Учиться в России!
Регистрация »» // Логин:  пароль:

Федеральный правовой портал (v.3.2)
ПОИСК
+ подробный поиск
Подняться выше » Главная/Все статьи/

Источник: Электронный каталог отраслевого отдела по направлению «Юриспруденция»
(библиотеки юридического факультета) Научной библиотеки им. М. Горького СПбГУ


Абова, Т. Е., Гурвич, М. А.
Предложения по усовершенствованию гражданско-
процессуального законодательства в работах
советских процессуалистов, 1956 - 1957 гг. /Т. Е
. Абова, М. А. Гурвич.
//Правоведение. -1958. - № 2. - с. 125 - 132
  • Статья находится в издании «Правоведение.»

  • Материал(ы):
    • Предложения по усовершенствованию гражданско-процессуального законодательства в работах советских процессуалистов, 1956 - 1957 гг.
      Абова Т. Е., Гурвич М. А.

      Т. Е. Абова, кандидат юридических наук

      М. А. Гурвич, доктор юридических наук

      Предложения по усовершенствованию гражданско-процессуального законодательства в работах советских процессуалистов, 1956 - 1957 гг.

      1

      Действующее гражданско-процессуальное законодательство знает два вида про­изводств: исковое и особое. Вопросу о ви­дах производств в связи с разработкой ГПК посвящены работы многих советских процессуалистов.1

      По справедливому мнению М. Г. Авдюкова, от термина «особое производство» надо отказаться как от весьма неопреде­ленного, ничего не дающего для положи­тельной характеристики процесса.2 При ре­шении вопроса о видах производства М. Г. Авдюков предлагает исходить из предмета судебного рассмотрения, под ко­торым он понимает: а) исковое требова­ние, б) жалобу на действия администра­тивных органов и в) заявление об уста­новлении обстоятельств, имеющих юриди­ческое значение. Соответственно этому он делит все производства на три вида: 1) исковое производство, 2) производство по жалобам на действия административ­ных органов, 3) производство по уста­новлению фактов, имеющих юридическое значение.

      При этом М. Г. Авдюков считает, что дела о расторжения брака и дела о взы­скании недоимок и штрафов по требова­ниям административных органов относятся к исковому производству. Особенности же, имеющиеся при рассмотрении данной ка­тегории дел, по его мнению, не суще­ственны и не выходят за пределы инсти­тута искового производства. В новом ГПК автор предлагает устранить некоторые из этих особенностей (например, устано­вить единый порядок принудительного взыскания с колхозов задолженности по всем видам заготовок; отменить нормы, запрещающие суду давать отсрочку и рас­срочку исполнения решений по данной ка­тегории дел и т. п.) и тем самым прибли­зить указанную категорию дел к исковому производству.

      Ко второму виду производств М. Г. Ав­дюков относит жалобы на действия адми­нистративных органов: а) жалобы на не­правильности в списках избирателей, б) жа­лобы на взыскание недоимок с колхозных дворов и единоличников,3 в) жалобы на действия нотариусов, г) жалобы на отказ жилищных органов произвести обмен.

      В третьем виде производства нет сторон, нет иска и нет спора. Сюда автор относит дела об установлении фактов, имеющих юридическое значение, о признании лица безвестно-отсутствующим и безвестно-от­сутствующего умершим, а также вызывное производство.

      Классификация видов производства, предложенная М. Г. Авдюковым, вызвала возражения со стороны А. Ф. Козлова 4 и А. А. Добровольского.5 Например, А. Ф. Козлов указывает, что такие особенности в рассмотрении дел по расторжению брака и взысканию недоимок по требованиям административных органов, как двустадийное рассмотрение бракоразводных дел, исполнение решений самим взыскателем, право на возбуждение дела только при на­личии имущества должника по делам о недоимках и другие, не позволяют отнести их к делам искового производства.

      В отличие от М. Г. Авдюкова, А. Ф. Козлов считает, что все существующие производства в советском гражданском процессе следует разбить на следующие группы: 1) исковое производство; 2) осо­бые производства, которые в свою очередь подразделяются на особоисковые произ­водства (к ним А. Ф. Козлов относит дела по расторжению брака и взысканию недо­имок) и производства по жалобам на дей­ствия административных органов; 3) про­изводства по бесспорным делам. Исковое производство, по мнению А. Ф. Козлова, представляет собой общий порядок защи­ты прав граждан и организаций, а особое производство объединяет категории дел с иными процессуальными формами, чем исковое производство.

