Учиться в России!
Регистрация »» // Логин:  пароль:

Федеральный правовой портал (v.3.2)
ПОИСК
+ подробный поиск
Подняться выше » Главная/Все статьи/

Источник: Электронный каталог отраслевого отдела по направлению «Юриспруденция»
(библиотеки юридического факультета) Научной библиотеки им. М. Горького СПбГУ


Рянжин, В. А
Социалистическая революция 1940 г. в Эстонии
и преобразование Государственной Думы Эстонии в
Верховный Совет Эстонской ССР /В. А. Рянжин.
//Правоведение. -1960. - № 4. - С. 113 - 122
  • Статья находится в издании «Правоведение.»

  • Материал(ы):
    • Социалистическая революция 1940 г. в Эстонии и преобразование Государственной Думы Эстонии в Верховный Совет Эстонской ССР.
      Рянжин, В. А.

      Рянжин В. А.

      Социалистическая революция 1940 г. в Эстонии и преобразование Государственной Думы Эстонии в Верховный Совет Эстонской ССР.

      В июне-июле 1940 г. в Эстонии сложилась революционная ситуация, благоприятная для победы трудящихся. Эстонская буржуазия оконча­тельно лишилась доверия народа и оказалась в положении политиче­ской изоляции как на международной арене, так и внутри страны. Ино­странные империалисты в силу сложившейся в то время международ­ной обстановки оказались не в состоянии предпринять активное вме­шательство в дела эстонского народа и оказать поддержку правящей, эстонской буржуазии. В то же время трудящиеся, ободренные мораль­но-политической поддержкой со стороны Советского Союза, почувство­вали свою силу и отказались далее подчиняться буржуазному прави­тельству, утратившему всякий авторитет и окончательно скомпромети­ровавшему себя антинациональной и реакционной политикой.

      21 июня 1940 г. трудящиеся Таллина, Тарту, Нарвы и других горо­дов, руководимые Коммунистической партией Эстонии, вышли на улицы с требованием образования нового правительства, способного проводить политику, соответствующую интересам народа. После того, как президент Эстонии К. Пяте отказался это сделать, рабочие Таллина самочинно заняли дворец Тоомпеа — резиденцию правительства и осво­бодили из тюрем политических заключенных. Вечером того же дня было образовано новое, демократическое правительство во главе с известным эстонским поэтом и демократическим деятелем И. Варесом. Власть реакционной эстонской буржуазии была низложена без вооруженного восстания и гражданской войны

      Правительство И. Вареса, пользовавшееся поддержкой широких масс рабочих, крестьянства, демократической интеллигенции и части буржуазии, сознававшей пагубность провокационной политики преж­него правительства, в течение месяца провело ряд мероприятий для подготовки подлинно демократических выборов в парламент. Было рас­пущено не представлявшее интересов народа и созданное антидемокра­тическим путем буржуазное Государственное собрание — Государ­ственная дума и Государственный совет. Вышла из подполья и легально возглавила трудящиеся массы Коммунистическая партия. Активизи­ровалась деятельность профсоюзов, Всеэстонского союза сельских трудящихся, стали выходить новые демократические газеты. Были закрыты все реакционные организации фашистского толка, обновлен за счет участников революционного движения рабочих и крестьян го­сударственный аппарат.

      5 июля 1940 г, вынужденный подчиниться воле трудящихся, пре­зидент К. Пяте подписал совместно с премьер-министром И. Варесом постановление о назначении выборов нового состава Государственной думы и о предоставлении правительству полномочий «сделать соответ­ствующие распоряжения для скорейшего проведения выборов».1 В тот же день правительство издало распоряжение о назначении выбо­ров в Государственную думу на 14 и 15 июля 1940 г. и о том, что при проведении выборов следует руководствоваться старым Законом «О выборах в Государственную думу», однако в целях демократизации системы выборов из 78 параграфов этого закона б были полностью или частично отменены, 19 в существенной своей части изменены, а в 8 па­раграфах внесены поправки редакционного порядка. В частности, были отменены §§ 40 и 71 Закона «О выборах в Государственную думу», устанавливавшие, что в тех избирательных округах, где выдвинут один кандидат, выборы не проводятся, а главный комитет по выборам при­знает их избранными без голосования. Был предусмотрен более демокра­тический порядок выставления кандидатов: требовалось представление петиции о выдвижении кандидата, подписанной не менее чем 50 изби­рателями; все кандидаты обязаны были представить свои избиратель­ные платформы. Были предусмотрены более сжатые сроки проведения всех необходимых подготовительных мероприятий (в отношении вы­ставления и регистрации кандидатов, образования и деятельности из­бирательных комитетов и т. д.).

