Учиться в России!
Регистрация »» // Логин:  пароль:

Федеральный правовой портал (v.3.2)
ПОИСК
+ подробный поиск
Подняться выше » Главная/Все статьи/

Источник: Электронный каталог отраслевого отдела по направлению «Юриспруденция»
(библиотеки юридического факультета) Научной библиотеки им. М. Горького СПбГУ


Цыпкин, А. Л.
Предание суду и право на защиту /А. Л. Цыпкин
.
//Правоведение. -1961. - № 4. - С. 92 - 104
  • Статья находится в издании «Правоведение.»

  • Материал(ы):
    • Предание суду и право на защиту.
      Цыпкин, А. Л.

      А. Л. Цыпкин, доктор  юридических  наук

      Предание суду и право на защиту.

      1. Советский уголовный процесс имеет своей задачей быстрое и пол­ное раскрытие преступлений, изобличение виновных и обеспечение пра­вильного применения закона с тем, чтобы каждый, совершивший пре­ступление, был подвергнут справедливому наказанию и ни один неви­новный не был привлечен к уголовной ответственности и осужден.

      Под углом зрения успешного разрешения указанных задач строится вся уголовно-процессуальная деятельность, все институты уголовного процесса и все его стадии. Какова бы ни была непосредственная цель, поставленная законодателем перед отдельным процессуальным инсти­тутом или отдельной стадией процесса, указанные задачи уголовного процесса являются незыблемыми.

      Не представляет исключения и стадия предания суду. Стадия пре­дания суду представляет собой судебное решение по вопросу о том, полно ли расследовано дело и имеется ли достаточно доказательств для назначения судебного разбирательства дела, содержится ли в деянии, вменяемом в вину обвиняемому, состав преступления и правильно ли применен уголовный закон, соблюдены ли при производстве дела про­цессуальные нормы, подсудно ли дело данному суду. В стадии преда­ния суду проверяется законность и обоснованность предшествующей процессуальной деятельности для того, чтобы решить вопрос о возмож­ности приступить к судебному рассмотрению дела.

      Проверка всей предшествующей процессуальной деятельности и выводы, к которым суд при этом приходит, не превращают стадию пре­дания суду в какую-то своеобразную «репетицию суда», предрешающую исход дела и содержание будущего приговора. Уголовно-процессуаль­ный кодекс РСФСР 1923 г., видимо для того, чтобы у судей не создава­лось предубеждение по вопросу о виновности обвиняемого, первоначаль­но запрещал рассмотрение актов предварительного следствия при пре­дании суду и ограничивал распорядительное заседание рамками изу­чения одного обвинительного заключения. Распорядительное заседание должно было проверить, достаточно ли обосновано предъявленное обви­нение данными, приведенными в описательной части обвинительного за­ключения (ст. 236 УПК РСФСР). Нежизненность установленного поряд­ка привела к тому, что уже Законом от 16 октября 1924 г. указанный по­рядок был отменен.1

      Проверка при предании суду вопроса о достаточности доказательств, собранных но делу, не предрешает вопрос о виновности и сводится к ре­шению вопроса о том, подвергнуты ли исследованию все обстоятельства, подлежащие доказыванию, и имеются ли достаточные доказательства, чтобы назначить судебное рассмотрение дела.

      При рассмотрении указанных вопросов судья (или суд в распоряди­тельном заседании) производят оценку собранных по делу доказа­тельств. Оценка доказательств сопутствует всей процессуальной дея­тельности не только суда, но и прокурора, следователя и лица, произво­дящего дознание. Оценка производится как при разбирательстве дела в суде первой инстанции (и в последующих инстанциях), так и при пре­дании суду.

      Оценка доказательств в стадии предания суду отличается сущест­венными особенностями. Первой особенностью является то, что здесь суд изучает и анализирует материалы следственного производства, тогда как на судебном следствии проверка доказательств производится при актив­ном участии прокурора, защитника, подсудимого и других участников процесса, на основе устности и непосредственности судебного разбира­тельства и равенства прав его участников.

      Вторая особенность оценки доказательств в стадии предания суду заключается в том, что здесь оценка производится не для того, чтобы окончательно решить вопрос о виновности подсудимого, а для того, что­бы ответить да вопрос: собраны ли по делу доказательства, достаточ­ные для его рассмотрения в судебном заседании. Признание достаточно­сти доказательств не означает, что суд пришел к выводу о виновности подсудимого, что суд предрешил этот вопрос. Законодатель неоднократ­но указывает, что вывод судьи (единолично) или суда (в распоряди­тельном заседании) о наличии достаточных оснований для рассмотре­ния дела в судебном заседании не предрешает вопрос о виновности обвиняемого (ст.ст. 221 и 227 УПК РСФСР, 1960, и далее по тексту при­водится этот кодекс). При рассмотрении дела в стадии судебного раз­бирательства суд ни в какой мере не связан решением, принятым судом в стадии предания суду, и решает вопрос о виновности или -невинов­ности на основе доказательств, которые рассмотрены в судебном заседа­нии и оценены судом по внутреннему убеждению, основанному на все­стороннем, полном и объективном рассмотрении всех обстоятельств дела в их совокупности, руководствуясь законом и социалистическим право­сознанием.