      А. А. Добровольский, возражая против наличия двух различных видов судопроизводств для единой по своей природе груп­пы дел о недоимках и штрафах, считает, что деление судопроизводств на исковое и особое, предусмотренное действующим ГПК., целесообразно сохранить как вполне оправданное. Поскольку природа дел по жалобам на неправильности в списках из­бирателей и о недоимках и штрафах, ука­зывает автор, существенно отличается от общеисковых дел, то дела о недоимках и штрафах должны быть выделены в само­стоятельный вид — «особоисковые произ­водства».

      По нашему мнению, в этом вопросе прав М. Г. Авдюков, полагающий, что производства по жалобам на действия ад­министративных органов являются само­стоятельным видом производства, так как в данных делах, в отличие от дел о взы­скании недоимок, отсутствует исковое тре­бование. Справедливо мнение М. Г. Авдюкова и о том, что дела о взыскании недо­имок по требованиям административных органов и бракоразводные дела являются исковыми. Вместе с тем, нельзя не учиты­вать, как это правильно показал А. Ф. Коз­лов, что процессуальные особенности в рассмотрении этих дел имеют существен­ное значение, не позволяющее объеди­нить Их с делами общеискового произ­водства.

      Кроме того, едва ли можно признать форму обращения в суд в качестве основ­ного критерия классификации, как это делает М. Г. Авдюков. Предметом судеб­ного рассмотрения является не жалоба и не заявление о признании фактов, а спор­ные правоотношения или те факты, которые обратившееся в суд лицо просит уста­новить. К тому же Авдюков неосновательно ставит в один ряд исковое требование, представляющее собой само спорное мате­риально-правовое отношение, и жалобу, являющуюся всего лишь формой обраще­ния в суд. Правильнее было бы говорить не об исковом требовании как форме обращения в суд, а об исковом заявле­нии.

      Поскольку для установления характера судопроизводства имеет решающее значе­ние характер того правоотношения, кото­рое подлежит рассмотрению,6 все производства, по нашему мнению, можно было бы разделить на следующие виды: а) об­щеисковое производство, б) производство по исковым делам, подчиненным особым правилам, в) производство по жалобам на действия административных органов, г) производство по бесспорным делам. При этом следует иметь в виду, что рас­смотрение дел, перечисленных в пунктах «б», «в» и «г», на практике неизбежно подчиняется ряду правил общеискового производства, как, например, правилам представления доказательств, судебного разбирательства, вынесения судебных по­становлений и других, поскольку послед­ние не исключаются особыми правилами, регулирующими эти производства.

      Среди авторов, исследовавших вопрос о видах производства, нет разногласия, в том, что в делах об установлении фак­тов, имеющих юридическое значение, от­сутствует спор о праве и что потому они должны быть выделены в самостоятельный вид производства.

      Некоторые авторы высказываются за расширение категории дел, подлежащих рассмотрению в бесспорном порядке. Так, А. А. Добровольский предлагает предоста­вить суду право рассматривать дела по установлению любых фактов, имеющих юридическое значение, исключая факты, установление которых законом отнесено к компетенции других органов. Соответ­ствующие нормы, по мнению автора, должны быть включены в ГПК всех союз­ных республик. В. К. Пучинский предла­гает отнести к компетенции суда призна­ние лица недееспособным, закрепив прави­ло об этом в будущем ГПК, в разделе, посвященном неисковому производству.8 Это предложение представляется нам це­лесообразным, подлежащим учету при разработке будущего ГПК.

      2

      Большое внимание советские процессуа­листы уделяют вопросу о системе буду­щего гражданско-процессуального кодек­са.9 Большинство авторов, исследовавших этот вопрос, пришло к выводу о желательности единства системы будущих рес­публиканских кодексов, ибо это позволит избежать не обоснованных национальными особенностями различий в содержании ин­ститутов процессуального права, облегчит изучение гражданско-процессуального пра­ва и подготовку кадров. Поэтому следует согласиться с К. С. Юдельсоном, что един­ство системы ГПК должно быть обеспече­но Общесоюзными основами законодатель­ства по гражданскому судопроизводству.10

      Все авторы, работавшие над проблемой систематизации будущего кодекса, счи­тают, что система действующего ГПК имеет большие недостатки. Так, Н. А. Чечина и Д. М. Чечот отмечают, что систе­ма действующего ГПК не отражает внут­ренней связи между отдельными институ­тами, не показывает их взаимной зависи­мости и обусловленности; процессуаль­ные нормы изложены сплошь и рядом не­последовательно. Такие важные институты гражданско-процессуального права, как встречный иск. поворот исполнения судеб­ных решений и другие, в действующем ГПК вообще не регламентированы.И

      Н. А. Чечина, Д. М. Чечот, П. В. Логи­нов и К. С. Юдельсон рекомендуют строить систему будущего ГПК по ста­диям рассмотрения дела в судебных ин­станциях в следующем порядке: 1) произ­водство в суде первой инстанции; 2) про­изводство в суде второй инстанции; 3) пе­ресмотр решений и определений, вступив­ших в законную силу; 12 4) исполнительное производство.

