».[2] Рабочие и служащие не мо­гут быть уволены из предприятия, учреж­дения, организации по инициативе администрации без согласия фабричного, завод­ского, местного комитета (ст. 10 Положе­ния о правах фабричного, заводского, местного комитета профессионального сою­за).

      Таким образом, автор не всегда учиты­вает, что «в современных условиях главным направлением в развитии социалистической государственности является всемерное раз­витие демократии, привлечение всех граж­дан к участию в руководстве хозяйственным и культурным строительством, в управ­лении общественными делами».[3]

      Ряд страниц рецензируемой книги отве­ден финансово-кредитному контролю и, в частности, роли контрольно-ревизионного управления Министерства финансов СССР и союзных республик (стр. 174—179). При этом отсутствует указание на расширение прав органов союзных республик, последо­вавшее в связи с передачей в 1956 г. мест­ных органов контрольно-ревизионного управления Министерства финансов СССР в ведение министерств финансов союзных республик.

      Нет оснований утверждать, что Комиссия советского контроля обязана производить денежные начеты по материалам контроль­но-ревизионного управления Министерства финансов (стр. 178). Эти материалы, так же как и акты документальной ревизии или проверки, произведенной представителя­ми самой Комиссии, служат основанием для принятия решения о производстве начета Комиссией советского контроля, но не обя­зывают ее.

      В свете решений XX и XXI съездов пар­тии и после проведенных за последние годы мероприятий по расширению прав союзных республик и местных Советов нельзя гово­рить о «максимальной» централизации государственного руководства в рамках ст. 14 Конституции СССР (стр. 267). Рас­ширение прав союзных республик, пере­дача в ведение союзных республик промыш­ленных предприятий и строек, ликвидация части общесоюзных министерств и почти всех союзно-республиканских хозяйствен­ных министерств, децентрализация финансо­вого контроля и государственного страхо­вания и т. д. — все это вместе взятое опровергает тезис о максимальной центра­лизации государственного руководства.

      Демократизм в деятельности прокура­туры, указывается в книге, проявляется и в формах связи с трудящимися и обще­ственными организациями (стр. 275). К со­жалению, эти формы связи не получили в книге соответствующего освещения.

      Расширению прав нижестоящих органов автор посвящает особый раздел (глава 4). Однако этот раздел не охватывает все­го богатого содержания данной темы. В разделе затрагиваются только очень крат­ко, и лишь некоторые моменты, характери­зующие проводимую партией и правитель­ством линию на максимальное расширение прав союзных республик и местных органов государственной власти и управления. Оправданием для автора может служить то, что вопросам расширения прав ниже­стоящих органов было уделено много вни­мания в других разделах книги, но ввиду неполноты изложения этих вопросов выде­ление в книге особого раздела цели не до­стигло.

      Не всегда удачным является распределе­ние материала в книге. И в новом издании материал не приведен в стройную систему. Так, в разделе «Понятие советского госу­дарственного аппарата» вначале дается об­щая характеристика органов государствен­ной власти СССР, союзных и автономных республик (стр. 69—71), а затем идет более подробное изложение правового по­ложения органов государственной власти (стр. 71 и сл.), что ведет к неизбежному дублированию (см. стр. 70, первый абзац; стр. 72, третий и пятый абзацы; стр. 70, абзацы четвертый и шестой; стр. 80, абзац третий). О расширении прав союзных рес­публик говорится в главе третьей в разделе «Равноправие национальностей и дружба народов СССР», в разделе «Демократиче­ский централизм», в разделе «Конкретное и оперативное руководство». Об этом же говорится несколько раньше в главе второй {при изложении компетенции органов госу­дарственного управления союзной респуб­лики) и, наконец, в главе четвертой (по­следний раздел). Об участии масс в госу­дарственном управлении говорится в не­скольких разделах главы третьей, о праве отмены актов нижестоящих органов выше­стоящими — на стр. 240, 263 и 264, о ликвидации функциональной системы построения аппарата можно прочитать на стр. 284, 314—315, 357.

      Известного повторения, конечно, трудно избежать, но в ряде случаев дублирование материала в книге является чрезмерным и не оправдывается необходимостью.

      Есть в работе и стилистические погреш­ности и некоторые неточности. Неясно, на­пример, изложен на стр. 129 вопрос о раз­граничении функций между органами управления советской юстицией и судеб­ными органами. На стр. 241 (четвертый аб­зац) мысль об обязательности в равной сте­пени закона и акта государственного управ­ления не получила ясного выражения. Ссылка на стр. 68—69 работы А. В. Карасса («Право государственной социалистиче­ской собственности») не оправдывается содержанием этих страниц, да и вообще в данном вопросе А. В. Карасе стоял на противоположных автору позициях. На стр. 254 говорится об уголовной (не адми­нистративной!) ответственности за мелкое хулиганство.

      Несмотря на недостатки, имеющиеся и во втором издании книги, в целом книга за­служивает положительной оценки. Являясь единственным монографическим исследова­нием проблем организации и работы совет­ского государственного аппарата, она будет полезным пособием для лиц, изучающих деятельность советского государственного аппарата.

      Н. А. Волков, канд. юрид. наук

      ________________________________

      [1] В. И. Ленин. Соч., т. 29, стр. 386.

      [2] СП СССР, 1958, № 13, ст. 101.

      [3] Резолюция XXI съезда Коммунистиче­ской партии Советского Союза по докладу тов. Н. С. Хрущева «О контрольных цифрах развития народного хозяйства СССР на 1959—1965 гг.». Госюриздат, М., 1959, стр. 29.

    Информация обновлена:26.10.2006


    Сопутствующие материалы:
      | Персоны | Книги, статьи, документы 
      

    Если Вы не видите полного текста или ссылки на полный текст статьи, значит в каталоге есть только библиографическое описание.

    Copyright 2002-2006 © Дирекция портала "Юридическая Россия" наверх

    Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
    Rambler's Top100 Яндекс цитирования

    Редакция портала: info@law.edu.ru
    Участие в портале и более общие вопросы: reception@law.edu.ru
    Сообщения о неполадках и ошибках: system@law.edu.ru