      То обстоятельство, что при предании суду не решается и не пред­решается вопрос о виновности, не лишает суд права в этой стадии про­цесса дать отрицательный ответ на вопрос о виновности и прекратить 'дело за недостаточностью доказательств для предания обвиняемого су­ду. Прекращение дела по этому основанию означает, что суд признал неправильным вывод органа дознания или следователя, направивших дело через прокурора в суд, и что эти органы должны были прекратить дело за недоказанностью обвинения.

      В стадии предания суду, кроме вопросов о том, собраны ли по делу доказательства, достаточные для его рассмотрения в судебном заседа­нии, и содержит ли деяние, вменяемое в вину обвиняемому, состав пре­ступления, разрешаются также вопросы: подсудно ли дело данному су­ду; не имеется ли обстоятельств, влекущих прекращение дела либо при­остановление его; соблюдены ли при возбуждении дела, производстве дознания или предварительного следствия требования Уголовно-про­цессуального кодекса; правильно ли применен к деяниям, вменяемым обвиняемому, уголовный закон; правильно ли составлено обвинительное заключение; правильно ли избрана мера пресечения и приняты ли меры, обеспечивающие возмещение материального ущерба, причиненного пре­ступлением, и возможную конфискацию имущества.

      В первую очередь рассматривается и решается вопрос о подсудно­сти дела. Если суд приходит к выводу, что он, в соответствии с установ­ленными правилами о подсудности (гл. 2 УПК. РСФСР), некомпетентен рассмотреть данное дело в судебном заседании, то это означает, что этот суд не может решать и вопрос о предании суду и что дело должно быть передано по подсудности.

      Вопрос о предании обвиняемого суду рассматривается и решается либо судьей единолично, либо судом в коллегиальном составе с участи­ем народных заседателей.

      2. Судья единолично рассматривает вопросы, подлежащие решению при предании суду, ходатайства лиц и организаций и вопросы, связан­ные с подготовкой к рассмотрению дела в судебном заседании:

      1) по делам, по которым проводилось дознание или предваритель­ное следствие и которые по утверждении прокурором обвинительного заключения направлены им в суд для судебного разбирательства;

      2) по другим делам, где разрешение судом вопроса о предании су­ду производится по поступившим к нему материалам.

      По делам, по которым проводилось дознание или предварительное следствие, судья, признав наличие достаточных оснований для назначе­ния по делу судебного разбирательства, выносит постановление о пре­дании обвиняемого суду.

      Если судья не согласен с выводами обвинительного заключения ил» с мерой пресечения, избранной в отношении обвиняемого, вопрос о пре­дании суду вносится им на рассмотрение распорядительного, заседания. . Несогласие судьи с выводами обвинительного заключения .может иметь место по ряду вопросов. Сюда относится вопрос о наличии состава пре­ступления в деянии, вменяемом обвиняемому, и о правильной квалифи­кации этого деяния, сюда относится вопрос о том, имеются ли обстоя­тельства, влекущие прекращение уголовного дела, и вопрос о том, со­браны ли доказательства, достаточные для рассмотрения дела в судеб­ном заседании.

      Если судья приходит к выводу, что налицо достаточные основания для рассмотрения дела в судебном заседании, он выносит постановле­ние о предании обвиняемого суду. При решении этого вопроса судья одновременно рассматривает заявления и ходатайства лиц и организа­ций о дальнейшем направлении дела, об истребовании дополнительных доказательств, о гражданском иске и мерах его обеспечения.

      Закон не устанавливает никаких ограничений в праве граждан и организаций обращаться в суд с заявлениями или ходатайствами. Ука­занные в законе «лица и организации» (ст. 223 УПК РСФСР)—понятие более широкое, чем понятие «участвующие в деле лица», перечис­ленные в Основах уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик (ст.ст. 21— 27).z

      Каждое лицо и любая организация, не участвующие в деле, не ли­шены права обращаться в суд с ходатайствами и заявлениями. Это обес­печивает полную возможность для общественности и коллективов обра­щения в суд в данной стадии. Такое обращение может, в частности, вы­разиться в ходатайстве общественной организации или коллектива трудящихся о передаче обвиняемого на поруки для перевоспитания и ис­правления, в ходатайстве об изменении меры пресечения под поручи­тельство общественной организации (ст. 95 УПК РСФСР).3 Таким пу­тем обеспечивается также возможность обращения к суду с заявлением или ходатайством гражданина, не имеющего личного интереса в данном. деле, но гражданская сознательность которого побуждает его оказать своим обращением посильную помощь делу осуществления социалисти­ческого правосудия.

      Лица и организация, заявившие ходатайство, могут быть вызваны судьей для дачи объяснений. Вызов свидетелей и экспертов не допу­скается  (ст. 225 УПК РСФСР). Для дела может оказаться важным, чтобы объяснения вызванных лиц и представителей организацией не ограничились устной беседой,   а   были зафиксированы   в   письменной форме. Предоставленное законом право (ст. 223 УПК РСФСР) вызова для дачи объяснений  предполагает и  право предложить вызванному лицу изложить свои объяснения в письменном виде для приобщения к, делу. Судья может по ходатайству лиц и организаций истребовать до­полнительные доказательства.

