Учиться в России!
Регистрация »» // Логин:  пароль:

Федеральный правовой портал (v.3.2)
ПОИСК
+ подробный поиск
Подняться выше » Главная/Все статьи/

Источник: Электронный каталог отраслевого отдела по направлению «Юриспруденция»
(библиотеки юридического факультета) Научной библиотеки им. М. Горького СПбГУ


Козлов, А. Ф., Осипов, Ю. К.
Советское гражданское процессуальное право :
Учебное пособие /Под ред. М. А. Гурвича. М. :
Изд. ВЮЗИ, 1957, 370 с. :[Рецензия] /Д. Ф.
Козлов, Ю. К. Осипов.
//Правоведение. -1957. - № 1. - С. 142 - 146
  • Статья находится в издании «Известия высших учебных заведений:»

  • Материал(ы):
    • Советское гражданское процессуальное право : Учебное пособие /Под ред. М. А. Гурвича. М. : Изд. ВЮЗИ, 1957, 370 с.
      Козлов, А. Ф.

      Советское гражданское процессуальное право. Учебное пособие под ред. М. А. Гурвича. Изд. ВЮЗИ, М., 1957, 370 стр.

      Одним из важных условий организации самостоятельной работы студентов является обеспечение их доброкачественными учебниками, учебными пособиями. От их доступности, высокого научного уровня зависит объем и качество знаний учащихся. С этой точки зрения, изданное коллективом авторов учебное пособие по советскому гражданскому процессу заслуживает положительной оценки. В нем с известной полнотой и в сравнительно сжатой форме изложены основные институты советского гражданского процессуального права. Следует одобрительно отнестись к изменению названия правовой дисциплины. Свое наименование этот курс должен получить от названия предмета, которому он посвящается и который им изучается. Таким предметом является советское гражданское процессуальное право. Указанное положение признавалось в литературе и раньше, но курс по-прежнему назывался гражданским процессом.

      Наиболее удачно выполнены главы: “Принципы советского гражданского процессуального права” (автор проф. М. А. Гурвич), “Лица, участвующие в деле” (автор канд. юрид. наук М. С. Шакарян), “Судебные доказательства” (авторы канд. юрид. наук А. К. Сер-гун, С. С. Аксельрод). Положительным в издании настоящего пособия явилось привлечение широкого круга авторов, большинство которых молодые научные работники. Привлечение к такой серьезной работе, несомненно, способствует их научному росту.

      Несмотря на возникающие в этих случаях трудности, связанные с различным характером изложения, редактору, проф. М. А. Гурвичу в основном удалось обеспечить известную общность стиля и доступную форму изложения материала.

      Однако настоящее пособие по советскому гражданскому процессуальному праву не свободно от ряда недостатков, отдельные из которых являются существенными. Обращает на себя внимание неполнота освещения институтов гражданского процессуального права. Все теоретические положения изложены под углом зрения одного производства — общеискового. Не было сделано попыток распространить этого положения на другие производства. Отсутствуют обобщающие выводы, касающиеся именно этих производств. Можно согласиться с авторами в том, что не следует раскрывать каждое производство в отдельности. Это слишком отвлекло бы от цели пособия. Но авторы обязаны показать то общее, что характерно для всех производств, отдельные их особенности. При изучении, например, темы “Принципы советского гражданского процессуального права” устанавливается, что изложение ведется применительно к общеисковому производству. Постоянно говорится о сторонах, о суде, прокуроре и нет указаний о том, распространяются ли эти принципы на производства, которые не знают сторон, например производство по установлению юридических фактов. То же самое повторяется в теме “Лица, участвующие в деле”. В § 2 этой главы, посвященном сторонам в процессе, М. С. Шакарян кратко излагает понятие истца и ответчика и совершенно не затрагивает лиц, участвующих, например, в производстве по жалобам на неправильности в списках избирателей, на отказ исполкома местного Совета разрешить обмен жилплощади и т. д. Непонятно, допустимо ли участие сторон в этих производствах, распространяются ли приведенные в параграфе положения на заинтересованных лиц, допускаемых к участию при разрешении дел, рассматриваемых в порядке данных производств. Как известно, нормы права, судебная практика допускают участие сторон в различных производствах. Общее и особенное, касающееся учения о сторонах, должно было бы найти свое отражение в учебном пособии.

      Кроме того, название главы III “Лица, участвующие в деле” обязывало к раскрытию правового положения всех заинтересованных в разрешении дела лиц. Нельзя было только сосредоточивать внимание на сторонах, третьих лицах, их представителях, необходимо было также коснуться и таких субъектов, как заявитель в производстве по установлению фактов, имеющих юридическое значение. Их нельзя игнорировать, если излагается учение о субъектах гражданского процесса. Опять сказалось влияние одного судопроизводства. Указанный недостаток свойствен не только этим темам. Он характерен для пособия в целом.