      Хотя правительство И. Вареса имело возможность, соответственно изменив Закон «О создании Государственного совета», сформировать вторую палату парламента — Государственный совет из представителей трудящихся, тем не менее, учитывая, что Государственный совет — не представительный орган и в силу этого не может быть частью такого представительного учреждения, каким является демократический пар­ламент, было решено его не формировать.

      Во время подготовки к выборам 22 демократические организации трудящихся — профсоюзы, Союз сельских трудящихся, Коммунисти­ческий Союз Молодежи, Союз больничных касс, Рабочая спортивная лига и другие — во главе с Коммунистической партией Эстонии объеди­нились в единый избирательный блок трудящихся—.Союз трудового народа Эстонии. 6 июля была опубликована избирательная платформа Союза трудового народа, предусматривавшая установление самой тесной дружбы с Советским Союзом, широкие демократические свободы для трудящихся, общедоступное и бесплатное обучение, всемерное раз­витие науки, культуры и искусства, повышение жизненного уровня трудящихся, оказание помощи трудовому крестьянству и т. д. Воззва­ние Союза трудового народа с большим воодушевлением было поддер­жано трудящимися. Только за один день 9 июля о своей поддержке .платформы и кандидатов Союза трудового народа заявили на собра­ниях 15 тыс. человек на острове Сааремаа, 4500 — в уезде Пярнумаа, 3500 — в Вырумаа, 2000 — в Ляянемаа, 1500 — на острове Муху, 500—в Хальяла, 400 — в Холстрере и т. д. К 14 июля к этой платформе присоединилось 618 различных общественных организаций, а о ее под­держке заявили 304 больших собраний, в которых приняли участие десятки тысяч трудящихся.

      Кандидаты Союза трудового народа Эстонии были выставлены по веем 80 избирательным округам. В то же время многие ставленники буржуазии не смогли даже собрать по 50 подписей избирателей для выставления кандидатов, противостоящих кандидатам    Союза    трудового народа. Так,  например, случилось с реакционным журналистом Салурандом, пытавшимся    выставить   свою   кандидатуру в   избирательном округе № 9  (Таллин) в противовес   кандидату   Союза   трудового   на­рода Н. Руусу. Кандидаты, которые были выставлены вне Союза трудо­вого народа, не чувствуя за собой поддержки избирателей и не рассчи­тывая на победу на выборах, сами сняли свои   кандидатуры в   пользу кандидатов Союза трудового народа.    Так,   сияли   свои   кандидатуры выставленные кандидатами вне Союза трудового народа:    по   избира­тельному округу № 65 (уезд Вирумаа, г. Нарва)—А. Пиксаар, заявив­ший при этом, что он «желает Эстонской республике успехов в ее сози­дательной работе»; по избирательному округу № 27 (уезд Ляянемаа) — В.  Маакер,  сообщивший телеграммой:  «Поддерживая настоящее пра­вительство республики и его программу, поддерживая платформу Союза трудового народа и его кандидата Уусталу, снимаю по своей инициативе свою кандидатуру в 27-м избирательном округе и призываю всех отдать голоса Уусталу»;  по избирательному округу № 71   (уезд   Вырумаа) — А. Меремаа, заявивший, что он отказывается   от    выставления    своей кандидатуры в пользу кандидата Союза трудового народа и присоеди­няется к тем, кто поддерживает платформу и кандидата этого Союза. В ряде случаев в число кандидатов стремились пробраться закоре­нелые реакционеры, участники распущенных правительством И. Вареса антинародных организаций и   другие    враждебные   народу   элементы. Часто  они «выставляли» лозунги Союза трудового народа, пользовав­шиеся поддержкой масс. В таких    случаях    окружные    избирательные комитеты на основе тех поправок, которые были внесены в избиратель­ный закон, признавали недействительными петиции о выставлении кан­дидатов. В Таллине были признаны недействительными 11 таких пети­ций. В решении окружного избирательного комитета было указано, что против некоторых из этих кандидатов неоднократно возбуждалось уго­ловное преследование, даже за  попытки изнасилования,  некоторые из них были в свое время арестованы за участие в фашистском движении вапсов, другие были известны своей активной деятельностью в реакцион­ных организациях «Исамаалийт», «Союз кавалеров «Креста свободы» и других, зарекомендовавших себя борьбой с   революционным   движе­нием трудящихся.