      Поскольку закон предусматривает право судьи (суда) на истребо­вание в стадии предания суду дополнительных доказательств, нет осно­ваний считать, что это возможно лишь при наличии заявления лица или организации. Несомненно, что если в результате ознакомления с делом встает вопрос о необходимости истребования дополнительных доказа­тельств, то этот вопрос может быть решен судьей и по своей инициативе.

      При решении вопроса о предании суду судья одновременно разре­шает вопросы, связанные с подготовкой к рассмотрению дела в судебном заседании. Судья разрешает вопрос об участии в судебном разбиратель­стве государственного обвинителя. Если судья признает, что участие го­сударственного обвинителя в судебном разбирательстве является необ­ходимым, то принятое по этому вопросу решение судьи является для; прокурора обязательным. В свою очередь, если прокурор, направляя дело в суд, сообщит, что он считает необходимым поддерживать обви­нение, то судья или суд (в распорядительном заседании) не вправе от­казать ему в этом. (ст. 228 УПК РСФСР).

      Судья решает вопрос о допущении в качестве защитника лица, из­бранного обвиняемым  (его законными представителями, а также дру­гими лицами по поручению или с согласия обвиняемого), или о назна­чении защитника. По делам, где участие защитника обязательно (ст. 49» УПК РСФСР), а защитник не приглашен самим обвиняемым (его за­конным представителем или другими лицами по его поручению), суд. обеспечивает участие защитника в деле путем назначения защитника. По просьбе обвиняемого суд также обеспечивает участие защитника и в других случаях, не перечисленных в ст. 49 УПК РСФСР.

      Судья (или суд) решает вопрос о допущении к участию в судебном разбирательстве общественного обвинителя или общественного защитни­ка. Судья вправе проявить инициативу и в необходимых случаях обратить­ся по этому вопросу к общественным организациям. Пленум Верховного, суда СССР в постановлении от 19 декабря 1959 г. указал: «Реко­мендовать судам шире разъяснять общественным организациям их право и порядок выделения для участия в судебном рассмотрении уголовных дел общественных обвинителей и общественных защитников».4 Судья при этом не может ставить вопрос о том, что по данному делу общественной организации следует выделить именно общественного обвините­ля, а не общественного защитника или, наоборот, выделить обществен­ного защитника, но не общественного обвинителя. Такая постановка во­проса означала бы, что судья занял по делу определенную обвинитель­ную или защитительную позицию, и это противоречило бы указанию за­кона о том, что в стадии предания суду суд не предрешает вопрос о ви­новности обвиняемого.

      3. Рассмотрение судьей вопроса о предании суду по делам, где не производилось ни дознания, ни предварительного следствия, отличается рядом особенностей. Как показывает практика, это главным образом дела частного обвинения, предусмотренные ст. 112, ч. 1 ст.ст. 130, 131 УК РСФСР.5 По этим делам судья единолично решает все вопросы, связан­ные с преданием суду, в том числе и те, которые по другим делам (т.- е. по делам, где производилось дознание или предварительное следствие и которые поступили в суд с обвинительным заключением, утвержден­ным прокурором) разрешаются в распорядительном заседании. В этих делах, естественно, не может встать вопрос, предусмотренный ст. 221 УПК РСФСР, о несогласии судьи с выводами обвинительного заклю­чения, ибо, как мы указывали, здесь нет обвинительного заключения.

      Важной особенностью этой категории дел является то, что здесь стадия предания суду сливается со стадией возбуждения уголовного дела. В одном и том же постановлении судья решает вопрос о возбужде­нии уголовного дела и предании обвиняемого суду (ст. 109 УПК РСФСР).

      Поскольку по делу не велось дознания и предварительного следст­вия, не может быть речи о решении вопросов, связанных с проверкой правильности и законности проведенного расследования. Не может и ре­шаться вопрос о том, собраны ли по делу доказательства, достаточные для его рассмотрения в судебном заседании (п. 4 ст. 222 УПК РСФСР), ибо здесь доказательства предварительно не собирались. Перед судьей обычно имеется заявление потерпевшего с изложением обстоятельств дела и ссылкой на свидетелей, которые смогут на суде подтвердить эти обстоятельства, а в иных случаях и медицинская справка, свидетель­ствующая о наличии следов телесных повреждений.

      Для того, чтобы судья мог убедиться в том, что налицо имеются достаточные данные для постановления о возбуждении уголовного дела и предания суду, закон предоставляет ему право истребования необходи­мых материалов и получения объяснений, однако без производства след­ственных действий, предусмотренных Уголовно-процессуальным кодек­сом. По делам частного обвинения судья принимает меры к примире­нию потерпевшего с лицом, на которого подана жалоба (ст. 109 УПК РСФСР). Эти меры могут заключаться в одновременном вызове для объяснений потерпевшего и лица, на которого подана жалоба. Их заяв­ления, возражения помогают в решении вопроса о наличии или отсут­ствии достаточных данных для возбуждения дела и предания суду. Если лицо, на которого подана жалоба, заявляет встречное обвинение, то судья может объединить в одно производство и одновременно рассмот­реть и первоначально поданную и встречную жалобы.