      Неполнота освещения общих вопросов теории советского гражданского процес-суального права сказалась и в ограничении круга тем курса. Вряд ли можно считать оправданным исключение из пособия темы об исполнительном производстве. Стадия исполнения судебных решений является не менее важной, чем все предшествующие ей стадии гражданского процесса. В ней реально осуществляется защита прав и интересов граждан, организаций, она является предметом правового регулирования со стороны большой совокупности норм процессуального права. Для учащихся вопросы исполнения судебных решений постоянно создают трудности в их понимании и разрешении. Пособие могло помочь им в устранении этих трудностей.

      Неполнотой изложения вызвано одностороннее освещение отдельных наиболее важных спорных положений. Авторы правильно поступили, отказавшись от развертывания дискуссий, уклонившись от изложения многочисленных точек зрения. В противном случае усвоение материала учащимися значительно бы осложнилось. Но отказываться от раскрытия принципиально важных положений, с которыми не согласны авторы, тоже нельзя. Таким односторонним освещением страдает, например, тема “Иск” (автор проф. М. А. Гурвич). Излагая вопрос о видах исков по советскому гражданскому процессуальному праву, автор проводит свой взгляд о делении исков на три вида; о признании, присуждении, преобразовании — и не раскрывает, хотя бы в критическом плане, возражения, сделанные по этому поводу. Он ограничился только подстрочной ссылкой на то, что в настоящее время большинство ученых признает необходимость выделения преобразовательных исков в качестве отдельной категории (стр. 161).

      Игнорирование дошло до того, что в списке рекомендованной литературы по данной теме указаны преимущественно работы проф. М. А. Гурвича и исключены другие, в которых критикуются выдвигаемые им положения. То же следует сказать и об изложении сущности судебного решения. В пособии вообще ничего не говорится о наличии различных суждений, объясняющих природу судебных решений (стр. 284—287).

      Как уже отмечалось, авторы правильно поступили, изменив название учебной дисциплины. Но это изменение должно повлечь некоторые изменения в постановке вопросов и их разрешении, в особенности в таком общем разделе, как предмет и система советского гражданского процессуального права. В главе I (автор проф. М. А. Гурвич) по-прежнему, как и было при старом названии курса, излагаются задачи правосудия по гражданским делам, процессуальная форма осуществления правосудия, а затем говорится о процессуальном праве, процессе и правоотношении. Таким образом, предмет данной науки оттесняется на задний план и может показаться, что им является правосудие, процессуальная форма. Нам представляется, что изложение этой главы следовало бы начать с постановки вопроса о сущности советского гражданского процессуального права, вслед за ним раскрыть понятие гражданского процесса, показать задачи судебных органов по разрешению гражданских дел и т. д.

      Необходимо было бы выделить специальную главу или параграф о гражданском процессуальном правоотношении и его субъектах. Изложение же этих вопросов в пособии весьма кратко и представляется спорным. По мнению автора, в суде первой инстанции при разрешении гражданского дела возникает одно правоотношение, субъектами которого, с одной стороны, являются суд, а с другой — лица, участвующие в деле (стр. 14—15). Во-первых, из всего последующего изложения не ясно, можно ли считать субъектами процессуальных отношений свидетелей, экспертов, переводчиков. А они должны быть ими, так как эти лица привлекаются судом, в связи с чем они приобретают определенные процессуальные права и несут конкретные процессуальные обязанности. Во-вторых, конструирование единого процессуального отношения в производстве первой инстанции вряд ли правильно. Автор, располагая на одной стороне процессуального правоотношения суд, а на другой — группируя всех остальных лиц, участвующих в процессе, ставит их (т. е. истца и ответчика, третьих лиц, прокурора и других) как бы в одинаковое положение, обезличивает их. Между тем все они обладают различными по объему процессуальными правами и обязанностями, преследуют в процессе различные, в ряде случаев противоположные (например, истец и ответчик) цели. Поэтому лишать их самостоятельности нельзя. При разрешении гражданского дела возникает не одно, как утверждает автор, а несколько правовых отношений. Они существуют в отдельности с каждой из сторон, с каждым третьим лицом, свидетелем, переводчиком и т. д.

      Заканчивая критический разбор главы 1, необходимо указать на неверное толкование вопроса о стадиях развития судебной деятельности. Автор отказывается от установившегося взгляда о том, что стадиями гражданского процесса являются стадии возбуждения дела, предварительной подготовки, судебного разбирательства. Он делит процесс на производство в суде первой инстанции, производство в суде второй инстанции, производство по судебному надзору, производство по вновь открывшимся обстоятельствам, исполнительное производство (стр. 13). Нельзя лишать самостоятельности первые три стадии гражданского процесса.