      Выборы в Государственную думу проходили в течение двух дней — 14 и 15 июля. Избиратели приняли чрезвычайно активное участие в го­лосовании, какого еще не знала история избирательных кампаний в Эстонии. Почувствовав себя хозяевами своей судьбы, получив впервые в истории возможность свободно и беспрепятственно голосовать за кан­дидатов, выражающих думы и чаяния народа, избиратели с большой охотой принимали участие в голосовании. В первый же день выборов — 14 июля в Таллине проголосовало 88%, в Палдиски — 98%, в ряде дру­гих мест — 70—75% избирателей.2 Для сравнения небезынтересно от­метить, что в первый день предыдущих выборов в Государственную думу, проходивших в условиях господства реакционной эстонской буржуазии, 25 февраля 1938 г. в Таллине проголосовало лишь 43,8% избирателей.3

      В выборах 14—15 июля 1940 г. приняло участие самое большое за всю предыдущую историю Эстонии число избирателей. Избирательное право было предоставлено 703 059 гражданам. В голосовании приняло участие 591 030 человек, или 84,1 % всех избирателей.

      Все кандидаты избирательного блока трудящихся были избраны депутатами Государственной думы. За кандидатов Союза трудового на­рода проголосовало 548 631 человек, или 92,8% всех избирателей, при­нявших участие в голосовании. В уезде Петсеримаа кандидаты блока трудящихся получили 96,8%, в уезде Ляянемаа— 95,3%, в уезде Пярнумаа — 95,2% всех подданных голосов.

      Реакционные эстонские эмигранты и другие идеологические при­служники и политические деятели современного международного импе­риализма пытаются утверждать, что якобы выборы в Государственную думу Эстонии, проведенные 14—15 июля 1940 г., не были демократи­ческими и что при этом не была соблюдена конституция и закон о выбо­рах. Один из них, некий Уусталу, в своей книге «История эстонского на­рода», изданной в 1952 г. в. Лондоне на английском языке,4 сетует, например, по поводу того, что вопреки конституции в 1940 г. не была сформирована вторая палата парламента — Государственный совет, что на подготовку к выборам было отведено меньше времени, чем это пред­усмотрено законом, что были «попраны» права кандидатов.

      Вопреки этим утверждениям, очевидным является то, что выборы 1940 г. были самыми демократическими из всех известных до того в исто­рии Эстонии. На выборах 14—15 июля 1940 г. избирательное право было предоставлено на 62933 человека (или на 10%) большему числу граж­дан, чем в 1938 г. В голосовании же приняло участие на 144833 чело­века, или на 33% избирателей больше, чем в 1938 г.

      В сравнении с выборами 1938 г. за кандидатов Союза трудового народа было подано на 312783 голоса, или на 132% голосов больше, чем собрали оказавшиеся избранными кандидаты в 1938 г. Если в 1938 г. каждый из 80 депутатов Государственной думы был избран в среднем голосами 2948 избирателей, то в 1940 г. — голосами 6858 избирателей. Иначе говоря каждый из 80 депутатов Государственной думы, избран­ный в 1940 г., опирался на поддержку в 2,3 раза большего числа избира­телей, чем каждый из 80 депутатов Государственной думы, избранной в 1938 г.