      Если судья при рассмотрении материалов о возбуждении уголовно­го дела и предания суду приходит к выводу, что при наличии основания для предания суду по ч. 2 ст. 132, ч. 1. ст. 130 и ст. 131 УК РСФСР ила иного деяния, за которое согласно Особенной части УК РСФСР допускается применение мер общественного воздействия, или другого малозна­чительного преступления, если по характеру деяния и личности обвиняе­мого он может быть исправлен без применения наказания, с помощью мер общественного воздействия (ст. 51 УК РСФСР), дело может быть передано на рассмотрение товарищеского суда или Комиссии по делам несовершеннолетних, либо виновный может быть передан на поруки кол­лективу трудящихся или общественной организации для перевоспита­ния и исправления.

      4. В тех случаях, когда вопрос о предании суду рассматривается в распорядительном заседании, — в первую очередь решается вопрос о подсудности дела. Если суд признает дело ему неподсудным, то он вы­носит определение о передаче дела по подсудности и при этом другие во­просы уже не рассматривает.

      При решении вопроса о том, собраны ли по делу доказательства, достаточные для его рассмотрения в судебном заседании, суд проверяет всесторонность, полноту и объективность исследования обстоятельств дела, как уличающих, так и оправдывающих обвиняемого, отягчающих и смягчающих его вину, выявление причин и условий, способствовавших совершению преступления.

      Когда суд приходит к выводу, что дело расследовано недостаточно, что остались невыясненными обстоятельства, установление которых име­ет существенное значение, что неполнота расследования не сможет быть восполнена в судебном заседании, что дополнительным расследованием могут быть добыты новые факты, изобличающие или оправдывающие обвиняемого, — суд выносит определение о направлении дела на допол­нительное расследование в органы дознания или следствия. Одновре­менно суд может решить вопрос о мере пресечения.

      Если суд признает, что имеющиеся в деле доказательства недоста­точны для его рассмотрения в судебном заседании, что участие обвиняе­мого в совершении преступления не доказано, что при этом органы до­знания или следователь исчерпали все возможности для собирания до­полнительных доказательств и нет оснований для производства дополни­тельного расследования, — он выносит определение о прекращении дела, Суд в распорядительном заседании решает вопрос о том, соблюде­ны ли при возбуждении дела, производстве дознания или предваритель­ного следствия правила, установленные Уголовно-процессуальным ко­дексом, и соответствует ли требованиям закона обвинительное заклю­чение.

      Если процессуальные нарушения являются существенными, вырази­лись в лишении или стеснении прав участников процесса при расследо­вании дела или иным путем помешали всестороннему расследованию и повлияли или могли повлиять на полное и объективное расследование обстоятельств дела, то дело направляется на дополнительное расследование.

      При признании, что обвинительное заключение составлено с нарушением процессуальных правил, суд возвращает дело прокурору. Проку­рор может самостоятельно составить новое обвинительное заключение или, в необходимых случаях направить дело следователю или органу дознания для пересоставления обвинительного заключения (пп. 4 и 5 ст. 214 УПК).

      В случае, когда суд при рассмотрении вопроса о.правильности при­менения уголовного закона приходит к выводу, что квалификация пре­ступления должна быть изменена на более тяжкую или существенно отличающуюся по фактическим обстоятельствам от обвинения, указанного в обвинительном, заключении, дело возвращается для дополнительного расследования. Так же поступает суд и в том случае, когда признает необходимым предъявление обвиняемому нового обвинения, связанного с ранее предъявленным. На дополнительное расследование дело направляется и при наличии оснований для привлечения к уголов­ной ответственности по данному делу других лиц, если выделение мате­риала о них невозможно, поскольку эти лица привлекаются по обвине­нию в соучастии с обвиняемым, или если обвинение находится в иной связи с рассматриваемым делом, в силу чего раздельное рассмотрение дел невозможно.

      Суд проверяет, не допущено ли по делу неправильное соединение или выделение дел. При неправильном соединении или выделении дела суд возвращает его для дополнительного расследования.

      Признав, что, расследование произведено правильно и требования Уголовно-процессуального кодекса соблюдены, что по делу собраны до­казательства, достаточные для его рассмотрения в судебном заседании, суд выносит определение о предании обвиняемого суду и оставлении без изменения или об изменении избранной ранее меры пресечения.

      Определение о предании суду может сопровождаться изменением предъявленного обвинения, но лишь при условии, что новое обвинение не является более тяжким и существенно не отличается по фактическим обстоятельствам от обвинения, содержащегося в обвинительном заклю­чении.

      При предании суду могут быть приняты меры, обеспечивающие возмещение материального ущерба, причиненного преступлением, и воз­можную конфискацию имущества. Эти меры принимаются в том случае, когда они не были применены на дознании и предварительном след­ствии и если они могут быть приняты непосредственно судом.

      Суд может внести изменения в список лиц, подлежащих вызову в судебное заседание. В распорядительном заседании рассматриваются ходатайства и заявления лиц и организаций по вопросу о допущении ил к участию в судебном заседании.