      Поскольку перечисленным стадиям присущи некоторые общие принципы и поло­жения, сторонники указанной точки зре­ния предлагают включить в ГПК в каче­стве первого раздела общую часть, где были бы помешены нормы, составляющие отдельные институты, в равной мере отно­сящиеся ко всем стадиям процесса. В эту часть должны войти главы о лицах, уча­ствующих в деле, доказательствах и ряд других. П. В. Логинов, кроме того, пола­гает, что здесь же следует изложить нормы, устанавливающие задачи правосудия по гражданским делам, действие ГПК во времени и пространстве. По мнению Н. А. Чечиной и Д. М. Чечота, данную часть необходимо начинать с главы об основных принципах процесса. В отдельной главе целесообразно объединить нормы, регули­рующие процессуальное положение суда,. включая нормы о подведомственности и подсудности, с точным перечнем дел, под­ведомственных суду.

      Вторая часть ГПК — «Производство в суде первой инстанции» — должна, по мнению перечисленных авторов, состоять из двух разделов: исковое и особое произ­водство. Причем Н. А. Чечина и Д. М. Че­чот к последнему относят все дела, кото­рые в настоящее время принято относить, к делам особого производства, а П. В. Ло­гинов дела особого производства ограни­чивает только бесспорными делами, выде­лив производство по жалобам на непра­вильные действия административных орга­нов в самостоятельную часть. Что же ка­сается производства по расторжению брака, то П. В. Логинов полагает, что данное производство следует выделить в самостоятельный раздел ГПК. Высказано также предложение (Н. А. Чечина и Д. М. Чечот) исключить дела о растор­жении брака из подведомственности суда. В третьей части — «Производство в суде второй инстанции» — авторы рассматри­ваемой системы кодекса предлагают вос­произвести все оправдавшие себя на практике нормы действующего ГПК и допол­нить их более детальными нормами о по­рядке деятельности суда второй инстан­ция (нормами о новых материалах, кото­рые стороны вправе представлять в суд второй инстанции, нормами, раскрываю­щими понятия незаконности и необоснован­ности судебных решений и определений и др.).

      В отношении пересмотра решений в по­рядке надзора Н. А. Чечина и Д. М. Че­чот высказываются за возврат к Закону о судоустройстве 1938 г., что, по их мне­нию, способствовало бы укреплению авто­ритета судов первой инстанции, а также повысило бы ответственность судов второй инстанции. Нам представляются нецеле­сообразными эти рекомендации, ибо дей­ствующая система опротестования судеб­ных постановлений в порядке надзора вполне оправдала себя на практике.

      Против построения системы ГПК в за­висимости от стадии рассмотрения деля в судебных инстанциях выступил А. Ф. Козлов, основные возражения которого--сводятся к следующему. Во-первых, по его мнению, действующее право не знает та­кого института, как производство в суде первой инстанции. Во-вторых, система ГПК, предложенная Н. А. Чечиной и Д. М. Чечотом, противоречива, так как исключает из раздела, регулирующего производство в суде первой инстанции, пересмотр реше­ний по вновь открывшимся обстоятельствам. В-третьих, критикуемая система приведет к неравномерному распределе­нию норм ГПК.13

      Возражения А. Ф. Козлова не колеблют, однако, позиции, занятой Н. А. Чечиной, Д. М. Чечотом, П. В. Логиновым и К. С. Юдельсоном. Отношения (деятельность), составляющие производство в суде первой инстанции, несомненно объединены общей .задачей. Законченность, цельность и един­ство формы этого производства14 обу­словливают необходимость объединения норм, регулирующих производство в пер­вой инстанции, в один раздел.

      То обстоятельство, что пересмотр реше­ний по вновь открывшимся обстоятель­ствам выделен из раздела «Производство в суде первой инстанции» в самостоятель­ный раздел, в действительности не противо­речит системе, предложенной названными авторами: пересмотр решений по вновь открывшимся обстоятельствам является одним из видов проверки правильности решений, что не входит в компетенцию суда первой инстанции.

      Едва ли серьезен и довод А. Ф. Козлова о неравномерности распределения норм в предложенной системе ГПК, ибо нельзя в жертву техническим соображениям при­носить сущность и целесообразность клас­сификации.