      Трудно утверждать, что создание в качестве противовеса Государ­ственной думе, назначаемого Государственного совета, члены которого не представляют никого, кроме самих себя, является демократической мерой. Следовательно, если бы г-н Уусталу заботился о демократии, он должен был бы приветствовать роспуск Государственного совета. Однако он укоряет «коммунистов» за то, что они распустили и вновь не сформировали Государственный совет.

      Коммунисты не боялись народа, а были с ним связаны неразрыв­ными узами, поэтому они не боялись за исход выборов, на которых народ получил полную свободу волеизъявления, и не нуждались ни в каких противовесах для учреждения, избранного народом.

      Если говорить о претензиях Уусталу по поводу «попрания» прав кандидатов (имеется в виду аннулирование петиций о выдвижении кандидатами реакционных деятелей), то следовало бы ему напомнить, что в буржуазной Эстонии до 1940 г. были лишены избирательного права не только пассивного (права быть избранным), но и активного (права избирать) десятки тысяч рабочих, крестьян и прогрессивных интеллигентов и среди них тысячи наиболее активных борцов за счастье эстонского народа, деятелей эстонского революционного дви­жения. Если было «демократичным» лишать многих тысяч деятелей революционного движения права выставлять свои кандидатуры в пар­ламент и даже права участвовать в выборах, то почему в 1940 г. стало «недемократичным» лишать деятелей контрреволюционного движения пассивного избирательного права (права быть избранным), сохраняя при этом за ними активное избирательное право (право участвовать в выборах)?! При объективном подходе к делу Уусталу должен был бы признать, что насколько недемократичным было лишение деятелей революционного движения пассивного и активного избирательного права в прошлом, настолько же демократичным было лишение пас­сивного при сохранении активного избирательного права за деятелями контрреволюционного движения в 1940 г.

      Что касается претензий Уусталу по поводу «нарушений конститу­ции» в связи с выборами 1940 г., то решение о проведении выборов было подписано как премьер-министром И. Варесом, так и президентом К. Пятсом. Этим же решением правительству было предписано «сделать соответствующие распоряжения для скорейшего проведения выборов». Не вина эстонского народа, который не принимал участия в разра­ботке конституции 1937 г., а, скорее, вина деятелей эстонского бур­жуазного государства, которые ныне находятся в эмиграции, что по конституции они наделили президента и правительство по существу неограниченными полномочиями, в том числе и правом распускать пар­ламент и назначать новые его выборы. В свое время эстонская бур­жуазия немало чернил затратила на то, чтобы доказать на основе кон­ституции 1937 г. полную бесконтрольность президента, его право издавать законы в форме декретов, равнозначные законам парламента, «в случаях неотложной государственной необходимости» и самому в дискреционном, бесспорном порядке определять эти случаи «неотлож­ной государственной необходимости». Конституция 1937 г. не предо­ставляла не только г-ну Уусталу, но даже Государственному собранию права контролировать законность деятельности президента и прави­тельства.

      Один из коллег г-на Уусталу — и ныне здравствующий за грани­цей — эксперт библиотеки конгресса США Иоганнес Клесмент об этом недвусмысленно писал в 1939 г., выражая взгляды господствовавшей тогда буржуазии: «Достаточно обоснованно то положение, что вопрос об издании декрета в силу «неотложной государственной необходи­мости» решается по усмотрению президента республики... В консти­туции нигде не предусмотрено, что парламент может проверять и делать соответствующие выводы по результатам проверки законности деятельности президента или правительства республики».5

      Справедливости же ради следует заметить, что в исторические дни июня—июля 1940 г. под давлением революционного движения масс со стороны реакционного президента республики, со стороны демократического правительства, окрыленного этим движением, было проявлено значительно больше уважения к конституции и законности, чем это было сделано всем классом эстонской буржуазии за 20 лет ее господства. Выборы 14—15 июля 1940 г. прошли в рамках конституции и тех законов, которые в то время действовали, с соблюдением того порядка выборов, который существовал раньше, и с проявлением ува­жения к символам эстонского буржуазного государства. Демократи­ческим правительством было даже отдано распоряжение: в день вы­боров 14—15 июля на всех зданиях вывесить сине-черно-белые и красные флаги,  а там, где    это    невозможно    из-за    отсутствия    красной материи,— только   государственные  сине-черно-белые флаги.