      В распорядительном заседании суд может вынести определение о прекращении дела. Помимо прекращения дела в силу недоказанности участия обвиняемого в совершении преступления, согласно п. 2 ст. 208 УПК РСФСР, дело подлежит прекращению при наличии обстоятельств, указанных в ст.ст. 5—9 УПК РСФСР.

      Прекращение дела за отсутствием события преступления (п. I ст. 5 УПК РСФСР), так же как и прекращение дела по основаниям, указанным в п. 2 ст. 208 УПК РСФСР, вытекает из анализа собранных по делу доказательств. Прекращение дела и по этому основанию может иметь место лишь в том случае, если исчерпаны все возможности для собира­ния дополнительных доказательств, ибо в противном случае будет идеи речь не о прекращении дела, а о направлении дела на доследование.

      Из других оснований для прекращения дела следует остановиться на прекращении дела за истечением сроков давности и вследствие акта амнистии, если он устраняет применение наказания за совершенное дея­ние, а также ввиду помилования отдельных лиц (пп. 3 и 4 ст. 5 УПК РСФСР). Закон устанавливает, что прекращение дела по этим основа­ниям не допускается, если обвиняемый против этого возражает, и что в этом случае производство по делу продолжается в обычном порядке.

      Если суд устанавливает обстоятельства, требующие применения мер общественного воздействия к лицу, которое привлекалось к уголов­ной ответственности и в отношении которого дело прекращается, он до­водит об этих фактах до сведения соответствующего товарищеского су­да. Комиссии по делам несовершеннолетних либо общественной организации или коллектива трудящихся. В случае прекращения дела с пере­дачей виновного, на поруки (ст. 9 УПК РСФСР) суд извещает общественную организацию или коллектив трудящихся о том, что их ходатай­ство удовлетворено.

      Распорядительное заседание проводится в составе судьи и двух на­родных заседателей с обязательным участием прокурора. Рассмотре­ние дела начинается докладом судьи.6 Исходя из природы и задач дея­тельности суда по осуществлению правосудия, неотъемлемой частью ко­торой является предание суду, докладчиком в суде должен быть судья. Это правило, установленное ныне для стадии предания суду, последова­тельно проводится и в других стадиях — кассационной (ст. 338 УПК РСФСР), надзорной (ст. 377 УПК РСФСР). Соответственно и для про­курора, участвующего в суде, правильным будет выступление не в каче­стве докладчика, а с заключением (мнением) по рассматриваемому су­дом вопросу.

      В настоящее время, когда на рассмотрение распорядительного засе­дания дело поступает лишь в том случае, когда судья не согласен с вы­водами обвинительного заключения или при, необходимости изменить меру пересечения, тем более правильным и целесообразным будет, если доклад по делу сделает судья, который изложит имеющиеся у него возражения, раскроет те основания, по которым он не согласен с вывода­ми обвинительного заключения, утвержденного прокурором, или с ме­рой пресечения. После доклада суд заслушивает мнение (заключение) прокурора.

      Если в заседание суда вызывались для дачи объяснений по заявлен­ным ходатайствам лица или представители организаций, то они пригла­шаются в заседание после доклада судьи и выступления прокурора. После заслушивания вызванных лиц по содержанию возбужденных ими ходатайств или сделанных заявлений заслушивается заключение проку­рора. Определение по делу выносится судом в совещательной комнате и подписывается председательствующим и народными заседателями.

      В существующем в уголовном процессе широком праве на обжало­вание закон (ст. 331 УПК РСФСР) устанавливает ограничения в отно­шении обжалования постановлений судьи и определений распорядитель­ного заседания по вопросу о предании суду. Здесь следует иметь в виду, что принятое судом решение о предании суду не предрешает вопрос о виновности, который в полном объеме будет рассмотрен и решен в. су­дебном заседании. Что касается ходатайств организаций и лиц, откло­ненных в стадии предания суду, то они могут быть снова возбуждены в судебном заседании при рассмотрении дела (ст. 223 УПК РСФСР).

      Не подлежат обжалованию путем принесения частной жалобы, но  могут быть опротестованы прокурором путем принесения частного проте­ста решение о предании суду, принятое в распорядительном заседании (ст. 227 УПК ВСФСР), постановление судьи и определение распоряди­тельного заседания о предании обвиняемого суду (ст. 230 УПК. РСФСР), определение распорядительного заседания суда о возвращении дела для дополнительного расследования (ст. 232 УПК РСФСР). Не подлежат об­жалованию и опротестованию постановления судьи и определение рас­порядительного заседания по рассмотренным ходатайствам и заявле­ниям (ст. 223 УПК РСФСР), решение о приостановлении дела или о на­правлении его по подсудности (ст.ст. 231 и 43 УПК РСФСР), о передаче дела из суда, которому оно подсудно, в другой суд (ст. 44 УУПК РСФСР).

      5. Переходя к вопросу о праве на защиту в стадии предания суду, необходимо отметить, что этот вопрос не привлек еще до сих пор доста­точного внимания, несмотря на то, что новое уголовно-процессуаль­ное законодательство ставит перед теорией и практикой ряд новых во­просов, относящихся к правам обвиняемого в стадии предания суду и участию защитника в этой стадии.