      Как стадия возбуждения дела, так и стадия предварительной подготовки по сложности процессуальных действий по своему значению могут быть вполне приравнены к таким стадиям, как производство по вновь открывшимся обстоятельствам, обжалование. Более того, первые стадии имеют значение не только для судебного разбирательства народным судом, но и для всего гражданского процесса в целом. Возбуждение дела — это не только возбуждение производства в суде первой инстанции, это начало всего судебного процесса. Оно определяет правомерность существования всех последующих стадий. Без него не может появиться ни стадия обжалования, ни исполнительное производство. То же следует сказать о стадии предварительной подготовки. Она важна не только для разбирательства пела в суде первой инстанции, но и для всех других стадий. Известно, что в порядке предварительной подготовки суд принимает меры по обеспечению иска в целях реального исполнения будущего решения. Нельзя говорить о производстве в суде первой инстанции как о стадии процесса, ибо оно охватывает собой и исполнительное производство и производство по вновь открывшимся обстоятельствам. Процессуальная деятельность в этих производствах осуществляется при активном участии суда первой инстанции.

      В пособии имеется ряд спорных положений. При изложении института третьих лиц (§ 4, глава III) указывается, что в процессе могут участвовать заинтересованные организации, не являющиеся ни третьими лицами с самостоятельными требованиями; ни третьими лицами без самостоятельных требований (стр. 75). Называть этих субъектов просто заинтересованными организациями нельзя. Они являются органами государственного управления и как таковые принимают участие при разрешении гражданских дел. Нельзя согласиться с автором данной главы М. С. Шакаряном о том, что органы государственного управления не могут занимать процессуально-правового положения третьих лиц с самостоятельными требованиями. Такое утверждение автора обусловлено узкой трактовкой участия этих органов в процессе. Он по существу сводит их участие только к даче заключений (см. § 9). Действительно, в тех случаях, когда органы управления принимают участие в процессе в форме дачи заключений, они не могут быть отнесены ни к одному из видов третьих лиц и создать их новый вид. Они свободны от сторон, их цель — помочь суду в разрешении гражданского дела. Третьи же лица находятся в определенной связи со сторонами. Вне связи с ними они не существуют. Совершенно иное положение, если органы государственного управления осуществляют предоставленное им право на иск. Они, например, могут предъявить иск о взыскании алиментов (ст. 2 “а” ГПК РСФСР), о лишении родительских прав (ст. 66 КЗоБСО РСФСР) и т. а. Использование этого права возможно путем возбуждения гражданское дела или путем вступления в начатый процесс. В последнем случае органы государственного управления занимают процессуально-правовое положение третьего лица с самостоятельными требованиями. Необходимо в пособии показать все многообразие форм их участия.

      Спорным представляется определение элементов иска. В пособии указывается, что иск состоит из трех элементов: основания, в которое входят юридические факты, предмета, которым является правоотношение, и, наконец, содержания или формы судебной защиты, испрашиваемой истцом (стр. 148—149). Такое выделение элементов не вытекает из норм права. В ст. 2 ГПК РСФСР говорится только об основании иска и исковых требованиях: в п. “г” и “д” ст. 76 упоминается об основании иска и требований истца. Сведения об элементах иска можно почерпнуть в постановлении Верховного Суда РСФСР от ? апреля 1924 г. (протокол № 9) : “По общим началам ГПК не допускается предъявления вторичного иска теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям”. Следовательно, действующее право устанавливает два элемента иска, а не три: основание и предмет. Сравнивая между собой приведенные нормативные указания, следует прийти к выводу, что основанием иска являются юридические факты, предметом — исковые требования. В этом же направлении идет и судебная практика. От истца требуется точное указание обстоятельств, служащих основанием иска, ясное определение своих требований.

      Таким образом, выделение содержания иска в качестве самостоятельного элемента не соответствует его сущности. Содержание иска свойственно всем его элементам, оно находит свое выражение и в основании иска и его предмете. Их нельзя признать бессодержательными. Что касается спорного правоотношения, то оно, не являясь элементом иска, определяет его содержание; оно влияет и на совокупность фактов основания иска и на характер искового требования, т. е. на его предмет. Предметом иска является просьба к суду о защите интересов лица, просьба о присуждении или о признании.

      В главе о доказательствах (автор А. К. Сергун) содержится неправильное, на наш взгляд, утверждение о делении доказательств на два элемента: источник и содержание (стр. 190). В некоторых случаях выделяется третий элемент — доказательственный факт (стр. 208). Если стать на точку зрения автора, то доказательством прядется признать и свидетеля, и эксперта, и сторону, и т. д. Но физическое лицо, от которого исходят сведения о фактах предмета доказывания, не может являться составной частью этих сведений, т. е. доказательством. Необходимо все три понятия (источник доказательств, доказательство и доказательственный факт) строго разграничивать. То, что автор именует источником (свидетель, сторона и т. д.), является только источником, а не составной частью доказательства. То, что он называет содержанием доказательства (показание свидетеля, заключение эксперта и т. д.), в действительности и есть само доказательство. Точно так же обстоит дело и с доказательственным фактом. Он устанавливается при помощи имеющихся доказательств. Не будучи доказанным, сам используется как самостоятельное доказательство, а не как элемент или составная его часть.