      Великой исторической заслугой эстонского, а также латышского и литовского народов является то, что они впервые в истории челове­чества сумели искусно использовать старые конституционные формы буржуазной государственности и даже ее самые отрицательные черты, которыми многие годы пользовалась буржуазия, использовать их про­тив буржуазии и впервые в мировой истории осуществить социалисти­ческую революцию мирным путем, без кровопролития, на легальной основе, при поддержке самых широких и самых разнообразных слоев населения, включая некоторые прослойки буржуазии.

      Показательно, что ни эстонская, ни международная буржуазия ни во время выборов 14—15 июля, ни после них в течение почти не­дели не предъявляли претензий по поводу мнимого «нарушения» кон­ституции и «попрания» демократии во время выборов Государственной думы.

      Официальным свидетельством со стороны международной буржуа­зии того факта, что выборы в Государственную думу Эстонии были проведены на вполне законной и демократической основе, было появ­ление на первом заседании вновь избранной Думы 21 июня 1940 г. в дипломатической ложе иностранного дипломатического корпуса. Среди дипломатов, присутствовавших при открытии вновь избранного эстон­ского парламента, присутствовали и полномочные представители тех иностранных государств, которые ныне отказываются признавать Эстонскую Советскую Республику. Эти дипломаты, вместе со всеми ли­цами, присутствовавшими на том историческом заседании обновленного эстонского парламента, торжественно прослушали исполненный орке­стром «Робеспьер» Литольфа, затем речь старейшего депутата А. Янсояа, открывшего сессию, потом «Интернационал» в исполнении орке­стра. Они спокойно наблюдали за выборами Президиума Государст­венной думы6 и лишь после того, как Дума утвердила повестку дня сес­сии, демонстративно покинули зал заседаний.

      Повестка дня и послужила причиной начавшихся с того времени обвинений со стороны буржуазии в «нарушениях» законности и демо­кратии при выборах Государственной думы. И она действительно да­вала международной буржуазии повод для серьезного беспокойства. В повестку дня Дума единогласно включила следующие вопросы: ]) о государственной власти в Эстонии, 2) о вступлении Эстонии в члены Союза Советских Социалистических Республик, 3) объявление земли собственностью народа и 4) национализация крупных предприя­тий и банков.

      Повестка дня сессии Государственной думы была предложена и ут­верждена не только депутатами Думы. За нее голосовали многие ты­сячи избирателей во время и после выборов. Незадолго до сессии — 17 июля в Таллине состоялась семидесятитысячная демонстрация тру­дящихся, участники которой требовали объявления Эстонии Советской Республикой, вступления ее в Советский Союз, национализации круп­ных предприятий и банков, объявления земли собственностью народа, прекращения спекуляции землей. Представители трудящихся высту­пили на сессии с наказами своим депутатам, содержавшими эти же требования. Представители делегаций рабочих Таллина (заводов «Крулль», «Лютера», «Айваза», «Ильмарине», Ротермана, Балтийской мануфактуры и др.). трудящихся уездов Вильяндимаа и Харьюмаа, Пярнумаа и Вырумаа, Тартумаа, Ярвамаа и города Тарту, Вирумаа и города Нарвы, Ляянемаа и города Хаапсалу, а также военнослужа­щих эстонских частей Таллинского гарнизона в своих выступлениях на сессии от имени рабочих, крестьян и всех трудящихся приветство­вали первый в истории эстонского народа подлинно представительный народный парламент и выражали надежду, что Государственная дума воплотит в жизнь требования народа и примет решение о провозгла­шении в Эстонии Советской власти, о вступлении ее в братскую семью народов Советского Союза, о национализации крупных предприятий и банков, об объявлении земли всенародным достоянием.