      В советском уголовном процессе обвиняемому обеспечивается право на защиту. Следователь, прокурор и суд обязаны обеспечить обвиняе­мому возможность защищаться установленными законом средствами и способами от предъявленного ему обвинения и обеспечить охрану eго личных и имущественных прав.7

      Участниками уголовного процесса, осуществляющими защиту, яв­ляются обвиняемый, его законный представитель и защитник. Защитник обязан использовать все указанные в законе средства и способы защиты в целях выяснения обстоятельств, оправдывающих обвиняемого или смягчающих его ответственность, и оказывать обвиняемому необходимую юридическую помощь (ст. 51 УПК РСФСР).

      На различных стадиях процесса права обвиняемого, так же как и права защитника, различны в зависимости от характера стадии, от про­цессуального порядка ее проведения. Процессуальный порядок участия защитника находится в самой тесной зависимости от процессуальных прав обвиняемого. Если на предварительном следствии (в случаях, где защитник допускается к участию в деле с момента объявления обвиняе­мому об окончании предварительного следствия) принадлежащие обвиняемому права осуществляются им самим и частично (в рамках, опре­деленных законом) с участием защитника, то в последующих стадиях процесса право обвиняемого на защиту может осуществляться как обви­няемым, так и защитником. Лишь в отдельных случаях то или иное пра­во обвиняемого осуществляется самим обвиняемым и не может осуще­ствляться за него защитником. Например, последнее слово подсудимого произносится только самим подсудимым и не может быть за него произ­несено защитником, или когда в судебном разбирательстве участвует и подсудимый и защитник, то в судебных прениях выступает только за­щитник.

      Законодатель точно регламентирует момент, с которого допускается участие защитника. По делам, где проводится предварительное след­ствие, защитник, как правило, принимает участие с момента объявления обвиняемому об окончании предварительного следствия и предъявле­ния ему для ознакомления всего производства по делу. По делам о пре­ступлениях несовершеннолетних, а также лиц, которые в силу своих физических или психических недостатков не могут сами осуществлять свое право на защиту, защитник допускается к участию в деле с момента предъявления обвинения. По делам, по которым не производилось пред­варительного следствия, защитник допускается с момента предания об­виняемого суду (ст. 47 УПК РСФСР). Законодатель фиксирует началь­ный момент вступления в дело защитника, и после этого право на уча­стие защитника сохраняется во всех последующих стадиях, хотя и с раз­личными процессуальными правами и обязанностями.

      По делам, где производилось предварительное следствие или до­знание, прокурор, утвердив обвинительное заключение, направляет дело в суд и одновременно уведомляет подсудимого, в какой суд направле­но дело. Уведомляя обвиняемого о направлении его дела в суд, следует, в соответствии со ст. 58 УПК РСФСР, разъяснить обвиняемому те пра­ва, которые ему предоставлены в стадии предания суду.

      Обвиняемый в стадии предания суду имеет право возбуждать хода­тайства, представлять доказательства, делать заявления. Закон указы­вает, что судья или суд в распорядительном заседании обязаны рассмот­реть имеющиеся ходатайства и заявления лиц и организаций (ct 223 УПК РСФСР). Обвиняемый может возбудить ходатайство об истребо­вании дополнительных доказательств, о направлении дела на доследо­вание, об изменении квалификации предъявленного ему обвинения, о прекращении дела. Если у обвиняемого имеются на руках относящиеся к делу документы или иные материалы, то он может, не дожидаясь су­дебного разбирательства, представить их для приобщения к делу.

      Круг вопросов, подлежащих решению при предании суду, весьма об­ширен, и по каждому из этих вопросов у обвиняемого могут быть воз­ражения и ходатайства. Рассмотрение этих ходатайств имеет важное значение для ограждения прав и законных интересов обвиняемого, оно важно и для того, чтобы обеспечить тщательное рассмотрение всех во­просов в стадии предания суду.

      Обвиняемый может заявить возражение против подсудности дела данному суду, заявить отвод судье, который будет решать вопрос о пре­дании суду и связанные с ним вопросы. Обвиняемый может ходатайство­вать о прекращении его дела за отсутствием состава преступления и по другим основаниям, указанным в ст. 5 УПК РСФСР, или о прекращении дела в силу недостаточности доказательств для предания суду. Обвиняе­мый может указать на допущенные по делу процессуальные нарушения, которые, при признании их существенными, могут повлечь за собой воз­вращение дела на доследование. Обвиняемый может обратиться с хода­тайством об изменении меры пресечения, о допущении к участию в деле избранного им защитника или об обеспечении его защитником и в том случае, когда участие защитника не является обязательным (ст. 48 УПК РСФСР).

      Закон устанавливает право судьи или суда в распорядительном за­седании вызывать для дачи объяснений лиц или представителей органи­заций, заявивших ходатайства (ст. 223 УПК РСФСР). Этим предостав­ляется возможность обвиняемому обратиться с просьбой выслушать его лично и не ограничиваться рассмотрением письменного ходатайства. Не­сомненно, что личные объяснения обвиняемого могут в известных случа­ях сделать более убедительным заявленное ходатайство или же, на­оборот, сделать более очевидным его неосновательность. Участие обви­няемого в распорядительном заседании возможно лишь в том случае, когда в этом заседании будет рассматриваться его заявление или ходатайство.