      На стр. 211 упоминается о применении при оценке судебных доказательств метода диалектического материализма (автор А. К. Сергун). Однако анализ его применения ограничен почему-то лишь требованием рассматривать доказательства во взаимной связи, в совокупности. Известно, что диалектический метод указывает я другие требования познания явлений природы и общества. К сожалению, в пособии нет подробного изложения применения этого метода при оценке судебных доказательств.

      Нельзя согласиться с объяснением сущности государственной пошлины и судебных расходов по делу (автор главы о судебных расходах С. В. Курылев). Автор рассматривает государственную пошлину как плату за услугу, оказываемую государственным учреждением (стр. 135). Во-первых, о какой услуге можно говорить, если суд в отношении ответчика принял меры принуждения и взыскал с него расходы по госпошлине. Во-вторых, если считать госпошлину платой, то неизбежен вывод: судебная защита в Советском государстве является платной. В действительности же такой вывод был бы принципиально неверным и вредным. Правосудие является одной из форм государственного руководства обществом. Оно осуществляется государством в силу своих классовых задач. Судебная же пошлина представляет одну из форм привлечения средств по содержанию государственного аппарата. Неправильно также отождествляются судебные расходы с судебными издержками (стр. 134). Последние есть вид судебных расходов вообще. Судебные издержки предусмотрены в особом производстве по закону от 11 апреля 1937 г. Они взыскиваются в размере от 3 до 10 руб. Судебные издержки включают в себя элементы госпошлины и расходов по производству дела. В пособии ограниченна толкуется круг расходов по производству дела: из их числа исключаются расходы на представителей (стр. 138) по исполнению судебных решений (стр. 137). По мнению автора, расходы на представителя не могут быть отнесены к числу судебных потому, что его приглашение не вызывается безусловной необходимостью. Такое утверждение применимо не ко всем случаям. При определенных условиях (болезнь, командировка я т. п.) сторона особенно нуждается в услугах представителя. Далее, нельзя уйти от самого факта несения расходов. Если эти расходы связаны с делом, то их обязательно следует отнести к судебным.

      В известной мере страдает в пособии стиль изложения. Допущены некоторые повторения материала, схематизм, трактовка вопросов издалека. В этом отношении показательны первые параграфы главы IV “Подведомственность и подсудность” (автор А. А. Добровольский). Почти вся стр. 109 содержит в себе повторение в разных формулировках одной и той же мысли о том, что подведомственность есть сфера действия определенных органов. В начале страницы говорится: “суд... вправе разрешать только те вопросы, которые отнесены законом к его ведению, т. е. подведомственны ему”. И далее то ж самое: “Круг вопросов (дел), отнесенных законом к ведению... органа, составляют его компетенцию, или его подведомственность”. Затем дается понятие о подведомственности как об установленном круге вопросов (дел), которые вправе суды решать. После этого подведомственность называется юрисдикцией. Содержание § 3 повторяет сказанное в §§ 1—2. Кроме того, на стр. 122 допущена фактическая ошибка: Указ Президиума Верховного Совета СССР об изъятии из компетенции судов споров между социалистическими организациями до 1000 руб. датирован не 14 марта 1955 г., а 10 марта 1955 г.

      Несколько издалека начинается изложение вопроса о понятии судебных постановлений (автор В. К. Пучинский). Понятию судебного постановления предшествуют довольно пространные суждения о процессуальных действиях вообще, о видах их, и, наконец, читатель подводится к властным актам суда (стр. 283). Методически было бы более правильным, если бы автор сразу приступил к изложению их сущности.

      Несмотря на отмеченные недостатки, книга “Советское гражданское процессуальное право” явится полезным пособием для учащихся.

      Д. Ф. Козлов, Ю. К. Осипов, кандидаты юридических наук

    Информация обновлена:18.09.2006


    Сопутствующие материалы:
      | Персоны | Книги, статьи, документы 
      

    Если Вы не видите полного текста или ссылки на полный текст статьи, значит в каталоге есть только библиографическое описание.

    Copyright 2002-2006 © Дирекция портала "Юридическая Россия" наверх

    Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
    Rambler's Top100 Яндекс цитирования

    Редакция портала: info@law.edu.ru
    Участие в портале и более общие вопросы: reception@law.edu.ru
    Сообщения о неполадках и ошибках: system@law.edu.ru