      Заслушав доклады депутата И. Лауристина «О государственной власти в Эстонии», депутата Н. Рууса «О вступлении Эстонии в Союз Советских Социалистических Республик», депутата А. Иыеоара «О про­возглашении всей земли собственностью народа», депутата О. Сепре «О национализации крупной промышленности и банков», а также вы­ступления в прениях по докладам 34 депутатов (по первому вопросу повестки дня — 6, по второму — 10, по третьему — 8 и по четвертому — 10 депутатов), Государственная дума единогласно приняла Деклара­цию о государственной власти в Эстонии (21 июля), Декларацию >о вступлении Эстонии в Союз Советских Социалистических Республик (22 июля), Декларацию об объявлении земли всенародным достоя­нием (23 июля) и Декларацию о национализации банков и крупной промышленности (23 июля).

      После этого Дума избрала комиссию для разработки проекта Конституции Эстонской Советской Социалистической Республики в со­ставе 25 депутатов, заслушала сообщение правительства республики о сложении им своих полномочий перед Государственной думой, выра­зила свое доверие правительству и поручила ему выполнять свои обя­занности до образования нового правительства с принятием Конститу­ции Эстонской ССР, заслушала заявление Президента республики К. Пятса с просьбой об освобождении его в связи с переходом к но­вому порядку от обязанностей президента, удовлетворила его просьбу и возложила исполнение обязанностей президента на премьер-мини­стра И. Вареса, избрала полномочную делегацию Государственной думы на седьмую сессию Верховного Совета СССР первого созыва (в составе 21 депутата) для передачи Верховному Совету СССР просьбы о принятии Эстонии в состав СССР.7

      События в то время развивались очень быстро. 6 августа Верхов­ный Совет СССР, заслушав Полномочную делегацию Государственной думы Эстонии, постановил удовлетворить просьбу эстонского народа и принять Эстонскую ССР в качестве равноправной Советской Социа­листической Республики в состав Союза ССР.

      24 августа Государственная дума собралась снова. Заслушав со­общение Полномочной делегации Государственной думы о решении Верховного Совета СССР, удовлетворившего просьбу эстонского- на­рода о принятии Эстонской ССР в состав Союза ССР, Государствен­ная дума отметила, что Полномочная делегация успешно выполнила возложенные на нее обязанности. Затем был заслушан доклад Консти­туционной комиссии о проекте Конституции (Основного закона) Эстон­ской ССР. Обсудив проект (в прениях выступило 15 депутатов), Госу­дарственная дума 25 августа единогласно приняла первую Советскую Конституцию эстонского государства.

      В Конституции Эстонской ССР получили законодательное закреп­ление Советы депутатов трудящихся в качестве политической основы, социалистическая система хозяйства и социалистическая собственность на орудия и средства производства — в качестве экономической основы Эстонской Советской Социалистической Республики. Законодательное закрепление получила руководящая роль Коммунистической партии. Были утверждены принципы развернутого социалистического демок­ратизма, провозглашены и гарантированы основные права и обязан­ности граждан, всеобщее, равное и прямое избирательное право при тайном голосовании.

      В то же время были учтены и особенности политических и эконо­мических условий Эстонии. В Эстонии было сохранено административ­но-территориальное деление на уезды. Поскольку социализм еще не победил в экономическом строе Эстонии, Конституция республики за­фиксировала, что наряду с социалистической системой хозяйства до­пускаются мелкие частные промышленные и торговые предприятия, что за единоличными крестьянскими хозяйствами закрепляется земля в установленных законом пределах. Уничтожение эксплуатации чело­века человеком провозглашалось не как достижение, а лишь как цель.

      После принятия Конституции Государственная дума провозгласила себя впредь до новых выборов временным Верховным Советом Эстон­ской ССР с передачей ему всех прав, присвоенных Верховному Совету по Конституции, избрала Президиум Верховного Совета Эстонской ССР под председательством И. Вареса, образовала новое правительство— Совет Народных Комиссаров республики во главе с И. Лауристином. Исчерпав повестку дня, 25 августа Государственная дума закончила свою работу.