      Закон устанавливает право обвиняемого на ознакомление со всеми материалами дела после предания обвиняемого суду (ст. 236). Если по делу проводилось дознание или предварительное следствие, то право ознакомления с делом уже предоставлялось обвиняемому при окончании следствия (ст. 201 УПК РСФСР). Несмотря на это, на практике у обви­няемого может возникнуть необходимость снова ознакомиться с делом по поступлении его в суд и до того, как будет вынесено постановление судьи или определение распорядительного заседания суда о предании суду. Такое ознакомление с делом может быть связано с намерением заявить ходатайство еще до того, как будет принято решение о предании суду, и для обоснования этого ходатайства. Нам представляется, что нет оснований для отказа обвиняемому в таком ознакомлении с делом. То обстоятельство, что ст. 236 УПК РСФСР возлагает на судью обязанность после предания суду обеспечить участвующим в деле лицам возможность ознакомления со всеми материалами дела и выписывать из него необ­ходимые сведения, не исключает предоставления возможности ознаком­ления с материалами дела до принятия решения о предании суду. Это вытекает из общего положения, обязывающего обеспечить обвиняемому возможность защищаться установленными законом средствами и спосо­бами от предъявленного обвинения (ст. 19 УПК РСФСР).8

      Заслуживает внимания вопрос о правах обвиняемого в стадии пре­дания суду по тем делам, где не производилось дознания или предвари­тельного следствия и где вопрос о возбуждении уголовного дела ставит­ся непосредственно перед судом. По этим делам момент возбуждения уголовного дела совпадает с моментом предания суду. На практике та­кого рода делами являются главным образом дела частного обвинения.

      При поступлении в суд заявления о возбуждении уголовного дела— в деле еще нет обвиняемого — есть, как его называет закон (ст. 109 УПК РСФСР), лицо, на которое подана жалоба. После вынесения судьей по­становления о возбуждении уголовного дела и предания суду лицо, на которое подана жалоба, становится подсудимым и в соответствии с этим пользуется правом на защиту и, в частности, правом иметь защитника.

      Вопрос о том, в какой момент производства в стадии предания суду может вступить в дело защитник, зависит от того, проводилось ли по делу предварительное следствие или дознание, или же дело поступило непосредственно в суд без предварительного расследования в виде до­знания или предварительного следствия.

      По делам, где производилось предварительное следствие, право на участие в деле защитника появилось у обвиняемого еще на предвари­тельном следствии (ст. 47 УПК РСФСР), и поэтому право на участие за­щитника имеется у обвиняемого и в стадии, следующей за предваритель­ным следствием, т. е. при предании суду.

      Не может служить возражением против приведенного положения содержащееся в ст. 228 УПК РСФСР указание, что вопрос о допущении в качестве защитника лица, избранного обвиняемым, или о назначении защитника решается судьей или судом в распорядительном заседании, одновременно с решением вопроса о предании суду. Речь идет о допу­щении в качестве защитника конкретного лица, указанного обвиняемым, или решается вопрос о назначении защитника. Здесь будет решаться вопрос о признании обязательным участие в данном деле защитника, и здесь, наконец, по просьбе обвиняемого, не имеющего возможности по той или иной причине непосредственно избрать себе защитника, суд обес­печивает участие защитника (ст. 48 УПК РСФСР). Но это указание за­кона не может трактоваться таким образом, что в момент, когда закон­чилось предварительное следствие, у обвиняемого прекращается право иметь защитника, и это право появляется у него снова после некоторого интервала, лишь после состоявшегося решения о предании суду, т. е. в момент вынесения решения, которым не начинается, а завершается ста­дия предания суду.

      Иначе решается вопрос об участии защитника по делам, где не про­водилось предварительного следствия и расследование ограничилось дознанием. При производстве дознания по делам, по которым предвари­тельное следствие не обязательно и материалы дознания являются основанием для рассмотрения дела в суде, защитник в деле не участвует, и участие защитника допускается с момента предания обвиняемого суду (ст.ст. 120 и 47 УПК РСФСР).

      Значит ли это, что защитник вступает в процесс в тот момент, когда судья своим постановлением или суд определением распорядительного заседания примет решение о предании обвиняемого суду? Стадия пре­дания суду начинается с момента поступления дела в суд. Нельзя счи­тать, что стадия предания суду начинается в тот момент, когда откры­вается распорядительное заседание, рассматривающее вопрос о преда­нии суду, и заканчивается в тот момент, когда будет вынесено определение, или, если оно производится судьей единолично, когда подписы­вается судьей постановление по этому вопросу.

      В этой стадии имеет место деятельность, необходимая для правиль­ного решения вопроса о предании суду и для обеспечения всестороннего рассмотрения дела в судебном заседании.