      А. Ф. Козлов полагает, что система бу­дущего ГПК должна быть построена по видам производства, представленным в ко­дексе в виде самостоятельных частей. Ис­ходя из этого, он рекомендует следующий перечень частей ГПК: а) «Общая часть», в которую должны войти нормы, относя­щиеся ко всем видам производства; б) «Общеисковое производство», охваты­вающую нормы о предварительной подго­товке дела, судебном разбирательстве и вынесении решений; в) «Особые производ­ства», включающую два раздела: особоисковые производства (производство по расторжению брака и взысканию недои­мок) и производства по жалобам на дей­ствия органов государственного управле­ния; г) «Бесспорные производства»; д) «Проверка законности судебных поста­новлений», включающая обжалование су­дебных решений и определений, пересмотр их в порядке надзора и по вновь открыв­шимся обстоятельствам; е) «Исполнитель­ное производство».

      Во-первых, предложенная А. Ф. Козло­вым система ГПК лишена единого осно­вания. За критерий деления автор прини­мает виды производства, однако, в проти­воречие с этим, он включает в систему ГПК части, объединяющие нормы, относя­щиеся к отдельным стадиям процесса. Во-вторых, так называемые особые и бесспор­ные производства, наряду со специальными правилами, регулируются многими пра­вилами общеискового производства, имею­щего, таким образом, по отношению к ним общее значение. Существование в кодексе общеискового производства и особых производств как равнозначных частей не соответствует этому соотношению.

      Нельзя согласиться и с тем, что А. Ф. Козлов объединяет в одном разделе обжа­лование судебных решений и определений, не вступивших в законную силу, и пере­смотр судебных постановлений, вступив­ших в законную силу. Между тем и дру­гим видом проверки законности и обосно­ванности судебных постановлений имеются существенные процессуальные различия, прежде всего в самом объекте пересмотра и круге лиц, управомоченных требовать пересмотра решений, а потому объедине­ние их в один раздел системы неправильно.

      Предложения Н. А. Чечиной, Д. М. Чечота, П. В. Логинова и К. С. Юдельсона о построении системы ГПК в зависимости от стадий рассмотрения дела в судебных инстанциях должны быть, по нашему мне­нию, использованы в будущем ГПК РСФСР.

      Советский суд рассматривает и уголов­ные и гражданские дела. Конечно, ряд су­щественных отличий между порядкам» рассмотрения уголовных и гражданских дел неизбежно обусловливает и различия в системах соответствующих кодексов. Однако чем меньше будет необоснованных различий в системах этих кодексов, тем легче будет ими пользоваться в практиче­ской работе. Предложения названных ав­торов представляются более целесообраз­ными и с этой точки зрения.

      Исходя из этой основы и учитывая не­обходимость отражения в ГПК соотноше­ния общих правил, регулирующих все виды производств, и специальных правил, кото­рые в качестве исключительных норм при­меняются в отдельных производствах (исковых и неисковых), мы считали бы целесообразным предусмотреть в составе ГПК четыре части:

      a) «Общее производство», содержащая правила, относящиеся ко всем производ­ствам. Эту часть ГПК следует подразде­лить на разделы, предложенные Н. А. Че­чиной, Д. М. Чечотом, П. В. Логиновым, К. С. Юдельсоном, не включая в нее, ра­зумеется, специальных правил, относящих­ся к бесспорным производствам, бракораз­водным делам, ряду административно-правовых отношений и исполнительному производству;

      б) «Особые правила», в которой должны быть сосредоточены специальные нормы, имеющие характер исключения из правил общего производства. Сюда относятся под­чиненные особым правилам исковые дела, дела по жалобам на действия администра­тивных органов, бесспорные дела;

      в) «Исполнительное производство».

      г) «Правила, регулирующие отношения с зарубежными странами».

      3

      В науке гражданско-процессуального права существуют различные точки зрения на процессуальное положение сторон, про­курора, органов государственного управ­ления, участвующих в деле для дачи за­ключения, судебных представителей. Все эти вопросы приобрели еще большую ак­туальность в связи с разработкой ГПК. Так, проф. К. С. Юдельсон справедливо полагает, что, поскольку полнота прав сторон составляет не только юридический, но и политический вопрос, нормы о про­цессуальном положении сторон должны быть единообразно урегулированы во всех республиканских кодексах.15

      Почти все процессуалисты считают, что прокурор, обладая всей полнотой процес­суальных прав, вне зависимости от формы его вступления в процесс, стороной не яв­ляется, а занимает) самостоятельное про­цессуальное положение в качестве органа надзора за законностью. 16 Правила, регу­лирующие процессуальное положение про­курора, должны быть в будущем ГПК выделены в самостоятельный параграф в главе, посвященной лицам, участвую­щим в деле. Не является прокурор и пред­ставителем стороны. Поэтому правильно предложение Л. Матлин об иключении из нормы ст. 20 ГПК РСФСР указания на то, что в случаях, предусмотренных ст.ст. 2, 12 и 172 ГПК, прокурор участвует в каче­стве представителя стороны.17

      Дискуссионным в теории гражданско-процессуального права является вопрос о процессуальном положении органов госу­дарственного управления, участвующих в процессе либо для дачи заключения, либо в качестве лиц, защищающих от своего имени чужие права и интересы. Та­ковы органы опеки и попечительства, жи­лищно-коммунальные органы, земельные, финансовые, кредитные учреждения. Дей­ствующий ГПК не регулирует процессуаль­ного положения указанных органов. При­влечение их в дело происходит в настоя­щее время применительно к ст. 172 ГПК, требующей серьезного изменения.