      Таким образом, работа Государственной думы летом 1940 г. со­стояла из двух частей: 21—23 июля (11 заседаний) и 24—25 августа (2 заседания). В нашей литературе имеются противоречивые точки зре­ния по вопросу о том, имели ли место летом 1940 г. одна или две сессии Государственной думы. Кроме того, нет единообразия в наименовании летней сессии: в одном случае ее называют сессией Государственной думы, в другом — сессией Верховного Совета. В официальных стено­графических отчетах летняя работа Государственной думы именуется первой сессией II Государственной думы Государственная дума, об­разованная в соответствии с Конституцией 1937 г., была избрана в 1938 г.). Однако следующая ее сессия, состоявшаяся 7—9 апреля 1941 г., именуется уже второй сессией Верховного Совета Эстонской ССР первого созыва. В «Истории Эстонской ССР»8 заседания Государ­ственной думы 24—25 августа называются второй сессией Государст­венной думы.

      На наш взгляд, работу Государственной думы 21—23 июля и 24—25-августа 1940 г. следовало бы рассматривать как две сессии. Хроноло­гически первая и вторая части работы Думы разъединены между со­бой значительным отрезком времени (31 день), слишком большим для того, чтобы считать его обычным перерывом между двумя заседаниями одной и той же сессии. Кроме того, и это главное, как первая так и вторая части работы Думы по существу имели самостоятельные по­вестки дня. Вопросы повестки дня, утвержденной в начале работы Думы (21 июля), были исчерпаны уже 23 июля. 24—25 августа были решены вопросы, которые не входили в повестку дня заседаний 21—23 июля, а имели самостоятельное значение, хотя и были органически свя­заны с вопросами, решенными 21—23 июля.

      Правильное решение этого вопроса дает возможность правильно именовать Государственную думу Верховным Советом с того момента, когда о«а им стала. Естественно, что всю летнюю работу Государствен­ной думы нельзя назвать сессией (или сессиями) Верховного Совета. Верховным Советом Дума стала лишь в последний день своей работы, к концу второй сессии — 25 августа. Правильно поэтому считать, что 21—23 июля 1940 г, состоялась первая сессия II Государственной думы. 24—25 августа 1940 г. состоялась вторая сессия II Государственной думы, которая одновременно явилась и первой сессией Верховного Совета Эстонской ССР первого созыва.

      За исторически и хронологически короткий отрезок Бремени не только состоялись две насыщенных глубоким содержанием сессии Го­сударственной думы, принявших решения исторического значения. Сама Дума за это время претерпела коренное преобразование. В течение не­скольких недель произошло первое в мировой истории мирное преобра­зование парламента буржуазного государства в высший орган госу­дарственной власти Советской Социалистической Республики. Из ор­гана господства буржуазии парламент эстонского государства стал орга­ном господства рабочих и крестьян. Из недемократического и бесправ­ного учреждения, каким был эстонский буржуазный парламент в годы диктатуры буржуазии, он превратился в подлинно представительный, демократический орган, осуществляющий высшую государственную власть в Эстонии.

      Произошло небывалое доселе событие: в недрах буржуазного госу­дарства благодаря свободным всеобщим демократическим выборам, ставшим возможными в силу ряда благоприятных факторов, по воле масс появился на свет социалистический по своему составу и целям парламент. Использовав его в качестве своего главного рычага, тру­дящиеся массы, возглавляемые Коммунистической партией, произвели социалистическую революцию, преобразовав эстонское буржуазное го­сударство в Советское социалистическое государство.

      Преобразование парламента эстонского буржуазного государства в парламент Советского социалистического государства самым тесным образом связано с революционными преобразованиями, происшедшими в то время в жизни эстонского народа. 21 июня 1940 г., в день, когда в Таллине и других городах республики прошли массовые демонстра­ции, завершившиеся к концу дня сформированием демократического правительства, — в Эстонии началась демократическая, антифашист­ская революция, преследовавшая цели проведения Эстонией демокра­тической внешней и внутренней политики и еще не затрагивавшая ос­новных экономических устоев эстонского буржуазного общества. За период с 21 июня до 15 июля цели демократической революции были достигнуты: в стране был установлен демократический режим при сох­ранении частной капиталистической собственности на орудия и сред­ства производства, коренным образом был изменен курс внешней поли­тики Эстонии, ставшей честно и добросовестно выполнять взятые на себя по международным соглашениям обязательства и решительно от­казавшейся от рискованных внешнеполитических авантюр.