      Когда судья производит изучение дела для того, чтобы решить во­прос о том, может ли он единолично принять постановление о предании суду или дело должно быть рассмотрено в распорядительном заседании» то эта деятельность судьи входит в стадию предания суду. Когда судья принимает заявления и ходатайства, вызывает лиц и представителей организаций, выясняет вопросы и принимает материалы, необходимые для разрешения вопроса об участии в деле общественного обвинителя или общественного защитника, когда судья вызывает потерпевшего и лицо, на которое подана жалоба, и принимает меры к их примирению, то все это входит в стадию предания суду. Вынесение постановления (определения) по вопросу о предании суду является последним, завершающим моментом стадии предания суду.

      Если согласиться с нашей точкой зрения, то следует прийти к выво­ду, что по делам, где расследование ограничилось дознанием, в котором защитник не участвует, защитник принимает участие на всем протяже­нии стадии предания суду, оказывая помощь обвиняемому в защите его законных интересов в соответствии с процессуальными правами, предос­тавленными ему на этой стадии процесса.

      Защитник может знакомиться с делом, возбуждать ходатайства, делать заявления, представлять доказательства, приносить в установ­ленном порядке жалобы. В случае, когда суд сочтет необходимым вы­зывать в распорядительное заседание обвиняемого, нет оснований счи­тать, что защитник не может быть допущен вместе с обвиняемым для поддержания его ходатайства или заявления.

      По делам, где не производилось ни дознания, ни предварительного следствия, лицо, против которого принесена жалоба или поступил мате­риал, становится обвиняемым (точнее, подсудимым) с момента приня­тия судом постановления о предании суду. С этого момента он получает право на участие в его деле защитника.

      Указания новой Программы КПСС, принятой XXII съездом КПСС, о дальнейшем развитии и совершенствовании демократических основ правосудия ставят вопрос о дальнейшей демократизации некоторых процессуальных положений, относящихся к стадии предания суду.

      Уместно поставить вопрос о том, чтобы участие общественного за­щитника, допускаемое ныне при судебном рассмотрении дела в первой инстанции, было распространено также и на стадию предания суду.

      В стадии предания суду необходимо было бы, на наш взгляд, преду­смотреть обязательное участие защитника в распорядительном заседании в тех случаях, когда в распорядительное заседание вызывается лицо, являющееся несовершеннолетним, или немые, глухие, слепые и другие лица, которые в силу своих физических или психических недостатков не могут сами осуществлять свое право на защиту. У этих лиц на предва­рительном следствии защитник участвует с момента предъявления обви­нения, причем участие защитника признается законом (ст. 49 УПК РСФСР, 1960 г.) обязательным. Было бы последовательным сохранить за этими обвиняемыми указанные права и в стадии предания суду.

      Рекомендована кафедрой уголовного процесса Саратовского юридического института

      _________________________________

      1 СУ РСФСР, 1924, № 78, ст. 784. См.: С. А. Голу иски и. Камера предания суду. «Социалистическая законность», 1937, № 2, стр. 60; И. Д. Перлов. Предание суду в советском уголовном процессе. Госюриздат. 1948, стр. 96—97.

      2 Участвующие в деле лица перечислены в гл. III  (ст.ст. 46—58 УПК РСФСР], В числе участвующих в деле лиц, перечисленных в УПК РСФСР, упоминается и переводчик, не названный в соответствующем разделе  Основ уголовного  судопроизвод­ства Союза ССР и союзных республик.

      3 Эти вопросы разрешаются не единолично судьей, а судом в распорядительном заседании.

      4 «Бюллетень Верховного cyдa СССР», 1960, № ), стр. 11.

      5 В исключительных случаях, указанных в ст. 27 УПК РСФСР, прокурор вправе возбудить такое дело и при отсутствии жалобы потеплевшего и направить дело для производства дознания или предварительного следствия.

      6 В прошлом в заседаниях по преданию суду докладчиком выступал не судья, а прокурор. Это правило обосновывалось тем, что прокурор в качестве докладчика дол­жен обосновать правильность своего вывода о том, что по направленному им для су­дебного рассмотрения делу обвиняемый должен быть предан суду.

      7 УПК РСФСР, воспроизводя ст. 13 Основ, дополнил приведенный перечень лиц, обязанных обеспечить обвиняемому возможность защищаться, также и лицом, произво­дящим дознание (ст. 19 УПК РСФСР).

      8 В Уголовно-процессуальном кодексе Каз. ССР нет статьи, подобной ст. 236 УПК РСФСР. Из этого, разумеется, нельзя делать вывод, что обвиняемый в стадии предания суду лишен права знакомиться с материалами дела. Это право обвиняемого вытекает из ст. 13 УПК Каз. ССР, совпадающей, в основном, с названной ст. 19 УПК РСФСР.

    Информация обновлена:30.10.2006


    Сопутствующие материалы:
      | Персоны | Книги, статьи, документы 
      

    Если Вы не видите полного текста или ссылки на полный текст статьи, значит в каталоге есть только библиографическое описание.

    Copyright 2002-2006 © Дирекция портала "Юридическая Россия" наверх

    Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
    Rambler's Top100 Яндекс цитирования

    Редакция портала: info@law.edu.ru
    Участие в портале и более общие вопросы: reception@law.edu.ru
    Сообщения о неполадках и ошибках: system@law.edu.ru