      Глубокий и интересный анализ процес­суального положения указанных органов содержится в работах А. А. Доброволь­ского,18 который убедительно показал, что неправильно рассматривать органы гос­управления, участвующие в процессе, в ка­честве третьих лиц, свидетелей или экс­пертов. Однако автор непоследователен, когда заявляет, что госорганы, участвую­щие в деле для дачи заключения, следует именовать термином «третья лица», ввиду известного, как он полагает, сходства ме­жду ними и третьими лицами без само­стоятельных исковых требований. Исходя из этого, он предлагает в будущем ГПК предусмотреть два вида третьих лиц без самостоятельных исковых требований. Если же госорган заявляет иск в чужих инте­ресах, то, по его мнению, он является истцом особого вида. Отсюда его предло­жение предусмотреть в главе о сторонах два вида истцов. Едва ли, однако, можно принять это предложение. Во-первых, не­правильно делить единый по своей при­роде институт участия органов госуправления в гражданском процессе на два вида. Объем прав у таких органов, уча­ствующих в процессе для дачи заключения и предъявляющих иск в чужих интересах одинаков, различна лишь форма вступле­ния их в процесс, не имеющая для содер­жания их прав принципиального значения. Во-вторых, цель вступления в процесс, задачи и даже объем процессуальных прав и обязанностей у органов госуправ­ления, участвующих в процессе для дачи заключения, как это убедительно показал сам же А. А. Добровольский, настолько своеобразны и отличны от третьих лиц без самостоятельных исковых требований, что объединение их в одном процессуальном институте было бы нецелесообразно.

      В этом вопросе, как нам кажется, прав К. С. Юдельсон, предлагающий выделить правила об участия органов госуправления в самостоятельную главу в разделе, по­священном лицам, участвующим в процес­се, поместив ее непосредственно после главы о сторонах, третьих лицах и проку­роре.

      Что касается конкретных правил об уча­стии данных лиц в процессе, то здесь сле­довало бы учесть рекомендации А. А, Добровольского, предлагающего предусмо­треть в будущем ГПК право на вступле­ние этих органов в процесс по собственной инициативе, предоставить им право обжа­лования решения, даже если они не при­нимали участия в деле, закрепить в ГПК нормы, определяющие, в каком порядке и по каким вопросам соответствующий гос­орган должен предоставлять суду свое заключение.

      4

      В связи с подготовкой республиканских кодексов возрос интерес к вопросу о праве судебно-кассационной инстанции изменять по существу решение в суде первой ин­станции. Н. А. Чечиной и Д. М. Чечотом вы­сказано мнение о нецелесообразности пра­вила, устанавливаемого ст. 246-а ГПК;19 А. А. Добровольский выступает за сохра­нение существующих правил о полномо­чиях суда второй инстанции;20 К. И. Ко­миссаров и А. Ф. Клейнман придержи­ваются противоположной точки зрения и предлагают расширить полномочие судов кассационной инстанции.21

      А. Ф. Клейнман считает, что кассацион­ные и судебно-надзорные инстанции должны иметь право выносить решение по существу дела, в случае полноты и ясности фактической стороны дела и при условии явки сторон в заседание суда.

      К. И. Комиссаров предлагает в буду­щем ГПК четко разграничить понятие из­менения решения и вынесения нового ре­шения, причем право суда выносить новое решение нужно расширить, а право на изменение решений ограничить. По его мнению, суд вправе изменить решение в случае допущения судом первой инстан­ции арифметической ошибки, ошибки в применении действующих цен, снижения размера присужденного, приведения резо­лютивной части решения в соответствие с фактическими обстоятельствами, установ­ленными судом первой инстанции.

      Вынести новое решение, как заявляет К. И. Комиссаров, суд второй инстанции вправе при условии, что фактические об­стоятельства дела полностью исследованы и. нет надобности в собирании и проверке новых доказательств, а также в случае неправильного применения судом первой инстанции закона, либо, если суд первой инстанции сделал логический вывод, не соответствующий установленным обстоя­тельствам дела. Причем право вынести но­вое решение суд второй инстанции должен иметь, по словам автора, вне зависимости от того, присутствуют ли при этом стороны.