      Выборы II Государственной думы 14—15 июля 1940 г. явились важным переломным моментом: они знаменовали собой завершение демократической революции. Сразу же после выборов массы трудя­щихся впервые выдвинули социалистические лозунги, требовавшие дальнейших социальных перемен и затрагивавшие самые глубокие экономические и политические основы эстонского общества и государства. Массы потребовали установления в Эстонии Советской власти. Голосо­вание на выборах в Государственную думу 14—15 июля явилось важ­нейшей формой участия масс в совершении и завершении демократи­ческой революции. После выборов начался процесс перерастания де­мократической революции в революцию социалистическую.

      Вновь избранная Дума явилась основным орудием социалистиче­ской революции эстонских рабочих и крестьян. Она была призвана массами провести в обществе коренные преобразования, завершить социалистическую революцию, и о>на успешно справилась с этой зада­чей, а в ходе решения ее сама преобразовалась коренным образом, хотя и осталась при этом неизменной по своему составу.

      21 июля с принятием Государственной думой Декларации о госу­дарственной власти в Эстонии, провозглашавшей установление Совет­ской власти на всей территории Эстонии и объявлявшей Эстонию Со­ветской Социалистической Республикой, социалистическая революция в политической области в основном была завершена. 23 июля с приня­тием Государственной думой Декларации об объявлении земли всена­родным достоянием и Декларации о национализации банков и крупной промышленности была начата социалистическая революция в области экономики, которая завершена была спустя 10 лет, в 1950 г. С приня­тием этих деклараций одновременно были созданы предпосылки для совершения в недалеком будущем социалистической революции в об­ласти идеологии и культуры эстонского народа, для коренного преоб­разования самой эстонской нации в нацию социалистическую.

      Принятием 25 августа 1940 г. первой Советской Конституции Эсто­нии, преобразованием самой себя в Верховный Совет, избранием пер­вого Президиума Верховного Совета и образованием первого Совета Народных Комиссаров Эстонской ССР Государственная дума завер­шила юридическое оформление и законодательное закрепление победы социалистической революции в политической области. В ходе социали­стической революции до конца были решены все задачи совершившейся до этого демократической революции.

      В силу ряда благоприятно действовавших факторов крупнейшие революционные преобразования в Эстонии произошли в кратчайшие сроки, каких доселе не знала история мирового революционного дви­жения.

      Верховный Совет Эстонской ССР внес выдающийся вклад в эти ре­волюционные преобразования жизни эстонского народа, явился одним из главных, а на некоторых этапах этих преобразований — главным орудием социалистической революции, подлинно революционным орга­ном государственной власти. В этом его огромное историческое значе­ние, прогрессивная, преобразующая роль.

      Рекомендована сектором права Института экономики Академии наук Эстонской ССР.

      ______________________________________________

      1См: «Riigi Teataja,», 1940, nr. 60, art. 565.

      2 См.: «Kommunist», 15. juulil 1940.

      3См.: «Paevaleht, 25. veebruaril 1938.

      4См.: Evald Uustalu. The history of Estonian people, Lnd, 1952, p. 243.

      5 См.: «Uus Eesti», 17. jaanuaril 1939, lk. 14.

      6 Президиум Государственной думы в отличие от Президиума Верховного Совета выполнял лишь функции по созыву и ведению сессий Государственной думы.

      7 См.: Riigivolikogu Il koosseis I istungjark 1.—13. koosolek. Stenograafilised aruan-ded, 1940.

      8 См.: История Эстонской ССР. Под ред. Г. И. Наана, изд. 2-е, Таллин, 1968, стр. 601.

    Информация обновлена:12.09.2006


    Сопутствующие материалы:
      | Персоны | Книги, статьи, документы 
      

    Если Вы не видите полного текста или ссылки на полный текст статьи, значит в каталоге есть только библиографическое описание.

    Copyright 2002-2006 © Дирекция портала "Юридическая Россия" наверх

    Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
    Rambler's Top100 Яндекс цитирования

    Редакция портала: info@law.edu.ru
    Участие в портале и более общие вопросы: reception@law.edu.ru
    Сообщения о неполадках и ошибках: system@law.edu.ru