      Следует согласиться с А. Ф. Клейнманом и К. И. Комиссаровым в том, что» полномочия суда второй инстанции должны быть в будущем ГПК расширены. К. С. Юдельсоном также было высказано суждение о том, что суды второй инстан­ции вправе изменить судебное решение,, если будет констатировано, что все об­стоятельства дела установлены бесспорно,, но неправильны выводы.22 По справедли­вому замечанию К. С. Юдельсона, подобное изменение решения не есть вынесение нового решения. Однако К. С. Юдельсон неправ, исключая из правомочий суда вто­рой инстанции возможность приведения фактической части основания решения в соответствие с собранными и проверен­ными доказательственными фактами и счи­тая, что в подобном случае суд второй ин­станции превратится в апелляционный суд. В настоящее время нет основания поддер­живать тенденцию сужения правомочий; суда второй инстанции и исключать воз­можность приведения фактического осно­вания решения в соответствие с собран­ными доказательствами. При этом должна быть полная уверенность, что тот же вы­вод был бы сделан и судом первой ин­станции, если бы дело было ему возвра­щено с указанием допущенной им непра­вильной оценки фактов и доказательств.. Данное условие исключает возможность превращения кассационного суда в суд: первой инстанции.

      Вместе с тем нельзя признать правиль­ным предложение К. И. Комиссарова о не­обходимости в будущем ГПК четко раз­граничить понятие изменения решения и вынесения нового решения. Представляет­ся, что в правилах, содержащихся в п. «в» ст. 246-а ГПК РСФСР, нет каких-либо различий по существу.23 Словами «судеб­ное решение» следует обозначать только действие, по существу и по форме являю­щееся ответом суда первой инстанции на исковое требование. Отсюда всякое дей­ствие суда, преобразующее решение, должно называться «изменением решения». От выражения же «вынесение нового решения» следует отказаться как от сбивчи­вого и порождающего путаницу процес­суальных понятий.

      Для исправления таких недочетов, как-арифметическая ошибка, ошибка в приме­нении действующих цен и т. п. в будущем ГПК следовало бы ввести термин «исправ­ление решения», что должно означать приведение решения как документа в соответствие с действительно изъявленной су­дом волей. Такое исправление не является изменением решения по существу.

      5

      Как уже указывалось, авторы, работав­шие над вопросом о системе ГПК РСФСР, считают, что в будущем ГПК правила, ре­гулирующие использование доказательств, следует сконцентрировать в одной главе и поместить ее в разделе, посвященном об­щим положениям.

      Нам, однако, представляется, что эти правила относятся в основном к произ­водству суда первой инстанции. Выше­стоящие суды проверяют результаты до­казывания — выводы об искомых фактах, сделанные судом первой инстанции из оценки доказательств. Поэтому мы считали бы целесообразным поместить указанные правила в части ГПК «Общее производ­ство» с отнесением их к разделу «Произ­водство в суде первой инстанции»..

      Что же касается концентрации всего от­носящегося к доказыванию нормативного материала в одном месте, то по этому во­просу ряд интересных мыслей высказал Ю. К. Ооипов,24 который считает, что гла­ву о доказательствах следует подразде­лить на две части: в первой из них сосре­доточить общие правила исследования и оценки доказательств, а во второй — пра­вила об отдельных видах доказательств, которая, в свою очередь, должна состоять из параграфов о показаниях сторон и сви­детелей, о письменных доказательствах, заключениях экспертов, заключениях орга­нов государственного управления.

      В главах о доказательствах, по мнению автора, необходимо указать средства, ко­торые могут быть использованы как дока­зательства. К последним он относит и до­казательственные факты.

      Ю. К. Осипов полагает, что в будущем ГПК следует точно определить понятие предмета доказывания и оснований осво­бождения от доказывания.25 Под предме­том доказывания он понимает факты, с которыми материальный закон связывает возникновение, изменение и прекращение правоотношений сторон. В качестве же оснований освобождения от доказывания в будущем ГПК должны быть предусмот­рены общеизвестные, преюдициальные и презюмируемые факты. Сама по себе мысль о необходимости с достаточной пол­нотой законодательно урегулировать во­прос о фактах, не подлежащих доказыванию, представляется нам несомненной. Однако более правильным и последова­тельным было бы разделение вопросов об общеизвестных и предрешенных фактах, принимаемых судом без проверки, и о фак­тах, от доказывания которых освобож­дается ссылающаяся на них сторона, с перенесением бремени доказывания про­тивного на другую сторону. В этом отно­шении правильными следует считать сооб­ражения, высказанные Л. П. Смышляевым, относящим доказательственную пре­зумпцию к институту распределения бре­мени доказывания.26

      Справедлива также мысль Ю. К. Осипова о том, что в будущий ГПК необходимо ввести правило, обязывающее суд выно­сить решение исключительно на основания тех доказательств, которые были исследо­ваны в судебном заседании. Норму ст. 118 ГПК автор предлагает изложить в иной редакции: доказательства должны пред­ставляться сторонами, а также могут быть собираемы судом по просьбе сторон или по собственной инициативе в случаях, когда для сторон представление их за­труднительно.27 Представляется, однако, нецелесообразным ограничивать инициати­ву суда в собирании доказательств слу­чаями, когда сторонам это сделать затруд­нительно.

      Ю. К. Осипов правильно отмечает, что в ГПК следует четко сформулировать прин­ципы относимости и допустимости доказа­тельств. Верно, по нашему мнению, и его предложение об отмене ограничения в спо­собах доказывания договора займа, суще­ствующих в настоящее время согласно примечанию к ст. 136 ГК РСФСР. Требо­вать обязательную письменную форму для этих договоров—означает нередко ста­новиться на сторону тех, кто нарушил нормы коммунистической морали, оказался недобросовестным.

      6

      Советскими процессуалистами высказан ряд интересных соображений и по другим вопросам кодификации гражданского про­цессуального законодательства. Так, К. С. Юдельсон предлагает отнести к подведом­ственности суда только споры, в которых хотя бы одной стороной является гражда­нин или колхоз. Споры между социа­листическими организациями, в том числе дела по спорам, вытекающим из до­говоров перевозки и операций Госбанка, по его мнению, следует отнести к компетенции арбитражных органов; рассмотрение же всех дел, подведомственных судебным органам, сосредоточить в народном суде, в том числе и дел по расторжению брака.28 Аналогичное мнение было высказано А. Ф. Клейнманом, который полагает, что народный суд территориально близок к на­селению и достаточно подготовлен, чтобы решать все дела.29

      В. П. Волжаниным сделано полезное предложение о том, чтобы в будущем ГПК было предусмотрено правило о пово­роте исполнения в случае отмены решения в кассационном порядке по жалобам и протестам, на подачу которых был вос­становлен срок на обжалование.30

      Интересные предложения содержатся в работе Л. С. Морозовой,31 которая, в ча­стности, считает, что пересматривать дела по вновь открывшимся обстоятельствам должны суды, вышестоящие по отношению к народным судам в качестве судов пер­вой инстанции.

      Из п. «в» ст. 251, по мнению Л. С. Моро­зовой, должно быть исключено указание на обстоятельства, связанные с преступ­ными действиями членов суда, как на вновь открывшиеся обстоятельства, ибо решение, вынесенное таким составом суда, не есть акт правосудия и должно быть от­менено в порядке надзора.

      Все перечисленные предложения заслу­живают серьезного внимания и учета при разработке будущего ГПК РСФСР.

      _________________________________

      1 См. М. Г. Авдюков. Виды произ­водств в советском гражданско-процес­суальном праве. Вестник МГУ, 1956, № 2; А. Ф. Козлов. Виды производств по со­ветскому гражданско-процессуальному пра­ву и система будущего ГПК РСФСР. Сб. «Вопросы кодификации советского законо­дательства», Свердловск, 1957; А.А.Доб­ровольский. К разработке гражданско-процессуального кодекса РСФСР. «Совет­ская юстиция», 1957, № 3; В. К. Пучинский. Судебное признание лица недееспособным. «Советская юстиция», 1957, № 4.

      2 М. Г. Авдюков, ук. соч., стр. 112.

      3 После издания постановления ЦК КПСС и Совета Министров СССР от 4 июля 1957 г. «Об отмене обязательных поставок сельскохозяйственных продуктов государству хозяйствами колхозников, ра­бочих и служащих» (СП СССР, 1957, № 13, ст. 124) производство по таким жалобам теперь не имеет места.

      4 А. Ф. Козлов, ук. соч.

      5 А. А. Добровольский, ук. Соч

      6 См. А. А. Добровольский, ук. соч., стр. 23.

      7 А. А. Добровольский, ук. соч.,. стр. 38.

      8 В. К. Пучинский, ук. статья.

      9 См. К. С. Юдельсон. К вопросу об основах законодательства о гражданском судопроизводстве. «Советское государство и право», 1957, № 6; А. Ф. Козлов, ук. соч.; П. В. Логинов. О системе граж­данского процессуального кодекса РСФСР и некоторых вопросах гражданского про­цесса «Советское государство и право», 1956, № 8; Н. А. Чечина и Д. М. Чечот. К вопросу о системе гражданско-процессуального кодекса РСФСР. Сб. «Во­просы кодификации советского права». Изд. ЛГУ, 1957.

      10 К. С. Юдельсон. Проблема общ­ности гражданско-процессуальных кодексов союзных республик. Сб. «Вопросы коди­фикации советского законодательства». Свердловск, 1957.

      11 Н. А. Чечина и Д. М. Чечот, ук. соч.

      12 Н. А. Чечина и Д. М. Чечот делят указанный раздел на два самостоятельных раздела: пересмотр решений в порядке надзора и пересмотр их по вновь открыв­шимся обстоятельствам. Это предложение вызывает сомнения. Предметом пересмотра
      и в том и другом случае является судебное постановление, вступившее в законную силу, что и позволяет оба вида пересмот­ра объединить в один раздел, соответ­ственно выделив их в самостоятельные главы.

      13 А. Ф. Козлов, ук. соч., стр. 66—67.

      14 См. Советское гражданское процес­суальное право. Изд. ВЮЗИ, М., 1957, стр. 13.

      15 К. С. Юдельсон. Проблема общ­ности гражданско-процессуальных кодек­сов союзных республик. ук. сборник, стр. 54.

      16 См., например, И. Б. Марткович. Процессуальное положение суда и прокурора при разбирательстве гражданских дел в суде первой инстанции. Труды Ир­кутского государственного университета, т. XVII, серия юридическая, вып. 2, 1956; К. С. Юдельсон. Проблема общности ГПК союзных республик. ук. сборник, стр. 56—57,

      17 Л. Мат лян. Судебное представительство «Социалистическая законность», 1956, № 9, стр. 43.

      18 А. А. Добровольский. Участие органов государственного управления в советском гражданском процессе. Лекция. М., 1956, а также одноименная статья в журн. «Советское государство и право", 1957, № 4.

      19 Н. А. Чечина и Д. М. Чечот, ук. соч.

      20 А. А. Добровольский. К разра­ботке гражданско-процессуального кодекса РСФСР. «Советская юстиция», 1957, № 3.

      21 А. Ф. Клейнман. Основные вопро­сы кодификации советского гражданского процессуального права (Социалистическая законность и задачи советской юридиче­ской науки. Тезисы межвузовского научно­го совещания. Изд. МГУ, 1957, стр. 20). К. И. Комиссаров. О полномочиях су­да второй инстанции в новом гражданско-процессуальном кодексе РСФСР. Сб. «Во­просы кодификации советского законода­тельства». Свердловск, 1957.

      22 К. С. Юдельсон. О полномочиях судебных органов в гражданском процессе. «Социалистическая законность», 1957, № 11,. стр. 36.

      23 См. по этому поводу: М. А. Гурвич. Право кассационной инстанции изме­нить судебное решение. «Советское государство и право», 1957, № 10.

      24 Ю. К. Осипов. К вопросу о доказа­тельствах по новому гражданско-процес­суальному кодексу РСФСР. Сб. «Вопросы кодификации советского законодатель­ства». Свердловск, 1957.

      25 См. также: В. П, Волжанин. Предмет доказывания в советском гражданском процессе. Ученые записки Бело­русского государственного университета.
      1955, вып. 25, серия юридическая.

      26 Л. П. Смышляев. Предмет дока­зывания в советском гражданском процес­се. Автореферат кандидатской диссертация. М., 1954, стр. 9, См. также Советское гражданское процессуальное право, ВЮЗИ, 1957, гл. VII, § 3 (этот параграф построен с учетом положений, выдвинутых Л. П. Смышляевым).

      27 Ю. К. Осипов, ук. соч., стр. 86.

      28 К. С. Юдельсон. Проблема общности гражданско-процессуальных кодек­сов союзных республик. ук. сборник, стр. 50—51.

      29 А. Ф. Клейнман, ук. соч., стр. 20.

      30 В. П. Волжанин. Поворот испол­нения судебного решения. Ученые записки Белорусского государственного универси­тета, 1957, вып. 31, серия юридическая.

      31 Л. С. Морозова. Некоторые вопро­сы пересмотра вступивших в законную си­лу судебных решений по вновь открыв­шимся обстоятельствам. Ученые записки Туркменского государственного универси­тета, 1956, вып. VIII, стр. 196.

    Информация обновлена:25.09.2006


    Сопутствующие материалы:
      | Персоны | Книги, статьи, документы 
      

    Если Вы не видите полного текста или ссылки на полный текст статьи, значит в каталоге есть только библиографическое описание.

    Copyright 2002-2006 © Дирекция портала "Юридическая Россия" наверх

    Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
    Rambler's Top100 Яндекс цитирования

    Редакция портала: info@law.edu.ru
    Участие в портале и более общие вопросы: reception@law.edu.ru
    Сообщения о неполадках и ошибках: system@law.edu.ru